«Бездомные – это не те, кого где-то рады видеть» – Ольга Макар

 «Бездомные – это не те, кого где-то рады видеть» – Ольга Макар


Сколько лет можно прожить под открытым небом? Можно ли выбраться с улицы и начать свою жизнь заново? Пробовали ли вы помогать бездомным? Вопросы... ответы на которые мало интересуют успешных людей.

Мы встречаем бездомных ежедневно у себя во дворе, подъезде, в переходе метро или на вокзале. Но что мы о них знаем? Из чего складывается их день, где они работают и спят, как государство заботится о тех, кто остался без квартиры и вынужден жить на улице, и чего боится бездомный человек – все это как-то заинтересовало киевскую студентку Олю Макар. Заинтересовало настолько, что она стала заниматься ими. Сейчас координатор движения «Молодежь за мир» Ольга Макар работает с... бездомными. О том, с чего все началось, она рассказала Радио Свобода.

Мы раздавали еду возле Южного вокзала, где познакомились с бездомными, чьи истории также расскажем. В офисе движения «Молодежь за мир»

Наша съемочная группа приехала в центр Киева, где в одной из квартир на Крещатике студенты собирают помощь для бездомных. Везде куча пакетов с едой и одеждой, а также подарки для детей к новогодним праздникам. На кухне волонтеры готовят несколько сотен бутербродов и заваривают чай. Оля рассказывает, что они собираются каждый вторник в пять часов вечера, готовят, разделяются на 5 групп и едут в разные районы Киева, где на них уже ждут.

«В основном эти люди живут на улице, также приходят пенсионеры, которые имеют дом, но часто их пенсия уходит на оплату коммунальных услуг, и они вообще недоедают, не имеют чем поужинать и нуждаются в общении», – рассказывает Оля Макар. Около 19:00 выезжают на вокзал...

На Южном вокзале в скверике между церковью и KFC в 19:30 волонтеры начинают раздавать еду. Каждый раз сюда приходит около сотни людей, поэтому волонтеры принимают сюда 100 бутербродов. Недавно неподалеку открылась ночлежка для бездомных. «Это маленькое помещение с сиденьями, как на вокзале. Я так понимаю, что это была идея охранников – всех туда переместить», – рассказывает Оля.

Несколько десятков бездомных создают очередь за бутербродами и горячим чаем. Бездомные живут в этой локации – кто-то в ночлежке недалеко, кто-то перебивается на вокзале, а кто-то прямо на скамейке, за три метра от нас. Мы знакомимся с Риммой, которая приехала в Киев из России.









Среди тех, кто приходит за едой есть и Игр, он стал жертвой квартирной аферы, однако не теряет надежды вернуть жилье.









Оля рассказала, что с августа этого года волонтеры снимают для Игоря койко-место в хостеле неподалеку. Оплачивают по 500 гривен на неделю, объявление о сборе средств разместили на своей странице в фейсбуке.

За несколько дней до нашего визита на вокзал, мы встретились с Олей и она рассказала Радио Свобода почему люди остаются без квартир, как государство занимается бездомными и поделилась историями, с которыми встретилась во время своей волонтерской деятельности.

– Оля, как вы начали помогать бездомным? Знаю, что вы были в довольно юном возрасте...

– Мне было 18 лет, и я училась на первом курсе. Моя подруга увидела объявление «Кто хочет раздавать еду бездомным – приходите». Она предложила и мне пойти. Мне это было абсолютно неинтересно и вообще не хотелось. Но я не знала, как ей отказать, не хотела ее обидеть, и тогда я подумала, что пойду один раз, и достаточно. Меня поразило, что их было очень много. До этого я в своей жизни не встречала великой бедности и страдания. Эти люди были совсем не такими, как я представляла в своих стереотипах – они были приветливы, общались на разные темы, слушали меня, говорили «приходите через неделю – поговорим». Поэтому я захотела прийти еще раз и еще раз.

– Как люди становятся бездомными?

– Очень часто это конфликты в семье – развелись, поссорились. Человек идет и думает, что скоро все наладится. Через неделю-две у нее воруют деньги, документы. На улице очень много детей из интернатов, из детских домов. В Украине это дети-социальные сироты. У них живы родители, но они воспитываются в детских домах, потому что родители не могут о них позаботиться, вообще опасно быть с родителями. Но по закону, когда эти дети вырастают, они должны вернуться к своим биологическим родителям, то есть к тем, от кого их забрали в интернат, потому что им было в семье опасно жить. По сути, дети не имеют куда возвращаться, то есть они должны вернуться в какой-то ад, из которого сбежали в детстве. Часто они идут на вокзал, на улицу... Очень много одиноких, людей с инвалидностью, пожилых людей, которых просто обманывают. У нас есть очень много квартирных аферистов в Украине. Это целая мафия, куда включены и полиция, и суд (Радио Свобода готова услышать мнение упомянутых структур на эту тему – редакция). Есть случаи, когда все завязано, и ты понимаешь, что квартирная мафия – это целый бизнес, где все связаны между собой, все сотрудничают, и человеку очень трудно что-то доказать.

