«Проснулась нация». Ада Роговцева о главных событиях последнего десятилетия

 «Проснулась нация». Ада Роговцева о главных событиях последнего десятилетия


«Настоящее время» – телеканал, созданный Радио Свобода с участием «Голоса Америки» – публикует серию интервью с известными людьми, подводя итоги десятилетия, прошло. Ада Роговцева – народная артистка Украины, Герой Украины рассказала о том, что для нее стало главным событием и достижением последних десяти лет:

– Майдан.

– Почему?

– Потому что Майдан. Потому что нация проснулась.

– Какие у вас были чувства?

– Большой ответственности. Знаешь, вот так живет-живет человек, что-то делает свое, бытовые какие-то вещи, что-то крутится-крутится, а потом – гоп! И главное. Что нужно сделать? Выйти на Майдан. Обратиться к тем, кто понимает важность, торжественность и историчность события.

– Кто главный человек за эти предыдущие десять лет? Леся Украинка когда-то говорила: «Неволя еще мерзотніша, когда она добровольна». А что же такое воля? Это большая честь, когда знаешь таких людей, когда они делают то, что они делают

– Ты знаешь, не могу назвать фамилию. Не хочу, ибо их много и мало. А хочу сказать, что главный человек – доброволец-волонтер через черточку.

Леся Украинка когда-то говорила: «Неволя еще мерзотніша, когда она добровольна». Это она говорила о плен. А что же такое воля? Это большая честь, когда знаешь таких людей, когда они делают то, что они делают. А мне пришлось с ними встречаться и стать почти родными со многими. То я знаю, что это такое и как они отличаются от всякого другого люда.

– Какое главное разочарование прошедших десяти лет?

– Это инертность людей, когда потребность изменений насущная. И когда они не то, что не понимают, есть же умные среди них, а не хотят включаться. Не хотят знать. Не хотят докапываться. Не хотят на полную чувствовать. Не прислушиваются ни к интуиции, ни к рассудку, ни к своему, ни к «уму умных» людей. Это оно для меня хуже всего и в последнее время постоянное.

Когда я в Мариуполе шла по вокзалу после того, как выступила там с трибуны, когда у них был день города. Женщина меня догоняет и говорит: «Адочко Николаевна, вы такая расстроена, я вижу. Не розстроюйтесь. Процентов 20 у нас есть за Украину». Вот мое разочарование. Понимаешь? Но я знаю, что это такое – эти 20 процентов. Это люди, большие люди.

– А конкретные примеры? Может, какая-то личность, которая разочаровала?

– Нет. Я никогда не зачаровуюся настолько, чтобы разочаровываться. Я с детства так привыкла. А может, это природа, что я начинаю сразу анализировать и ставить себя на место этого человека. Ну и когда там уже совсем плохо, я говорю: бедное-бедное, несчастное, глупое. Но нет у меня такого, знаешь, долгого процесса.

– Какое главное событие прошедших десяти лет, которая не состоялась?

– Победа наша. И скорая, которую мы ждали, и, которая чуть-чуть потянулась, и мы начали терпеливо ждать, и сейчас, когда есть опасность над страной еще больше, как мне кажется, то это победа, которая не произошла. Я же понимаю, что это не победа на фронте, где мы не можем, нет у нас таких сил, мы же маленькая страна по сравнению с теми государствами и государством, которая против нас. И вот оно...

– Какое главное слово или выражение? «Достоинство». Я сказала это слово, и оно пошло-пошло-пошло. Не только через меня, оно родилось, наверное, оттого, что это главное слово. Родилось. Нация родилась, проснулась

– «Достоинство». Я с этим словом вышла на Майдан, сразу, когда на первый или на третий, или второй – я не помню, на второй, мне кажется, день, когда был Майдан. И я сказала это слово, и оно пошло-пошло-пошло. Не только через меня, оно родилось, наверное, оттого, что это главное слово. Родилось. Нация родилась, проснулась.

– Почему не любовь, почему не надежда, почему достоинство?

– Ну ты как спросил?

– Какое главное слово последних десяти лет?

– Ну так последних же! А любовь – это вечность!

– А как долго это слово должно быть главным? Теперь это слово (достоинство) уже должно быть вечным. Для Украины должно быть вечным, как любовь! Как бог, как любовь, наше достоинство. Мы ее всегда отстаивали

– Вот теперь оно уже должно быть вечным. Для Украины должно быть вечным, как любовь! Как бог, как любовь, наше достоинство. Мы ее всегда отстаивали. Вот я читала про Петра Могилу. Понимаешь, оно же, мне кажется, то, что он делал, Петр, он понимал, что главное, это чтобы мы не были глупы, что нужно образование, воспитание, чтобы оно закладывалось разумное и по возможности правильное, человеческое, не противоестественное. Божьи заповеди. Чтобы это закладывалось.

У нас этим не занимаются так, как надо, мне кажется. Никогда не занимались. А я росла в такой стране, в такое время, когда это было наоборот. Там говорили: «О, ты очень умный!» Слышишь? А что глупым нужно быть? Как оскорбление это было. Я не могла с этим мириться ни в школе, ни в садике, хотя я там и не была. Сколько я себя помню, я не могла понять, почему это плохо. Почему плохо быть лучшим, почему плохо быть первым, почему плохо знать больше, чем кто-то тут, и не поделиться этими знаниями. Что это такое? Почему надо быть быдлом и ходить так – ровненько, строем?

– Какие у вас надежды для Украины на 2020 год? Это мне похоже, то, что терпит наша страна, как мать, которая теряет сына, я это знаю, я потеряла сына и продолжаю жить. Оно произошло, а жизнь матери продолжается. Вот так наша страна теряет, теряет и живет. И должна жить

– Я тебе так скажу. Это глупое такое. Сам не понимаешь, что говоришь, но такое нетерпеливое терпение. Вот уже терпеть невозможно, но еще нужно потерпеть. Что-то делать, вмешиваться, не молчать, но все же нужно потерпеть, чтобы не лилась кровь. Потому что она и так льется. Понимаешь?

Это мне похоже, то, что терпит наша страна, как мать, которая теряет сына, я это знаю, я потеряла сына и продолжаю жить. Оно произошло, а жизнь матери продолжается. Это не просто. Вот так наш�� страна – теряет, теряет и живет. И должна жить. И делать по возможности все, что в твоих силах. Не лечь на могилу и плакать с утра до ночи, а что-то делать для того, чтобы другая мама не потеряла сына.