США нечего бояться, но пострадают их союзники – Краев о ситуации вокруг Ирана

 США нечего бояться, но пострадают их союзники – Краев о ситуации вокруг Ирана


Утром 8 января в аэропорту Тегерана сразу после взлета упал самолет «Боинг-737» украинской авиакомпании МАУ. Все 167 пассажиров и 9 украинцев-членов экипажа погибли. Среди жертв – граждане Ирана, Канады, Швеции, Афганистана, Германии и Великобритании. Среди пассажиров были и две украинки.

Накануне этого США и Иран обменялись ракетными ударами, а Тегеран потребовал от американцев вывести войска с территории дружественного им Ирака.

Почему упал самолет и Украина вновь оказалась в центре международного конфликта? Почему Дональд Трамп пошел на обострение отношений с Тегераном? И как это может повлиять на ситуацию в Украине?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос и глава аналитического отдела «Центра инициативы по безопасности» Александр Краев.



– Коллеги, премьер-министр Алексей Гончарук вместе с Алексеем Даниловым провели пресс-конференции, они говорили, что аморально сейчас давать какие-то версии. Но есть ли у вас версии того, что произошло? Действительно, Иран в первые дни 2020 года в центре мировых СМИ и падает украинский самолет. Совпадение?

Игорь Семиволос: Я думаю, это совпадение. И я согласен с позицией премьер-министра, что до результатов расследования авиакатастрофы не стоит обсуждать версии, потому что это ни к чему не приведет, кроме создания теорий заговора, которые не приближают нас до выяснения обстоятельств.

– Игорь, расскажите подробнее, что сейчас происходит в Иране. Дональд Трамп нанес ракетный удар, в результате чего погиб иранский генерал. Зачем он это сделал? И действительно Трамп пошел на эскалацию конфликта на Ближнем Востоке?

Игорь Семиволос: Американские войска нанесли удар по каравану, в котором находился генерал Касем Солеймани, один из руководителей корпуса стражей Исламской революции и его боевого подразделения «аль-Кудс», который действует за пределами Ирана. Это подразделение ответственно за значительное количество террористических актов, диверсий, беспорядков, провокаций за пределами Ирана.

Касем Солеймани за рангами не находился на первых должностях, но за влиянием, харизмой многие из наблюдателей ставит его на второе место после лидера Али Хаменеи. Он тепло относился к Солеймани и подчеркивал его важность, значение для продвижения иранских интересов.

Солеймани становился объектом возможного нападения американцев не один раз. Он уже был на крючке еще во времена Обамы. Но Обама решил, что потери, которые могут понести США в результате этого убийства будут великоваты. Поэтому решение было отложено.

Для сегодняшней ситуации сыграло несколько факторов. Последний фактор был ключевым. Попытка иранских прокси захватить или каким-то образом повлиять на посольство в Багдаде и демонстрация силы стала для американцев очень чувствительным фактором. Потому что у них в глазах стояла ситуация Тегерану еще со времен, когда произошла Исламская революция. Недавняя ситуация в Бенгази, когда исламские террористы напали на консульство. То есть это был прямой вызов. Руководство США решило в этот раз дойти до конца.

– Александр, насколько вы считаете адекватным такой ответ США? Возможно, стоило действовать более умеренно.

Александр Краев: Этим вопросом сейчас занимаются и американские эксперты. Довольно долго в американской прессе циркулировала мысль, что убийство такого высокопоставленного генерала – это крайняя граница, экстремальная мера, которую можно применить против Ирана. Понятно, что оно вызовет соответствующие последствия и что Иран будет отвечать силой. Говоря о политике Трампа следующих нескольких месяцев, мы не можем обойти вопроса осенних президентских выборов Александр Краев

Но также сообщалось в медиа, что Трамп выбрал его сразу. По моему мнению, здесь есть несколько факторов. Во-первых, это выборы. Говоря о политике Трампа следующих нескольких месяцев, мы не можем обойти вопроса осенних президентских выборов. Во-вторых, мы не можем обойти вопрос, что Трамп теряет свой имидж силача, который может решать проблемы как хочет, через импичмент. Поэтому небольшая неразбериха на Ближнем Востоке то, что ему надо.

Проблема в том, что в своем классическом стиле Трамп просто может потерять ощущение границы, ход событий, ход мыслей своего противника. Сейчас трудно сказать, как именно отреагирует Тегеран.

– Игорь, почему Иран настолько настроен против США? Насколько я знаю, Россия, Иран и Северная Корея – это три государства, которые называются недружественными по отношению к США на официальном уровне.