– Не секрет, что бездомные очень часто болеют. Что делать в такой ситуации, куда идти, где искать помощи?

– Это очень сложно. Часто «скорая» не хочет их забирать, особенно если они в плохом состоянии и от них плохо пахнет. Если это не чрезвычайная ситуация, когда нужна неотложная помощь, они имеют право им отказать. Поэтому со здоровьем действительно проблемы, люди болеют постоянно, очень часто они затягивают до момента, когда уже невозможно не обратиться в больницу. Вообще на улице никто не живет долго. 10 лет – это такая средняя продолжительность жизни на улице. Кто живет дольше – это люди с очень крепким здоровьем, которым удалось как-то выжить. Я начала помогать бездомным 10 лет назад. Из тех, кого я встретила тогда, – почти никого нет в живых сейчас. Они умирают не от какой-то конкретной��ой болезни, а просто от накопления болезней.

– Какие самые большие страхи у таких людей?

– Например, когда кто-то умирает, мы делаем панихиду. Часто без тела, потому что его просто не отдают, но делаем такую молитву в церкви, и много бездомных приходят, чтобы помянуть своего друга или подругу, кто умер. После этого они всегда подходят к нам со словами: «Когда я умру, можете, пожалуйста, позаботиться о похоронах, или сделать какую-то молитву в мою память?» И я вижу, что это вопрос очень беспокоит людей. Они говорят: «Я не хочу умереть где-то на улице, как собака. Просто замерзнуть ночью». Также вопрос насилия. Дело в том, что с насилием сталкиваются абсолютно все. Как-то я задумалась над этим и начала проводить опрос, и я не нашла никого, у кого бы не было какой-то истории. Один человек сказал: «Когда я вижу людей, особенно группу молодежи, я всегда перехожу на другую сторону улицы, потому что никогда не знаешь, что придет им в голову». Вот этот страх насилия, особенно со стороны молодежи, очень сильный. Многие боятся ехать в больницу. Мы часто просим их и говорим: «Давайте мы поедем с вами, сейчас вызовем «скорую» – они очень боятся этого, потому что боятся унижения, которое ты переживаешь в больнице, потому что всегда тебе рассказывают, что ты сам во всем виноват.

– Во время вашего выступления на «TEDxKyivWomen» мне больше всего запомнился слайд с надписью «Выбраться все труднее». Это значит, что не все бездомные могут вернуться к обычной жизни, даже если найдется кто-то, кто поможет?

– Есть много историй, когда мы видим, что у людей все налаживается, например, они находят работу, потом начинают искать хостел. Да, они не у себя дома, они платят за койко-место, как-то все более-менее налаживается. Кто-то возвращается к родственникам, мирится с семьей. Но, в том числе, мы видим людей с серьезными психическими, психологическими проблемами. Это люди, которым элементарные, с нашей точки зрения, вещи кажутся невыполнимыми. Тогда очень трудно. Я не уверена, что все могут вернуться к домашней жизни, потому что ты не можешь человека принудительно лечить, у людей много страхов. Например, женщина, о которой я рассказывала во время выступления, не могла поверить, что от нее ничего не будут требовать взамен, у нее были разные страхи, но это психические расстройства, в первую очередь. Это одна из причин, почему люди оказываются на улице, и одно из последствий. Когда ты живешь 10 лет на улице, не можешь расслабиться, выспаться, каждый день должен думать, где тебе взять еду, ты спишь на вокзале, где тебя могут ограбить, выгнать, где тебе всегда холодно и шумно – в таких условиях очень трудно остаться здоровым и мыслить ясно.

– Есть ли истории с «хеппиэндом», тех, кому удалось выбраться с вокзала и как-то устроить свою жизнь?

– На «TEDxKyivWomen» в зале была Светлана – женщина, которая дважды теряла свое жилье.









Если вы спросите меня «кто больше всего в Киеве помогает бездомным», я скажу, что сами бездомные. С одной стороны, улица – это очень агрессивная среда, где ты все время должен бороться за свое выживание. С другой – там люди очень поддерживают друг друга, потому что больше никого у них нет. Если кто-то заболел, то другие бездомные едут в больницу, его навестить. Часто у нас просят два бутерброда для кого-то, кто в больнице, и мы верим, что этот человек сейчас поедет туда, чтобы отвезти один бутерброд. Вспоминаю женщину, которая говорила: «Только на улице я нашла настоящих друзей, которые меня не бросят». Наверное, это потому, что это становится вопросом выживания, чем-то очень ценным для людей, у них нет больше никого.

– На конец прошлого года Центр учета бездомных лиц зарегистрировал более полутора тысячи людей без крыши над головой. Из вашей практики, их действительно столько или больше?

