История киевских генпланов: от Екатерины II до Кличко

 История киевских генпланов: от Екатерины II до Кличко


В конце прошлого года киевская городская власть представила проект генерального плана Киева. Городской голова Виталий Кличко призвал общественность к обсуждению с целью усовершенствовать этот план, а затем принять, чтобы последующие 20 лет Киев развивался согласно утвержденного генплана. Многим киевлянам эта идея кажется справедливой, потому что хаотичность последних лет киевской жизни таки донимает.

О том, как развивался Киев, которые у города были генеральные планы, как и почему они менялись, Радио Свобода рассказал исследователь истории архитектуры Киева в советский период Семен Широчин. История генпланов Киева Планирования развития Киева продолжительнее советский период, хотя те генеральные планы, с которыми мы имеем дело сейчас, вырастают именно из советских. Как пишет исследовательница Юлия Стеблецкая, древнейший генеральный план Киева – это конец XVIIстоліття. Правда, он касался не столько самого города, как укреплений вокруг него. А первый генеральный план Киева в более-менее современном понимании был утвержден весной 1787 года российской императрицей Екатериной II. Затем был разработан генплан в 1808 году, но по разным причинам он так и остался в проекте. Затем появился генеральный план 1833 года. А потом был еще один генплан, который разработали в 1861-1888 годах. Поэтому имеем четыре генеральные планы Киева до ХХ века.



– Семен, когда вообще возникает необходимость менять генеральный план города? Есть какие-то закономерности?

– Да. Во-первых, когда города, в которых сохранились фортификационные сооружения, которые ограничивают их рост, избавляются от фортификаций, потому что те теряют значение. Города растут, нужно открывать дороги. Поэтому, во-вторых – это развитие транспорта, автомобилей, метрополитена. Нужны широкие улицы, потому что старые улицы уже этого не позволяют. В-третьих, рост населения, следовательно в некоторых странах появляется массовое жилищное строительство. У нас оно было, и это также повлияло на развитие города, на развитие генеральных планов. То есть сама возможность массового строительства домов также сильно влияет на градостроительства и генеральные планы.

– Кто первый в ХХ веке решил, что Киеву нужен новый генеральный план?

– В 1935 году разрабатывали новый генеральный план Киева. Я считаю, что это важнейший генплан, который был разработан. Как мы видим, из предыдущего прошло уже более 70 лет. Кроме того, Киев получил столичный статус.

Пока Харьков был столицей, Киев почти не развился, здесь очень мало строили. Был период в начале 1920-х, когда за один год построили один дом. Поэтому нужна была реконструкция города. Именно тогда проанализировали: как реконструировали Париж, Вену, Москву. Как раз перед этим разработали генплан реконструкции Москвы. Исследовали очень интересный пример – как застраивали столицу Австралии. Когда Австралия получила независимость, там была проблема: в каком городе будет столица? Выбрали провинциальную Канберру – как нейтральный вариант, хотя Сидней больше. Канберра развивалась по генплану, который предусматривал расширение, новые дороги. И это был образец – на Канберру смотрели как на пример.

Киев был провинциальным городом, у него были старые узкие улицы. Много современных магистралей – это значительно расширены старые улицы.

– Предполагалось, что Киев станет столицей Украинской советской республики, сюда переедут органы власти.

– Первый фактор – столичный, второй фактор – уже была тоталитарная сталинская архитектура. А это означает окончательное решение вопросов, в том числе градостроительных. Генеральный план вроде бы сразу решал градостроительные проблемы, которые были на то время. Создавались новые мосты, развязки, дороги, магистрали, площади.

Киев, который был сочетанием поселковой застройки, где не было водоснабжения...

– Были разные районы. Во многом именно генплан 1935 года определил прокладки современных магистралей и путепроводов

– Да. Но мы в исследованиях развития городских периферий видим, как разные хутора и поселки врастали в город. И в генеральном плане 1935 года впервые говорится о том, чтобы создать единое городское среду с квартальной системой организации. Уже не дачный или сельский структура поселений, которые были, а уже кварталы, широкие улицы, магистрали, площади, районные структуры. И во многом именно генплан 1935 года определил прокладки современных магистралей и путепроводов.

– Был ли реализован этот план и насколько? И в течение какого периода?

– Его реализовали не полностью. Некоторые вещи изменились, что-то не успели, что-то дороблювали после войны. Но структура магистралей определена именно тогда. Так называемая «малая окружная», которая идет от Демеевки через Соломенку на Шулявку, потом на Сырец и потом уже до Днепра на Троещину – почти полностью повторяет структуру магистралей, предусмотренных генпланом 1935 года.

– Тогда в тех районах город заканчивалось? Потому что сейчас город продвинулось значительно дальше.

– Тогда планировалось, что разрозненные поселки будут объединены в единый город.

– Поселки или районы? Если село стало частью города, то это не означало, что там сразу появились канализация, широкие улицы

– Вопрос административное – это отдельный вопрос от градостроительного. Если село стало частью города, то это не означало, что там сразу появились канализация, широкие улицы. Это все еще нужно было сделать.

Современный бульвар Леси Украинки тоже впервые был определен в генплане 1935 года, а построен уже после войны.

– Кажется, там была киевская крепость?

– Да. Но застройка территории крепости городской средой задумана в генплане 1935 года, был задуман бульвар Леси Украинки. И современная площа Леси Украинки тогда имела вид похожий на площадь Шарля де Голля в Париже, где Триумфальная арка. И здесь такое же планировалось. То есть Париж был определенным образцом при реконструкции Киева.

