Россия и Беларусь вступили в «нефтяную войну». «Союз» Минска и Москвы – снова под угрозой

 Россия и Беларусь вступили в «нефтяную войну». «Союз» Минска и Москвы – снова под угрозой
Россия и Беларусь вступили в «нефтяную войну». «Союз» Минска и Москвы – снова под угрозой

Россия остановила поставки нефти в Беларусь с 1 января 2020 года, белорусские НПЗ уже работают на минимуме, используют прошлогодние запасы, транзит российской нефти в Польшу и Украину пока не прервано.

До самого Нового года продолжались дискуссии между Беларусью и Россией, формальными «союзниками», по условиям поставки главных энергоносителей – газа и нефти.

С газом удалось договориться «под елочку», 31 декабря – посол Беларуси в Москве Владимир Семашко и глава «Газпрома» Алексей Миллер подписали документы о цене на российский газ для Белоруссии на 2 месяца 2020 года и о поставках и транзите газа в течение всего года.

Компромисса здесь нет, Россия не пошла на снижение цены на газ, как просил Минск, условия импорта остаются такими же, как в 2019 году, цена на январь-февраль составит 127 долларов США за тысячу кубометров. Что будет дальше, дискуссия между Минском и Москвой еще продлится, но формально «газовой войны нет».

Экономическая причина спора – российский «налоговый маневр»

А вот с нефтью так не удалось. Причина здесь – в российском «налоговом маневре» относительно нефти. Беларусь, которая перерабатывает российскую нефть на двух своих заводах, перестала получали таможенные платежи с нефтепродуктов, которые из них идут на экспорт. Дело в том, что Россия в 2018 году решила провести реформу нефтяной отрасли и постепенно уменьшить объем пошлин, которым облагаются компании – экспортеры нефти. При этом растет налог на добычу полезных ископаемых, в том числе нефти. Соответственно, растет ее цена на экспорт.

По оценкам экономистов, Беларусь от российского «налогового маневра» ежегодно теряет значительную часть своих бюджетных доходов, в 2019 году белорусский бюджет недополучил 300 миллионов долларов, а в 2024 году эти потери превысят 2 миллиарда долларов.



Поставки горючего в Украину будет под угрозой, если «нефтяная война» продлится

Пока на белорусских нефтеперерабатывающих заводах в Мозыре и Новополоцке сообщили Радио Свобода, что работают на прошлогодних запасах с минимальной загрузкой, новых контрактов нет.

Прошлогодних остатков, на которых работают сейчас НПЗ Беларуси, хватит на 20 суток, но загрузка заводов приходится снижать. Такая ситуация на НПЗ в Новополоцке Витебской области и в Мозыре Гомельской, откуда Беларусь поставляет продукцию своего НПЗ и в Украину.

Согласно итогам 2018 года, топливный баланс Украины (светлые нефтепродукты, в том числе бензин и дизельное топливо, сжиженный газ и моторное масло) на 32 процента состоял из белорусского импорта. Если «нефтяная война» между Россией и Белоруссией будет продолжаться, эти поставки будут под угрозой.

Относительно транзита нефти через Беларусь в Украину и Польшу, то здесь проблем пока нет.

В украинской государственной компании «Укртранснафта», которая осуществляет транзит российской нефти в европейские страны, заявляют, что с начала года транспортировки этого сырья в Европу осуществляется планово.

«Транзит российской нефти через нефтепровод «Дружба» с белорусской стороны происходит согласно ранее утвержденному графику – более 40 тысяч тонн в сутки», – сообщили Радио Свобода в пресс-службе предприятия.

Политическая причина – российское желание «углубленной интеграции»

Параллельно с «налоговым маневром», который ударил по бюджету Беларуси, с конца 2018 года Россия вынуждает Минск к «углубленной интеграции», фактически, отмечают эксперты, желая лишить вроде союзное ей государство экономического и политического суверенитета.



Все газовые и нефтяные вопросы должны были уладить на переговорах президент Беларуси Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин, разговоры продолжались весь декабрь прошлого года. Но по их итогам Путин открыто заявил, что связывает сохранение льготных цен на нефть для Беларуси с «углублением» политической и экономической интеграции.



