Из Крыма и к Крыму. Истории двух жителей полуострова, которые оказались на свободе накануне 2020 года

 Из Крыма и к Крыму. Истории двух жителей полуострова, которые оказались на свободе накануне 2020 года


Не меньше сотни крымчан удерживаются российскими властями в местах лишения свободы по политически мотивированными делами, большинство из них – крымские татары, такие данные приводят украинские правозащитники со ссылкой на офис омбудсмена. Представители российской власти, в свою очередь, регулярно рапортуют о нарушении прав жителей полуострова на территории материковой Украины, где их преследуют за участие в «самообороне», посягательство на территориальную целостность государства и содействие аннексии полуострова. Обе стороны пытаются включить фамилии крымчан в списки на обмен, однако в Украине до сих пор так и не удалось добиться массового освобождения крымских политзаключенных из российских тюрем.

За последние пол года Украина провела масштабные акции обмена заключенными с Россией и удерживаемыми лицами с пророссийскими группировками «ДНР» и «ЛНР». На фоне заявления президента Украины Владимира Зеленского о том, что крымские татары станут фигурантами «второй очереди» обмена, в адрес чиновников Банковой участились критические замечания за якобы нежелание вступать в диалог по вопросам освобождения крымчан.

«В списке тех, которые подлежат обмену, не будет ни одного с более 65-ти политзаключенных крымских татар. <...> Не окажется на свободе ни один из крымских политзаключенных – этнических украинцев, включая <...> обвиняемого в терроризме украинского патриота Олега Приходько», – заявил председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

Впрочем, накануне новогодних праздников некоторым крымчанам все же удалось оказаться на свободе. Журналист Радио Свобода поговорил с двумя из них: один, преследуемый российскими силовиками крымский блогер, смог выехать в Киев, другой, задержанный СБУ за участие в крымской «самообороне» яхтсмен вернулся в Севастополь в результате обмена 29-го декабря. Евгений Гайворонский. Из Ялты до Киева

Июнь 2014 года, празднование Дня России в анексованій Ялте. Журналист и блогер Евгений Гайворонский в футболке с портретом президента РФ Владимира Путина в эфире российского телеканала НТВ восхищается «великолепным русским духом» и признается, что «... ждал этого дня 23 года». Через некоторое время, Гайворонский освобождается из крымского бюро «Комсомольской правды», где работал ранее, заявив, что «разочаровался в придворной журналистике» и устраивается работать в севастопольский информационный ресурс «Примечания» внештатным корреспондентом по Южному побережью Крыма. После серии публикаций о хаотичную застройку побережья Большой Ялты на Гайворонского несколько раз нападали на улице, русская полиция данные инциденты оставила без внимания. Дальше был обыск, арест и судебное требование пройти лечение от наркотической зависимости, которая якобы имела место.

Неожиданно для многих своих коллег Гайворонский начинает публиковать посты в «Facebook», где с использованием інфернальної лексики характеризует личность Владимира Путина и деятельность всей российской власти, заявляет, что больше не признает российскую юрисдикцию в Крыму. Его проукраинская позиция становится причиной ухода из «Примечаний». Все последующие месяцы Гайворонский публиковал свои публицистические тексты только в социальных сетях, снова и снова оказываясь в изоляторе временного содержания за отказ проходить лечение от наркозависимости.

Блогер подает заявление с требованием признать недействительным его российское гражданство, называет его «фейковым». 20-го декабря полицейские в Ялте задержали Гайворонского, позже он был доставлен в местный суд, который после непродолжительного заседания принял решение об аннулировании его российского паспорта.

«Формально проверка [действительности российского гражданства Гайворонского] была проведена не по его заявлению, а просто по факту. [Было] установлено, что его документы, [предъявлены в 2014 году для получения российского паспорта] не соответствуют действительности и его гражданство аннулировали», – говорит Радио Свобода адвокат журналиста Алексей Ладін.

В день вынесения решения российские судебные приставы журналиста этапировали в село Новоукраинское Краснодарского края, и поместили в Центр временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Там колючая проволока по кругу, [служебные] собаки, свои «смотрящие», «уголовнікі», антисанитария, словом, все атрибуты тюремного мира.

«Это фактически такая депортаційна тюрьма, – рассказывает о своих приключениях Гайворонский. – Там колючая проволока по кругу, [служебные] собаки, свои «смотрящие», «уголовнікі», антисанитария, словом, все атрибуты тюремного мира. И проведенный там день [согласно уголовно-процессуального кодекса России] засчитывается за два, как в СИЗО».

История с увольнением Гайворонского, в целом, подтверждает нарратив критиков работы сотрудников Офиса президента Украины относительно освобождения крымчан. Журналист утверждает, что оказался в списках на выезд чисто случайно. Таким образом, говорит Гайворонский, сложились благоприятные обстоятельства, о которых он отказался говорить из соображений собственной безопасности и безопасности третьих лиц. Случайно узнал об этом и консул Украины в России Тарас Малышевский, с которым журналист держал связь в депортационном центре.

Утром 30-го декабря журналиста и еще 8 человек вывезли из новоукраинского депортаційного центра в сторону Украины. Пятеро из них были вывезены на неподконтрольные Киеву территории Донбасса. Они же, утверждает Гайворонский, на протяжении всего маршрута угрожали ему расправой прямо в автомобиле.