– Как Вторая мировая война повлияла на планы развития Киева? Особенно учитывая то, что в 1941 году Киев подвергся огромным разрушениям, особенно центр города. Советские диверсанты взорвали очень много сооружений на Крещатике и прилегающих улицах.

– Если говорить о том, как пострадал город во время войны, здесь есть несколько наслоений. Первое – это действительно Крещатик и некоторые окрестные кварталы, второе – перед отступлением немцы уничтожили всю застройку Левобережья и на киевских островах, и еще были бомбардировки, минирование. Современного Голосеевского проспекта нет в генплане 1935 года, но есть в 1947 году

Послевоенный генплан 1947 года во многом повторял генплан 1935-го, который был рассчитан примерно на 10-15 лет, и не все еще успели сделать. Но в послевоенном плане появляется необходимость реконструкции Крещатика, впервые появляются некоторые новые проспекты. Современного Голосеевского проспекта нет в генплане 1935 года, но есть в 1947 году. То есть идея сделать прямую магистраль появилась тогда.

И некоторые отличия в планировке Левого берега. В целом, Левый берег, где Дарницкая площадь и некоторая структура кварталов – это то, что было в генеральном плане еще в 1935 году.

– Как начал развиваться Левый берег? Когда и почему решили развивать город именно в ту сторону? Ведь тогда еще не было дамбы Киевского водохранилища, часто Днепр сильно разливался и затапливал эти территории.

– Когда готовили генплан 1935 года, возле Днепра жилой застройки не планировали. Планировали порт, а жилую застройку планировали глубже – там, где сейчас Соцгород, куда Днепр не доходил.

Особенность Левого берега в том, что там нет киевского рельефа, который всегда мешает что-то планировать. Там ровная поверхность, поэтому там сделали квартальную сетку, диагональные улицы, как в Барселоне, как в Париже. Рельеф тогда не мешал, застройки почти не было – можно было свободно планировать. И в 1935 году спланировали, а в 1947-м немного изменили.

– Когда в Киеве поняли, что генпланы 1935-1947 годов уже не соответствуют требованиям времени и взялись за новый? Генплан 1966 года предусматривал количество массивов даже большую, чем есть сейчас

– Главное отличие – это появление индустриального градостроительства. Концепция микрорайонов, массивов, массового жилищного строительства, панельных домов. Это полностью изменило концепцию, появилось видение строительства массивами. И с конца 1950-х, особенно в 1960-х годах строили массивы. Генплан 1966 года предусматривал количество массивов даже большую, чем есть сейчас. Массивы должны были идти на Левом берегу от Вишенок до Зазимье, то есть намного дальше, чем Троещина.

– Сейчас на этих территориях нет Киева. Зазимье – это не Киев.

– Да, но там планировался массив, метро. Например, когда планировали массив на Борщаговке, то поначалу планировали метро продолжать туда от завода «Большевик». Но когда решили строить массив на Академгородке, то решили тянуть метро до Святошино.

– То есть, генплан 1966 года тоже не полностью воплотили?

– Не полностью. Но много идей, которые были сделаны тогда, актуальны до сих пор. Прежде всего – это кольцевая дорога. Она построена лишь частично. Нужно сделать кольцевую дорогу вокруг города, а она сейчас есть вокруг Правого берега.

– Похоже, каждые 20 лет появлялся новый генеральный план. Итак, новый план появился где-то в 1986 году. Чем он отличался от предшественника?

– Не очень отличался. Были уточнены некоторые структуры массивов. Если в 1960-х в западной части Киева было видение массивов как сочетание прямоугольных микрорайонов, то их форму немного усложнили.

И уже в генеральном плане 1980-х с того, что не было сделано, возвели часть Беличей. Этот массив начали строить в конце 1980-х, снесли часть села и построили часть массива Беличи. Но до сих пор остаются недостроенные дороги. Там напівзнесене село и напівпобудований массив.

Есть интересная улица на северной части Беличей: с одной стороны – массив, с другой – деревня. Это та часть массива, которая не была построена.

– Почему?

– Закончились деньги. Потому что массовое жилищное строительство – это очень затратно, и это требует серьезной промышленности, организационной способности. Например, Борщаговку строили где-то по 40 домов в год. И заселяли. Наибольшие темпы жилищного строительства в Киеве – это 1960-1970 годы. Это сочетание невозможного с ненужным, ибо денег на это все равно не будет

– Вы видели проект, который предложил к обсуждению Кличко?

– Да. Правда, к сожалению, не читал пояснительной записки, а в генплане она очень важна. Там повторяются некоторые идеи предыдущих генеральных планов. Там появляется еще одна кольцевая дорога, которая Киеву не нужна. То есть это сочетание невозможного с ненужным, ибо денег на это все равно не будет.



И еще один вопрос – реновация хрущевок – очень спорный. Есть пример Москвы, где этим занялись. Это привело к тому, что вместо микрорайонов, которые планировались на меньшее количество людей, появляются многоэтажные дома с большим количеством. Это дополнительная нагрузка на транспорт, водоснабжение, дороги. А дорожную структуру никто не меняет. Я не считаю это удачным примером.

– В киевском проекте генплана заложены те же проблемы? Хрущевки устарели как сооружения, но качество среды в них лучше, чем если построить 20-этажные дома

– Я вижу там потенциально те же проблемы. Хрущевки хороши тем, что они учитывают определенные гуманные санитарные нормы. Возможно, они устарели как сооружения, но качество среды в них лучше, чем если построить 20-этажные дома.