– Официальная статистика от КГГА – это люди, которые обращаются в Центр учета бездомных граждан. Надо понимать, что большинство бездомных делают все, чтобы избегать государственных структур. Очень часто государство не знает об их существовании, потому что не проводит какие-то специальные меры, чтобы их посчитать. Десять тысяч – это количество, которую назвал фонд «Социальное партнерство» несколько лет назад, самый большой, который тогда работал с бездомными, он уже закрылся, но они были такими крупнейшими. Они тогда говорили об этом. Сегодня некоторые волонтеры говорят, что значительно больше людей. Я думаю, что меньше 10 тысяч точно нет. И, честно говоря, я помню, что КГГА также заявляла о 3 тысячи и более. В этом году мы издали справочник, где собрана вся информация о все услуги, которые есть в городе – куда обращаться, что делать – все пошагово. Например, Центр регистрации изменил свой адрес, как бездомные должны об этом узнать? Им же никто не сообщает, нет какого-то канала, через который можно сообщить. Затем они не видят в этом необходимости, если у них есть документы, например. Они не понимают, зачем им туда идти. И вообще, все они боятся полиции, государственных органов, потому что обычно к ним там относятся не лучше, поэтому люди избегают, как могут.

– Почему не лучшее, что именно происходит?

– Полиция не защищает бездомных. Наоборот. Часто выгоняет их. Так было всегда, по крайней мере. Сейчас, когда есть новая полиция, то есть какие-то усилия, чтобы было лучше. Но, в принципе, бездомные – не те люди, которых где-то рады видеть, наоборот, это люди, которые куда бы не пришли – никто не хочет, чтобы они к ним приходили.

– КГГА с 1 декабря открыла пункты обогрева и внедрила социальный патруль. Что вы думаете по этому поводу, насколько это эффективно?

– В то время, когда работают пункты обогрева – они не нужны. Потому что с 9-ти до 6-ти людям есть где провести время. И в это время не холоднее. Проблема – это ночь. И потом эти пункты обогрева – это просто помещениения Жэков, небольшая комнатка, где стоит один стул. На вокзале открыли пункт обогрева, большое помещение, где стоят скамейки. В целом это хорошо, лучше, чем ничего. Мы пришли туда, там было много людей, все спокойно,тепло, все хорошо. Но потом людей стало очень много, если помещение на 50 человек, то сгоняют туда 100 и более. Даже от самих бездомных я услышала отзывы, что они не хотят туда идти, потому что там слишком много людей, нечем дышать и маловато места. Относительно патруля, то я слышала о нем, но в действии не видела.

– Если говорить об опыте других стран: знаю, что есть страны, где социальные работники ищут работу бездомным, помогают найти жилье. А как у нас?

– Чем богаче страна, тем больше там бездомных, особенно мигрантов. Поэтому, когда нам говорят: «Вот посмотрите, на вокзале столько бездомных, что о нас подумают европейцы» – это абсурдно. На любом европейском вокзале очень много бездомных.



То, что есть в Киеве: Центр регистрации, куда можно обратиться, чтобы тебе изготовить документы, есть одна ночлежка на 130 мест, она платная. Там 8 гривен стоит ночь, но в этой ночлежке можно жить. В принципе, это все, что есть со стороны города. И точно у нас нет такой идеи, что представители каких-то городских служб должны сами идти и искать бездомных. Они работают только с теми, кто приходит к ним. И если у них есть свободные места, то они считают, что нет потребности. А люди просто не знают, есть ли там место. Например, эта ночлежка на Соломенке. Туда надо ехать на метро, потом на троллейбусе, надо найти это место, быть уверенным, что там будет открыто и тебя примут. Часто для людей это риск. Для них это большие деньги надо потратить. И они не знают, их пустят, или пустят без флюорографии. Поэтому часто они просто не едут.

– Если ты хочешь помочь бездомным людям, с чего стоит начать? Просто подойти на улице и дать денег как-то...

– Это кажется странным, да?

– Как-то неудобно.

– Кстати, не рекомендуем давать деньги, потому что большую сумму, скажем, даешь 100 гривен, ты ожидаешь какую-то реакцию сразу. А человек может даже не знать, что с ними делать, и потратить не самым разумным образом. Поэтому лучше не давать такие суммы. Чем помочь? Не вредить, во-первых. Я Часто выступаю в школах. Я рассказываю, как подростки нападают на бездомных, и говорю: «Давайте лучше этого не делать». Даже когда я со своими друзьями общалась, они вспоминают массу историй, как у них в школе считалось чем-то нормальным, классным развлечением забрасывать бездомного яйцами, который где-то там спал. Второе: тех людей, которые засыпают на морозе, нужно будить. Это вопрос выживания, можно очень быстро замерзнуть. Одежда, обувь, особенно мужская одежда больших размеров, теплая обувь – это то, что всегда нужно. Когда ты живешь на улице, ты не имеешь места, где постирать одежду. В Киеве такого места нет. Вещи очень быстро становятся неприятными. Людям нужно их постоянно менять. Особенно когда меняется сезон, люди не имеют где взять одежду. Когда идете на работу, видите в переходе бездомную человека, видите ее размер – можете принести ей одежду или обувь. Можете остановиться и спросить, или купить что-то поесть, предложить чай или кофе. Если человеку плохо, надо вызвать «скорую». Здесь надо понимать, что у человека нет телефона, чтобы позвонить. Важна также информация. Расскажите, где есть ночлежки, очень часто бездомные о них просто не знают.