Премьер-министр России Дмитрий Медведев сообщил, что на переговорах тридцать «дорожных карт» интеграции уже согласовано, осталось тридцать первая, в которой Беларусь должна отказаться от своей валюты, налоговой системы, по сути, передать Москве экономический суверенитет на льготные цены на энергоносители. Но договориться по политическим вопросам России не удалось, Беларусь отказалась их обсуждать. При этом Лукашенко выступил ярым защитником белорусского независимости.

Какие альтернативы российской нефти

После провала нефтяных переговоров Александр Лукашенко 31 декабря 2019 года поручил правительству заключить контракты на закупку нефти из альтернативных России источников.

Того же дня председатель концерна «Белнафтахім» Андрей Рыбаков в эфире национального телевидения сказал: «Александр Лукашенко поручил в ближайшие часы завершить переговоры хозяйствующих субъектов России и Белоруссии и заключить контракты на поставку нефти, чем мы сейчас и займемся. Дано четкое поручение обеспечить поставку нефти из альтернативных источников, в первую очередь речь идет о поставках железнодорожным транспортом из портов стран Балтии, а также задействовать для поставки альтернативной нефти нефтепровод «Дружба». Этим мы будем плотно заниматься».





Обычно Беларусь у России закупает 24-25 миллионов тонн нефти в год, для собственных нужд используется 6 миллионов тонн, остальное экспортируется в Европу, Украину и Россию в виде нефтепродуктов. Доходы от пошлин от экспорта нефтепродуктов составляют третью по значимости долю доходов бюджета – от 8 до 6%, и с реализацией российского «налогового��ого маневра» и подорожанием российской нефти она будет уменьшаться.

Технически Беларусь может транспортировать нефть из портов стран Балтии. Также идут межправительственные переговоры о поставках нефти из Казахстана по российским трубопроводам. О начале коммерческих переговоров по поставкам нефти из Казахстана заявил 25 ноября прошлого года тот самый Андрей Рыбаков.

Беларусь имеет опыт альтернативных поставок из Венесуэлы – во время конфликта с Россией через океан было перевезено 11 миллионов тонн нефти. Беларусь также получала нефть из Азербайджана транзитом через Украину.

В Министерстве энергетики и защиты окружающей среды Украины Радио Свобода сообщили, что в конце ноября 2019 года Беларусь инициировала разработку совместного проекта по организации поставок нефти на белорусские предприятия через Украину, в частности, используя возможности трубопровода «Одесса-Броды». Речь шла также о создании совместного предприятия, которое отвечало бы за транспортировку нефти на Мозырский НПЗ. Правда, соответствующие предложения пока не реализованы – они находятся на стадии изучения.

Это российский шантаж – эксперт

Белорусский независимый эксперт Сергей Чалый считает, что со стороны России имеет место банальный шантаж:

«Нет раздельных вопросов компенсации «налогового маневра» и цены на газ – это один и тот же вопрос. После создания Евразийского экономического союза должен заработать единый рынок газа. Газ, в отличие от нефти, не выведен из этого соглашения. И схема расчета цены – по Ямало-Ненецкому автономному округу, плюс транспортировку, плюс небольшая наценка «Газпрома» – эта схема должна была работать. Ошибка была в том, что была установлена валютная составляющая транспортировки. Это привело к тому, что для нас транспортировки газа до границы со Смоленской областью стоит почти в три раза больше, чем в России. Такого не должно быть.





В 2016 году Россия признала, что не должно быть, но предложила не менять формулу, а вместо этого разницу в цене компенсировать путем так называемого «перемитнення» нефти, 6 миллионов тонн и зачисления экспортных пошлин в белорусский бюджет. Это то, что является компенсацией Беларуси за дорогой газ, а не подачкой. И когда Россия одной рукой устраивает «налоговый маневр», снижает размер экспортных пошлин и переносит нагрузку на добычу полезных ископаемых, она должна была предусмотреть и порядок компенсации. Об этом говорилось еще в прошлом году, чтобы Россия нашла какой-то механизм компенсации. Теперь же надо ставить вопрос об эффективности этих интеграционных объединений таможенного союза с Россией и ЕАЭС. Надо решать, что мы делаем с таким союзом. Или Россия ведет себя по-партнерски, или, как сказал Лукашенко, «нах*р» нам такой союз».