Самолет МАУ могла сбить иранская ракета. Что это означает для Украины?

 Самолет МАУ могла сбить иранская ракета. Что это означает для Украины?


Украинский пассажирский «Боинг» в небе над Ираном сбила иранская противовоздушная оборона, вероятнее всего по ошибке, заявляют чиновники ряда западных государств, ссылаясь на данные своей разведки. Как повлияют такие заявления на политическую ситуацию в регионе, что они означают для Украины и как должна реагировать на них украинская власть? Эти вопросы Радио Свобода задало экспертам и руководству СНБО. Тем временем президент Украины Владимир Зеленский признал, что такая версия трагедии рассматривается, однако призвал западных партнеров предоставить доказательства, которые они имеют относительно причин трагедии. О сбитии украинского самолета ракетой, как о вероятной причине трагедии, высказались и украинские партии и отдельные чиновники.

Украинский пассажирский «Боинг» компании «Международные авиационные линии» (МАУ), что потерпел катастрофу в Иране 8 января, могла ошибочно поразить ракета иранских противовоздушных сил. Об этом официально заявил премьер-министр Канады Джастин Трюдо, ссылаясь на данные разведки. Самолет был сбит иранской ракетой класса «земля-воздух». Это могло быть непреднамеренно Джастин Трюдо

«Мы имеем сведения из многих источников, включительно с нашими союзниками и с нашей собственной разведкой. Эти данные указывают на то, что самолет был сбит иранской ракетой класса «земля-воздух». Это могло быть непреднамеренно. Эта новая информация усиливает потребность в тщательном расследовании инцидента», – подчеркнул премьер Канады.

О том, что Иран мог по ошибке сбить украинский самолет, сказал также и президент США Дональд Трамп. При этом он выразил мнение, что версию о технической неисправности самолета «не стоит даже брать во внимание», и что «черные ящики» могут пролить свет на то, что на самом деле произошло.

Заявления в поддержку этой версии трагедии сделали также представители других стран, в частности Великобритании и Австралии.

Иранские чиновники раскритиковали эти утверждения, назвав их формой «психологической войны».

Однако версия о ошибочное попадание ракеты в украинский борт находила поддержку и раньше: уже 8 января, в день трагедии, о ней заговорили в медиа, а затем и в соцсетях. К ней также склонялись отдельные эксперты и западные аналитические центры. Реакции Украины: от «вполне вероятно» – до «предоставьте ваши доказательства»!

Едва ли не первым украинским чиновником, который признал, как одну из версий, попадание ракеты (из зенитно-ракетного комплекса «Тор» российского производства) в самолет МАУ, стал секретарь СНБО Алексей Данилов.

«Это одна из версий, которые мы рассматриваем. Версий мы имеем семь – четыре в открытом доступе, три версии есть пока закрытыми. Окончательное решение мы можем принять, когда будут проведены все исследования, которые нужно в этом случае отработать», – сказал Данилов, рассказывая об участии украинских специалистов в расследовании на месте трагедии в Иране. Но, добавил секретарь СНБО, окончательной версии пока нет.

Алексей Данилов подтвердил это свое заявление и в комментарии Радио Свобода.

Важно, что украинский чиновник заговорил об этом еще до резонансного заявления премьера Канады Джастина Трюдо.

Президент Украины Владимир Зеленский тоже вспомнил версию о попадание в самолет ракеты в своем обращении в соцсетях. Но он ссылался именно на резонансные заявления западных лидеров. А кроме того – призвал их оказать Украине доказательства относительно причин трагедии, которые есть в распоряжении западных партнеров. Мы призываем всех международных партнеров – правительства США, Канады и Великобритании – предоставить данные и доказательства, касающиеся катастрофы Владимир Зеленский

«Учитывая последние заявления лидеров государств в СМИ, мы призываем всех международных партнеров – прежде всего, правительства США, Канады и Великобритании – предоставить данные и доказательства, касающиеся катастрофы, в распоряжение комиссии по расследованию причин. Днем буду иметь разговор относительно хода расследования с Государственным секретарем США Майк Помпео», – отметил Зеленский.

Украинские политические партии и отдельные политики тоже высказались относительно озвученной странами Запада версии про иранскую ракету российского производства.

По содержанию эти заявления можно разделить на три группы.

Сторонники президента, в частности представители партии «Слуга народа», считают, что президент Украины демонстрирует умеренность, и что это является правильной стратегией.

«А что произойдет, если президент Украины заявит публично или в разговоре с иранскими лидерами, что мы получили американские разведданные о причастности иранских сил ПВО к гибели нашего самолета? Куда иранцы посоветуют переслать дальше эту информацию? И что произойдет с группой украинских экспертов, которые уже работают в Иране. Не заявит Иран: если вы уже все знаете, то и делать вам здесь нечего», – так объясняет сдержанную реакцию Зеленского на канадскую и американскую версию трагедии глава парламентского комитета по иностранным делам, депутат от «Слуги народа» Богдан Яременко.

Подавляющее большинство украинских партий и отдельных политиков, которые высказываются относительно падения самолета МАУ 8 января и версии трагедии – лишь выражают свою скорбь и призывают действовать для установления истины, а украинцев – дождаться результатов расследования.

При этом оппозиционные политические силы критикуют заявления и подходы действующей власти по поводу трагедии в небе над Ираном и ее причин.

Если связана с кумом Путина Виктором Медведчуком «Оппозиционная платформа – По жизни» обвиняет первых лиц государства в «продуцировании юридических глупостей и пиар-заявлений», то представителей «Европейской содидарности» возмущает отсутствие реакции на нову важную информацию о трагедии, как вот- на версии, полученные западными разведками и озвучены Канадой, США, Велико. Британией и Австралией.

Предыдущий президент Украины Петр Порошенко, с одной стороны, признает, что разведывательным данным западных партнеров нельзя не доверять. Но с другой стороны – не оценивает тех или иных версий трагедии, а призывает к качественному международного расследования.

От того, будет доказано или опровергнуто «влияние третьей стороны» в авиакатастрофе, например – попадание ракеты, зависят как ответственность за нее перевозчика, так и межгосударственные отношения, объясняет адвокат юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Александр Камша. Здесь он ссылается на те суды и споры по поводу авиакатастроф, в которых принимала участие эта юридическая фирма.

«В случае, если действительно будет подтверждено влияние третьей стороны в данной авиакатастрофе – в компании МАУ будут основания для применения п. «b» ч. 2 ст. 21 Монреальской конвенции. Согласно которой перевозчик не несет ответственности за ущерб, если перевозчик докажет, что: такой вред причинен исключительно из-за неправомерное действие или бездействие третьей стороны. Политико-дипломатические санкции для виновной стороны могут выражаться во внедрении санкционным режимам, или уменьшении дипломатического присутствия или даже прекращении дипломатических отношений на уровне посольств между странами (Иран, Украина)».

Но существуют и прецеденты, когда сторона компенсирует неумышленное уничтожение самолета, и не получает санкций, вспоминает юрист.

«Как показывает мировая практика (например, катастрофа Ту-154 над Черным морем, Катастрофа A300 над Персидским заливом), в случае непреднамеренного уничтожения самолета средствами ПВО, стороны пытаются решить вопрос компенсации по принципу Ex gratia (без признания юридической ответственности)».

Как все это повлияет на Украину, на внешнеполитическую ситуацию вокруг нее? Все это будет зависеть от результатов официального расследования, которое должно установить причины авиакатастрофы, отмечает адвокат. Но в любом случае Украине нужно быть крайне осторожной с заявлениями и оценками, особенно учитывая то, что сейчас украинцы допущены к иранскому расследования катастрофы, отмечает Александр Камша.

«Во все времена необходимо крайне осторожно использовать информацию, особенно в ХХІ веке, когда любые данные могут стать общеизвестными и иметь негативные последствия для той или иной стороны. Стоит брать во внимание только информацию из проверенных источников, которая оформлена на должном уровне (официальные документы) и не спешить с ее интерпретацией и распространением. В нынешней ситуации возможно руководствоваться принципом, по которому действует суд: никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Так и для власти – необходимо очень внимательно взвешивать каждое слово и не спешить реагировать на заявления каких-то политических деятелей», – заключает юрист.

Со своей стороны, директор отдела внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник критикует ту часть заявлений президента Украины Владимира Зеленского, где он ставит под сомнения заявления лидеров западных государств, основанные на данных их разведки.

«Очередной комментарий Зеленского, в котором он ставит под сомнение «западную» версию о поражении украинского самолета ракетой – этого не стоило делать. Изначально было понятно, что иранская версия о пожаре двигателя не выдерживает критики. Факты, которые сейчас есть, позволяют говорить, что версия с поражением ракетой должна рассматриваться как одна из приоритетных. Также мы имеем вопиющие факты, когда обломки самолета собирают техникой. Это надо делать только вручную, фиксируя положение всех обломков. Сознательное или бессознательное уничтожение фактов и вмешательство в следствие, и другие детали складываются одна к другой и создают все больше и больше вопросов о том, что некоторые вещи хотят скрыть», – утверждает эксперт.

Он приводит два варианта развития событий: либо Иран принимает тяжелое для страны решения» и признает ошибочное сбивание гражданского самолета, выплачивает все компенсации и улаживает кризис. Или – пытается подражать Россию, пользуясь статусом «ядерной державы» опровергает свою вину в подобных трагедиях. В таком случае это приведет к дальнейшей изоляции Ирана, прогнозирует Алексей Мельник.