Игорь Семиволос: До 1979 года, до победы Исламской революции, Иран был одним из ключевых союзников США на Ближнем Востоке, они имели совместный альянс вместе с Израилем, боролись против арабов. Иран – это страна, которая имеет огромные геополитические амбиции, по крайней мере на региональное лидерство.

После победы Исламской революции был сформулирован тезис Хаменеи большого и малого сатаны, где большой сатана – это США, малый сатана – Советский Союз. Ситуация долгое время была очень критична, когда были американские заложники в посольстве, были попытки их освободить, когда США поддерживали Ирак в войне против Ирана. Было немало обстоятельств, которые четко указывали руководству Ирана, что США это враг. С того времени мало что изменилось.

Вопрос в иранской экспансии. Одна из ключевых идей, заложенных в Исламскую революцию, это экспорт Исламской революции странами региона. И по их мнению, ключевым препятствием здесь стоят Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, которые активно выступают против гегемонии Ирана. США закрепились в этом регионе буквально на границе с Ираном и это не прибавляло им радости.

– Александре, после убийства иранского и иракского чиновников, Иран и Ирак требуют вывести войска США с территории Ирака. Какие последствия у этого шага? Основные проблемы начнутся не для США. Проблемы начнутся у союзников США Александр Краев

Александр Краев: Основные проблемы начнутся не для США. Трудно представить себе, несмотря на всю силу Ирана, что моська так сильно залает на слона, что он уйдет. Основные проблемы начнутся в союзников США. Во-первых, это Израиль. Потому что тот самый упомянутый генерал, которого уничтожили США, создал систему пусковых ракетных баз и систему прокси-сил на Ближнем Востоке, которые окружают Израиль. Во-вторых, Саудовская Аравия, которая имеет сейчас готовиться или к малой войны, или к обострению отношений. Даже Великобритания, которая уже успела заявить, что поддерживает США, но была ситуация с задержанным британским танкером, который несколько месяцев был заложником Ирана.

Ситуация в принципе с судоходством в Персидском заливе, Ормузским проливом. Иран имеет ключи от Ормузского пролива, а значит блокирование пролива или захвата нескольких судов может резко поднять цены на нефть, снизить или блокировать нефтяной рынок как он хочет.

США успели заявить, хотя говорили, что выведут войска, уже не выводят. Разница в сообщениях буквально несколько часов. США нечего бояться, реально пострадают постоянные сильные союзники США.

– Неожиданно, в этом регионе в Сирии в эти дни побывал Владимир Путин вместе с Сергеем Шойгу и главой генштаба Валерием Герасимовым. Что он там делал?

Игорь Семиволос: Он приехал туда с визитом посмотреть и подчеркнуть личный и тесная связь между Сирией и Россией. Подчеркнуть, что Сирия является форпостом России на Ближнем Востоке.

Александр Краев: Он более практически продолжил свое турне, у него переговоры с Эрдоганом, открытия «Турецкого потока». И первая тема, которую они обсудили, по информации МИД Турции, была ситуация в Иране. Но основная тема – это Ливия, а не Иран.

– Обострение на Ближнем Востоке между США и Ираном – на руку России? И союзник Ирана Российская Федерация?

Игорь Семиволос: Я бы не ставил так вопрос. Я думаю, что убийство Солеймани – это большой удар по позициям и Ирана, и России в этом регионе, поскольку так или иначе, успехи России на Ближнем Востоке были связаны с успехами Ирана.

Александр Краев: нельзя сказать, что Россия прямо такой союзник Ирана. Определенным образом интересы России сходятся с интересами Ирана. Лишь несколько недель до этого они провели совместные учения в Индийском океане. Индийский океан не является уже такой прямой стратегической территорией для России. Но в случае чего, их интересы могут стать немного ближе лишь для того, чтобы противостоять США.

– Вернемся к Украине. Сейчас Дональд Трамп, пожалуй, сосредоточен на ситуации в Иране. Или может этим воспользоваться Владимир Путин?

Игорь Семиволос: Возможности для России возникают лишь тогда, когда мы сами даем такие возможности. Это не какие-то внешние обстоятельства, а когда Путин видит, что может воспользоваться нашими слабостями. В этих критических условиях на Ближнем Востоке для нас важно не дать Путину воспользоваться нашими слабостями, а мы их знаем сами.

Александр Краев: Тут еще стоит добавить, какую слабость мы можем проявить. Ту же, что и в случае с американским импичментом, если мы займем не ту сторону.

В случае с этим пострадавшим самолетом, единственное что мы можем адекватно сыграть – это роль пострадавшей стороны. Потому что мы действительно пострадали, не по нашей вине, у нас нет там прямого интереса. Поэтому если начать раскручивать другую тему, Россия этим может воспользоваться.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ: