«После пыток его не узнала даже мама». История пленного группировки «ДНР»

«После пыток его не узнала даже мама». История пленного группировки «ДНР»


Поезд «Мариуполь-Львов» резко тормозит. Его колеса скользят рельсами, раздавая во все стороны горячие искры. Со старенького вагона, который имел бы больше суток ехать с Донбасса до Западной Украины, спешно выходят две женщины: одна всхлипывает от схваток, другая – помогает роженице идти вперед. Это – мама и жена 32-летнего жителя Макеевки Андрея Гаррюса, который с декабря 2018 года находится в плену группировки «ДНР». Через два дня после того, как его после пыток насильно вывезли из дома и обвинили в якобы подготовке диверсий, Андрей во второй раз стал отцом. Его жена Виктория убегала из ОРДЛО, и начала рожать прямо в поезде.

Когда 29 декабря 2019-го между Украиной и российскими гибридными силами состоялся обмен пленными, из камеры номер 711 СИЗО №5 в Донецке имели бы вывезти и Андрея Гаррюса. Однако человек, к сожалению, так и не попал в список на обмен.

Радио Донбасс.Реалии в цикле #Незабытые продолжает рассказывать истории украинцев, которые и до сих пор находятся в плену группировок «ДНР»/«ЛНР». По данным СБУ, на момент декабря прошлого года в тюрьмах, СИЗО и подвалах контролируемых Россией боевиков незаконно удерживали по меньшей мере 250 человек. Грозит смертная казнь

«Когда Андрея привезли домой на обыск» – его не узнала даже родная мать. Ужасно был избит и истощен, еле говорил. В наш дом в поселке городского типа Криничная, входящий в состав Макеевки, приехали несколько десятков так называемых военных «ДНР» – прямо целая штурмовая группа. Беременную невестку и маленького внука закрыли на втором этаже. Дальше весь дом перевернули вверх дном: все ценное украли, а сына, наконец, повезли в неизвестном направлении», – рассказывает о событиях декабря 2018-го отец Андрея Сергей Гаррюс.

Дома на Донбассе Сергей работал в тогда еще милиции. Вслед за отцом стал правоохранителем и его сын. Когда началась необъявленная война, Андрей был милиционером-водителем в Донецке. С началом боевых действий он уехал в Днепропетровскую область, там женился и пытался найти работу. Но это удавалось крайне трудно. За несколько лет скитаний и жизни в тесной однокомнатной квартире, мужчина решил возвращаться обратно в Колодезную. Мол, там есть большой дом, держать хозяйство – надо же кормить семью.

«Тем временем мы с женой, – продолжает Сергей Гаррюс, – уехали, как вынужденные переселенцы, в Хмельницкую область. Здесь, сначала, жили в комнате пожарной части, а потом нам разрешили жить в домике в одном из местных сел. Не работаем, пенсионеры. Ремонтируем дом и, как можем, поддерживаем невестку».

От момента незаконного задержания и вплоть до теперь ни родители, ни жена, не получали от Андрея писем. Так же не было телефонных звонков. В Донецке живут друзья семьи Гаррюс – все новости о сыне родители пленного узнают исключительно от них.

«И эту информацию, – говорит отец незаконно задержанного, – невозможно проверить. Мы обратились в СБУ, по электронной почте направили также письма той стороне. В так называемой «ДНР» подтвердили, что Андрей у них. Удалось установить, что он в донецком СИЗО №5: содержится вместе с еще примерно 15 заложниками в камере номер 711. Раз в три месяца наши друзья могут передавать сыну передачи. Посылаем продукты, в основном. Чай, сахар, сигареты. Все это сначала попадает в руки надзирателей в СИЗО. На вопрос о том, как Андрей и можно его увидеть, в Донецке отвечают: «У него все хорошо».

Андрея Гаррюса и еще двух местных жителей, Юрия Иванова и Станислава Суровцева, боевики группировки «ДНР» обвиняют в якобы подготовке диверсий. Если так называемые «суды» мужчин признают виновными – им, согласно «законам» российских гибридных сил на оккупированной части Донетчины грозит даже смертная казнь.

Родители Андрея, так же как и его жена Виктория, которая в одиночку воспитывает двух маленьких детей, надеялись, что мужа уволят в конце прошлого года. Впрочем, Андрея Гаррюса так и не внесли в список на обмен. Когда это произойдет и при каких условиях – точно неизвестно. В СБУ семье отвечают, что помнят об Андрее и делают все возможное, чтобы вернуть его домой.

29 декабря 2019 года состоялся обмен удерживаемыми между Украиной и российскими гибридными силами. С территории ОРДЛО был уволен 81 украинец: 76 из них вернулись на подконтрольную украинскому правительству территорию, еще пятеро решили остаться на территории, которая контролируется российскими гибридными силами. Из 76 уволенных: 12 – теперь уже ексвійськовополонені, 64 – гражданские. Освобожденных обменяли на 124 человека.

«До смерти сына я могла перейти на русский в ответ. После – принципиально не перехожу». История замученного 18-летнего активиста