Украина, по его словам, является потерпевшей стороной, поэтому ее никто ни в чем не обвинит. В то же время он говорит о других рисках для нее.

«Нужна очень взвешенная коммуникационная политика. Не должно быть игры в молчанку, потому что иначе за Украину все заявления сделают другие. Информация, которую распространяет украинская власть, должна быть максимально правдивой. Украина – пострадавшая сторона. Но подвергая сомнению позицию своего партнера, Канады – Зеленский делает ошибку, подобную той, которую делал в обнародованном разговоре с Трампом. Если есть сомнения или претензии – надо говорить о них по закрытым каналам, а не в публичных заявлениях», – заключает аналитик.

Заявления США, Канады, Великобритании по версии трагедии 8 января – имеют большой политический вес, отмечает директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос. Украина должна учесть их, но при этом не исключать и других версий, объясняет он.

«Озвученная Западом версия больше всего влияет на Иран. Или он готов не скрывать, сотрудничать на основе доверия? Пока следственная комиссия работает – все версии должны оставаться на столе. Финалом должно быть «точка», когда все стороны соглашаются на главную версию. Для Украины важным является детальное расследование, из учета всей информации. Она должна заявить, что любые действия Ирана с сокрытия или искажения данных будут расцениваться как враждебные, – говоритесть эксперт и оценивает последнее заявление президента Украины. «В целом последнее заявление Владимира Зеленского выглядит достаточно сбалансированной. Она по крайней мере содержит важнейшую информацию и не является тем коммуникационным провалом, которыми можно считать все предыдущие заявления Банковой по этому вопросу», – объясняет аналитик.

Украинская дипломатия отстает со скоростью и качеством реакций на события, о чем свидетельствует трагедия 8 января, отмечает бывшая глава парламентского комитета по иностранным делам Анна Гопко.

«Некоторые реакции МИД Украины, в частности призыв к гражданам воздержаться от поездок в тот регион, являются запоздалыми, – говорит она. – Еще накануне было видно, что в регионе начинается кризис. Я понимаю, что есть некомпетентность и отсутствие опыта у Офиса президента и самого главы государства. Однако сейчас весь мир наблюдает, способна ли Украина адекватно реагировать на такие вызовы».

Учитывая международные последствия, к которым может привести обострение между США и Ираном, а также выборы в США, крайне важно, чтобы украинская дипломатия не пасла задних, объясняет Анна Гопко.

«Мы видим, как полностью парализовано комитет Верховной Рады Украины по иностранным делам, на фоне сложных процессов, что идут в ЕС. Если сейчас мы не увидим действенную внешнюю политику Украины – многие вопросы будут решаться без нее, а фокус внимания зсуватиметься на ситуацию на Ближнем Востоке. Если же будет доказано, что ракеты российского производства сбили и МН17 на Востоке Украины, и «Боинг» «МАУ» в Иране – надо требовать признания России страной-спонсором терроризма. Надо меньше ездить на отдых президенту, его офиса и руководителям СБУ!» – заключает ексдепутатка.

Катастрофа рейса 752 авиакомпании «Международные авиалинии Украины «напоминает запутанные моменты сбития рейса «Малайзийских авиалиний», который был сбит российской ракетной системой над территорией восточной Украины в 2014 году, в результате чего погибли все 298 пассажиров и членов экипажа», замечает журналист Кристофер Миллер в статье для издания BuzzFeed.

«Оба сценария очень похожи: коммерческий авиалайнер, перевозящий много гражданских людей, охваченный пламенем, падает с неба, что приводит к напряженности в уголке мира со сложными геополитическими опасностями. Впоследствии страна, обладающая черными ящиками, говорит, что не предоставит их, что вызывает вопросы относительно причин катастрофы», – проводит параллели Миллер.





В то время, как сбивание MH17 происходило на фоне войны на востоке Украины, сбития рейса 752 вблизи Тегерана происходит на фоне усиления напряженности между Ираном и США. За несколько часов до инцидента Тегеран запускал ракеты по американским силам в Ираке как месть за убийство иранского генерала Касема Солеймани.

Самолет Boeing 737-800NG авиакомпании «Международные авиалинии Украины» рейса PS752 из Тегерана до Киева потерпел катастрофу вскоре после взлета из международного аэропорта столицы Ирана утром 8 января. Погибли все 176 человек, находившихся в самолете, – 167 пассажиров и 9 членов экипажа. Среди погибших – 11 граждан Украины (все 9 членов экипажа и 2 пассажиров).

Самолет был произведен в 2016 году. Как заверили в компании, он был исправен и прошел последнее плановое техническое обслуживание перед вылетом 6 января.

Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявил, что договорился с Ираном о тесную координацию следственных групп двух стран в расследовании катастрофы украинского самолета близ Тегерана и определения ее причины. Кем были погибшие в авиакатастрофе в Иране украинцы?