«Там ехал боевик Дмитрий Жаров, который требовал, чтобы приставы позвонили насчет меня в ФСБ, приостановили мой выезд в Украину или отправили меня в «ЛНР», где МГБ разорвет меня голыми руками. Мы четыре часа стояли возле границы между Россией и так называемой «ЛНР» и в тот момент стало страшно, потому что приставы в любой момент, по большому счету, могли изменить свое решение и действительно отдать меня боевикам в «ДНР» или «ЛНР» и это было бы, мягко говоря, неприятно», – говорит Гайворонский.

Гайворонский пересек украинско-российскую границу через пункты пропуска Чертково – Меловое, на тот момент его перемещения, кроме консула Малишевского, курировал советник премьер-министра Украины Антон Турупалов, который снял для него номер в гостинице и купил билет до Киева. По утверждению журналиста, при выезде из России ему был поставлен штамп «бессрочном запрете въезда в РФ». Степан Резуник. Из Киева до Севастополя

«Отпустите меня, пожалуйста», – этой фразой Степана Резуника заканчивается видео его допроса, опубликованного СБУ в начале текущего года. Севастопольский яхтсмен был задержан при выезде из Крыма на материковую Украину, когда ехал получать украинский загранпаспорт, который, по словам его жены Ирины Резуник, был необходим ему для работы.

Резунику предъявили обвинение по части 2 статьи 260 уголовного кодекса Украины – «участие в незаконных вооруженных формированиях». По информации следствия, Резуник был связан с крымской «самообороной» – парамілітарною структурой, образовавшейся при поддержке России в феврале 2014 года. Свою вину севастополец не признал, говорил, что его участие ограничивалось только доставкой топлива и продуктов питания на блокпосты (подобные организовывались в Крыму и Севастополе в период непосредственной аннексии, – ред.), а также помощь беженцам, и раненым жителям Донбасса, которые воевали на стороне поддерживаемых Россией сепаратистов.

Волонтерство, рассказывала российским СМИ Ирина Резуник, сначала было ее инициативе, муж, по ее словам, подключался исключительно в качестве водителя. А почетная благодарность от «самообороны», которая якобы доказывала его причастность к ней, «... есть у половины крымчан».

Тот факт, что он – севастополец – оказался участником обмена удерживаемыми лицами между Украиной и группировками «Л/ДНР», не удивил Резуника. Хотя, признается яхтсмен, до него доходили слухи, что его могли включить еще в первые «списки на обмен».

«В СИЗО, где я сидел накануне первого обмена, большой объем информации проходит на уровне слухов. И вот среди заключенных ходили слухи, что вот-вот будет обмен. Тогда ко мне подходили и говорили, что моя фамилия якобы включили в списки. Точнее, что жена, которая боролась за мое освобождение, добилась этого», – пересказывает Резуник свою историю журналисту Радио Свобода. Позже станет очевидным, что в сентябрьский список на обмен Резуник не попал, любой коммуникации с ним по этому поводу со стороны украинских спецслужб не было.

По словам Александра Молохова, председателя рабочей группы по международно-правовым вопросам Постпредства Крыма при Президенте России, он докладывал о задержании Степана Резуника на заседании Комитета по правам человека ООН в Женеве, после чего, говорит сам Резуник, его посетили двое сотрудников миссии ООН из Одессы.

Участие Резуника в обмене, добавляет Молохов, могла сорваться в последний момент. Некоторые из представителей так называемых «Л/ДНР» не сильно хотели видеть крымчанина в списке.

«Говорили, что он крымчанин, россиянин, вот, пусть им Россия и занимается. А вместо него мы обменяем кого-нибудь из наших ребят, арестованных в Украине. Основная заслуга в том, что его фамилия в списке таки удалось отстоять, на мой взгляд принадлежит Сергею Аксенову (назначенный Кремлем глава Крыма, – ред.), Он лично занимался этим вопросом», – сказал Молохов, добавив, что не владеет информацией о деталях этих переговоров.

О том, что он будет обменян в декабре и перемещен на неподконтрольную Киеву территорию Донбасса Резуник узнал 10-го декабря. Представители СБУ, говорит севастопольский яхтсмен, пришли к нему и спросили его согласия на участие в данном мероприятии. Накануне обмена ему была изменена мера пресечения: «Суд постановил вернуть мне залог и изменил меру пресечения на явку под личное обязательство», – уточнил он. Сама процедура, продолжает Резуник, прошла гладко и без эксцессов, на территории так называемой «ДНР» он находился в течение нескольких дней, после чего отправился в Крым.

На видео, опубликованном на канале «ГлавКрим» в WhattsApp, Степан Резуник сидит в вагоне-ресторане поезда «Таврия», следовавший из Санкт-Петербурга в Севастополь аннексирован и вместе с другими пассажирами поет гимн России.

Эта поездка, говорит Резуник, стала результатом стечения обстоятельств и не была элементом пропагандистской кампании, инициированной российскими властями.

«Сначала я должен был ехать в Крым на автобусе, но мы просто на него не успели и потом уже представители «ДНР» мне сказали, что есть вариант в Ростове-на-Дону сесть на поезд и поехать по [крымском] моста в Севастополь», – подытожил севастопольский яхтсмен.

Украинские адвокаты Резуника продолжат посещать судебные заседания и вести его дело, которое, несмотря на прошлый обмен, не была закрыта. Сам обвиняемый говорит, что намерен доказывать свою невиновность в украинском суде, однако форму своего участия в судебном процессе он планирует в ближайшее время обсудить с адвокатами.