«Война с Россией – гибридная, и мир может быть только гибридный»: прогноз экспертов на 2020 год

 «Война с Россией – гибридная, и мир может быть только гибридный»: прогноз экспертов на 2020 год


Гости программы «Ваша Свобода»: Виктор Андросов, исполнительный директор Украинского института будущего; Евгений Магда, директор Института мировой политики.



Инна Кузнецова: в Конце года традиционно не только подводят итоги, но и строят планы на год следующий, прогнозируют, каким он будет. Господа, какая угроза, какой вызов, какая перспектива 2020 года? Что самое главное?

Евгений Магда: Здесь так же, как и стакан полупуст или напівповна. Это будет високосный год. Мы сами должны определить, что на один день больше или на день больше возможностей или на день больше угроз? Пока мы сами не осознаем, что быстрых решений здесь и сейчас, которые принесут максимальное облегчение, не будет, пожалуй, сложно будет воспринимать окружающую реальность. Хуже всего, когда Россия скажет, что мы соглашаемся вернуть оккупированные территории, а Украина окажется не готова внутренне к этому Евгений Магда

Война, которая идет с Россией, является гибридной. И мир может быть только гибридный. Есть два варианта. Гибридный мир на условиях Украины – это вступление в НАТО. А гибридный мир на условиях России – это подписание нового соглашения о «дружбе и сотрудничестве». Все остальное – это будут составляющие, ступеньки к этому процессу... Хуже всего, когда Россия скажет, что мы соглашаемся вернуть оккупированные территории, а Украина окажется не готова внутренне к этому. Реинтеграция временно утраченных территорий не может быть осуществлена за месяц, за год.

Есть спрос на большие изменения. Но у нас не хватает ресурса финансового, управленческого, организационного, чтобы осуществить изменения и показать их качество здесь и сейчас. Шестой год продолжается противостояние на Донбассе. Есть не только сотни тысяч людей, которые принимали в нем непосредственное участие и как участники боевых действий, и как волонтеры, а и есть миллионы людей, которые считают, что это не совсем их война.

В Украине может быть только украинский сценарий. Можем изучать много сценариев, которые существуют на сегодня, но придется выработать собственный. Размеры конфликта и размеры нашего государства, по меньшей мере, для Европы являются уникальными.

Виктор Андрусив: Мы каждый год стараемся обозначить каким-то символом. Например, о 2019 год говорили, что он будет год «Рубикона». Оно где-то сбылось. А символом 2020 года называем землетрясение, то есть это год, когда будет очень хорошо трясти. Это неизбежная история. Мы будем переживать очень много потрясений. Но результат этого будет очень успешный. Будет трясти во многих сферах. Это все последствия конфликта, который начался в этом году тем, что общество пошло на эксперимент и выбрало Зеленского. Зеленский пытаться установить новую программу, а старая программа со своими вирусами будет максимально с этим бороться.

Ключевой сценарий на следующий год, как и этого – ни войны, ни мира. То, что есть сейчас. Но очень высокую вероятность имеет «Минск-3». На осень могут выйти с какой-то новой перепідписаною соглашением по урегулированию ситуации. В этой ситуации нет одного, кто может действительно все решить. Даже по международной терминологии, наш конфликт уже стал долгосрочным. Ситуация не будет меняться. К сожалению, единственный путь к миру – это замораживание конфликта на той стадии, на которой есть сегодня.

У нас есть наследственность только не прямая, а немножко от правительства Яценюка, немножко от правительства Гройсмана. У нас новое правительство решило совместить провалы двух предыдущих правительств, надеясь, что из этого должно выйти что-то другое что ли? Инфантилизм, который принес Алексей Гончарук в политику, вот этот фейсбук-пузырь просто лопнет. Будет ситуация, что надо будет принимать серьезных антикризисных шагов. Однозначно будет изменен правительство. Президент будет вынужден прибегать к неполярных назначений. Потому что то, что есть сейчас, просто не может управлять страной... Как показал Максим Нефедов на таможне никаких знаний управления государством у него особо нет. Поэтому кризис будет очень серьезная. И очень большая вероятность досрочных выборов Верховной Рады. Это без привязки к ситуации на Донбассе.

– Господин Магда, насколько возможно перезагрузка парламента, насколько Украина может выйти на новые выборы?

Евгений Магда: Я думаю, что смена правительства – это где-то 90%. Относительно парламентских выборов, то такое ощущение, что у президента с достаточно высоким рейтингом есть соблазн провести выборы по новым избирательным кодексом, который недавно приняли.

Виктор Андрусив: У нас в принципе не работают институты. Мы страна не институтов, а договоренностей. Это означает, что мы страна и общество, где в топ и на первые позиции выходят люди, которые не играют по правилам. Если ты играешь по правилам, то ты проиграешь. Кто играет вне правил, имеет больше возможностей. То есть большинство наших успешных людей не могли бы достичь успеха в США или в Европе, потому что там есть правила, есть институты. У нас за один год можно стать и миллионером, и за один год можно стать самым бедным в стране. Парламент в турборежиме наштампував кучу реформ, а приняли бюджет, который был разработан до этого. Смысл тогда все это голосовать? Виктор Андрусив

Если Петр Порошенко строил страну под себя, то сейчас вообще происходит демонтаж страны, с точки зрения управления. И это видно по тому, как не выполняются решения президента, законы. Банальный пример. Парламент в турборежиме наштампував кучу реформ, а приняли бюджет, который был разработан до этого. Смысл тогда все это голосовать? Например, принята судебная реформа, а на судебную реформу там ни копейки не заложено. Весь этот разрыв громыхнет в первой половине следующего года. Мы будем переживать серьезную кадровую турбулентность.

В международной политике ситуация для нас будет намного лучше. Вопрос в том, не будут сапущені какие-то новые истории по Украине в США? Есть предпосылки для этого, в частности расследования, которое тот же Джулиани делал, и все остальные. Есть уже какая-то субъективная усталость от нас, так сказать, тема себя исчерпала, уже о ней даже не хочется говорить. Но я не могу сказать, что Украина или наш президент как-то неправильно себя повели в этой ситуации. Президент максимально дистанцировался от дела об импичменте Трампа – ред.) Понятно, что Зеленский был под давлением. И все это признают, что он был под давлением. Но даже под этим давлением он выглядел достаточно объективно. Путин будет отвечать как военный преступник в Гаагском суде, если мы признаем войну войной – эксперт по вопросам безопасности