«Стратегическая цель ‒ деокупация Крыма»: Тамила Ташева о работе представительства президента Украины в Крыму

 «Стратегическая цель ‒ деокупация Крыма»: Тамила Ташева о работе представительства президента Украины в Крыму


С 2020 года постоянное представительство президента Украины в Автономной Республике Крым, которое базируется в Херсоне, открывает еще один офис в Киеве. Чем ведомство способно помочь крымчанам и какую роль оно играет в международной политике Украины в отношении Крыма, в эфире Радио Крым.Реалии рассказала заместитель постоянного представителя президента Украины в АРК Тамила Ташева.



‒ Что означает расширение вашего ведомства в Киев? С какими вопросами крымчане могут обращаться к вам?

‒ Действительно, 17 октября 2019 года президент подписал указ, которым расширил полномочия представительства. Кроме того, в тексте речь шла о том, что оно будет расположено и в Киеве, и в Херсоне. То есть мы продолжаем прием граждан, как и ранее, в Херсоне, но стратегическими вопросами, которые необходимо решать на общегосударственном уровне, для коммуникации с международными организациями, органами власти, мы будем работать в Киеве. Хотя еще до принятия указа команда представительства, в первую очередь его председатель Антон Кориневич проводил встречи в столице. А так мы принимаем обращения граждан по телефонной «горячей линии», через Skype-связь, электронную почту, ведем личный прием. Обращаться можно по разным вопросам, но в первую очередь это касается проблем, которые возникают у людей при взаимодействии с государственными органами власти. Представительство пытается на своем уровне решить эти вопросы. Конечно, очень важно помогать здесь и сейчас, но также нам необходимо исключить дискриминационные положения в законодательстве Украины, чтобы решить проблемы крымчан на стратегическом уровне.

‒ Вы пришли в представительство с правозащитной сферы, из организации «КримЅОЅ». За что отвечаете в команде? Как вообще распределены обязанности? Чаще всего граждане с оккупированных территорий обращаются в представительства, потому что не имеют какой-то информации

‒ У нас есть несколько управлений: международная служба, служба приема граждан, работы с обращениями, информационно-аналитическая служба, служба по деоккупации, служба правового анализа. Мы – субъекты законодательной инициативы, но работаем через, собственно, президента Украины, то есть подаем ему свои наработки. За мной закреплена именно служба обращений граждан. Сейчас мы стараемся сделать ее более эффективной, чтобы у нас появился модный сейчас чат-бот, до которого любой крымчанин мог бы обратиться и получить базовую ответ. Чаще всего граждане с оккупированных территорий обращаются в представительства, просто потому что не имеют какой-то информации. Первую волну этих обращений можно было бы снять чат-ботом, потому что это наиболее распространенные вопросы.

Также за мной закреплена информационно-аналитическая служба, то есть анализ того, что происходит на территории Крыма, с ним потом работают наши коллеги из управления деоккупации и реинтеграции Крыма. В общем мы хотим стать информационным хабом для крымчан. С другой стороны, для нас очень важно актуализировать вопрос полуострова в информационном повестке дня как в Украине, так и за рубежом. Мы стараемся быть такой связью между различными органами власти, чтобы, в частности, на повестке дня их ведомств тема Крыма постоянно присутствовала.

‒ Что планируете делать в 2020 году?

‒ Планов много. Одна из стратегических целей ‒ разработка стратегии деоккупации и реинтеграции Крымского полуострова, формирования крымского повестки дня для президента, чтобы на всех международных встречах и коммуникациях внутри страны у него присутствовала эта крымская тема. Это анализ законодательных практик через крымскую призму, чтобы мы понимали, какой из законодательных актов может навредить в вопросах деоккупации и возвращения Крыма.

Словом, это ряд стратегических целей, под которые мы прописывали тактические задачи. С момента начала работы нашей команды мы наладили работу абсолютно со всеми органами власти, которые так или иначе отвечают за вопрос Крыма: Министерство по вопросам оккупированных территорий, ветеранов и внутренне перемещенных лиц, Министерство юстиции, Министерство образования и науки, Министерство культуры, все правоохранительные органы, которые занимаются Крымом. К сожалению, на протяжении последних шести лет такой коммуникации и взаимодействия между различными ветвями власти не было.

‒ У вас проходят встречи с президентом Владимиром Зеленским?

‒ Мы постоянно находимся на связи с Офисом президента ‒ как с его советниками, так и с заместителем руководителя. Антон Кориневич неоднократно встречался с Владимиром Зеленским как на общих мероприятиях, так и на неформальных закрытых консультациях и встречах, в том числе и перед саммитом в Париже 9 декабря.

‒ В Кремле не раз настаивали: по Крыму вести переговоры не собираются. Что говорят в окружении президента Украины о такие переговоры?

‒ Владимир Зеленский неоднократно говорил о необходимости площадки для коммуникации по Крыму с российской стороной. Также он отмечал, что одной из сторон в переговорах должны быть США. Мы вовлечены в процесс тем, что всегда передаем материалы и брифы, которые касаются Крыма, постоянно говорим об этом с первыми лицами Офиса президента. То, что происходит в Крыму, с политическими заключенными, мы всегда доносим до их сведения. У нас есть стратегическая цель – и это деокупация Крыма. Конечно же, мы будем делать все, чтобы этот вопрос никогда не исчезло с повестки дня работы с нашими международными партнерами. Владимир Зеленский неоднократно говорил о необходимости площадки для коммуникации по Крыму с российской стороной

‒ Какие именно проблемы, связанные с Крымом, вы нарушаете в международной работе?

‒ Мы постоянно мониторим ситуацию в Крыму, всегда находимся на связи с правозащитными адвокатами или жертвами политически мотивированного уголовного или административного преследования. Постоянно коммуницируя с международными миссиями, организациями, сообщаем о нарушениях прав человека. В середине декабря Антон Кориневич был главой делегации на консультациях Украины с Евросоюзом в отношении Крыма. Там поднимали вопросы, связанные с нарушением прав человека, милитаризацией сознания граждан, с обучением детей на родном языке, преследованием нескольких групп лиц ‒ крымских татар и украинцев. Эти материалы были подготовлены нашей стороной, а потом переданы делегации в Брюсселе, чтобы там это озвучили.

‒ Как вы со своей стороны будете стараться завладеть вниманием и привязанностью крымчан, для которых работаете, учитывая то, в каком информационном пространстве они сейчас живут?

‒ Одна из наших целей ‒ сохранение, восстановление и укрепление связей с людьми, которые живут на оккупированной территории. Пути для этого есть разные. Один из важных вопросов ‒ пересечение административной границы, который мы неоднократно призывали упростить, а также улучшить условия прохождения контроля. Мы прилагали усилия к тому, чтобы открылась сначала режимная зона, а потом сервисные зоны. Когда в день открытия режимной зоны я общалась с крымчанами, они говорили, что это небо и земля: мол, наконец Украина повернулась лицом к тем, кто живет в Крыму.

Здесь также вопрос образования для детей с оккупированных территорий ‒ мы хотим создать фонд поддержки талантливой молодежи из Крыма, чтобы ребенок мог обратиться туда для реализации своей культурной или образовательной идеи. Это упрощение поступления в украинские вузы ‒ не в ограниченное их количество, а в любые. Это проблема получения документов о рождении или о смерти ‒ сейчас действует судебная процедура, а мы настаиваем на том, чтобы она стала административной. Сюда же относится проблема нерезидентства людей с крымской регистрацией ‒ мы работаем над отменой этого статуса. Таких вопросов очень много.