«Мы с моей героиней сознательно переехали в Донецк» – автор книги года ВВС Тамара Ореха Зернышко

 «Мы с моей героиней сознательно переехали в Донецк» – автор книги года ВВС Тамара Ореха Зернышко
«Мы с моей героиней сознательно переехали в Донецк» – автор книги года ВВС Тамара Ореха Зернышко

Книгой года по версии BBS News Украина стала книга о Донецк. Роман Тамары Дуды, более известной под псевдонимом Ореха Зернышко – «Доця», вышедший летом этого года, взял награду в литературной премии. «Эта книга написана для людей, которые сейчас остались в оккупированном городе», – говорит Тамара. О том, как Тамара Дуда создавала книгу о городе, где была один раз, о стереотипах и о цене войны она рассказала Радио Донбасс.Реалии.

– Ваша книга – про Донецк, но в городе вы были только раз, и недолго?

– На самом деле, я была один раз в жизни в Донецке, еще до войны, но это была такая странная поездка. Меня отправили в командировку поговорить с узниками тюрьмы, которые страдали от жестокого обращения. Когда я начинала карьеру как журналист, были такие задания. Поэтому Донецк мне запомнился огромной площадью с памятником Ленина, не менее крупным отелем, где у меня был номер просто необозрим – метров 80 он мне казался, но без отопления. В этом номере была только одна кровать. Чтобы согреться, я зкупила все гламурные журналы, которые продавались в этом отеле, и с этой прекрасной прессой мы переночевали. Поэтому у меня впечатление о донецке – я не уверена, что объективные, они нерепрезентативны.

– А почему именно Донецк выбрали для книги?

– Если говорить с точки зрения автора, то война, и все, что происходит в нашей стране – это фон для любого сюжета. Фактически, то, что происходит, и как это повлияло на людей – это огромное социальное потрясение, которое очень глубоко задело каждого человека. На фоне этих обстоятельств люди, страна раскрываются по-новому, необычно. В принципе, я бы могла делать сценой своей книги Киев, поскольку я его хорошо знала, но мы с моей героиней сознательно переехали в Донецк. Эта война началась из Донецка, она там и закончится, по моему мнению

Это было сознательное решение. Как на меня – это то место, где возникло, и началось задалось много вопросов. Главное, что это место, где будет много ответов. То есть на эти проблемы, которые есть, мы не найдем решения дистанционно, они должны решаться там, где все началось.

Эта война началась из Донецка, она там и закончится, по моему мнению. Мы не можем сказать, что война закончилась до того времени, пока не будут освобождены эти территории, и пока не будет проведена работа по исправлению, переосмыслению, перекодифікації, скажем, какого-то менталитета, человеческих стереотипов, вкусов, представлений. Пока не будет исправления этих искажений, ошибок, которые были допущены за годы Независимости Украины, мы не сможем жить нормальной, процветающей, сильной страной, пока не будет решена эта проблема, которая взорвалась на Донбассе.

– По вашему мнению, «Дочка» поможет преодолеть стереотипы в отношении жителей Донбасса?

– Собственно говоря, поэтому и появилась эта книга, это является моей личной попыткой немножко выровнять баланс. Я хочу заставить максимальное количество людей, которая купит эту книгу, оказаться в шкуре людей, которые жили в то время на Донбассе, пропустить через себя, посмотреть своими глазами на эти события. Мне кажется, что в определенной степени мне это удалось.

Было много отзывов типа «я никогда не думал увидеть под таким углом зрения, это частичка пазла, которого не было в моей голове, о котором я даже не думал». Несмотря на то, что у нас есть большое количество беженцев, что даже изменился баланс, демографические показатели населения за счет людей, которые были вынуждены уехать оттуда. Здесь они столкнулись не с поддержкой, сочувствием, и не включении в работу. Они вынуждены действительно, как во враждебной среде, оправдываться, объяснять, занимать оборонительную позицию. Это те вещи, которые надо проговорить, понять и исправлять.

– У главной героини нет имени. Для меня она иногда Оксана, иногда безымянная...

– В течение книги она себя никак не называет, она «Я». Это я специально так сделала для того, чтобы «Я» легче слилось с «Я» читателя. Это один из таких приемов, который мне показался важным для того, чтобы упростить человеку переход через этот мостик.

Но на самом деле, это человек, который смотрит своими глазами, очень здравый, человек с нормальной жизненной позицией, которая заключается в том, что «Я сама отвечаю за свою жизнь, я делаю то, что считаю нужным, я ни у кого ничего не прошу, но у меня есть дело, которое мне нравится». У нее есть работа, увлечения. Она имеет бизнес, который развивается за счет ее таланта. Тоже не вырванный ни у кого, не отжатый. Это то, что люди построили своими руками. И таких много было. Она наблюдает с определенной критической иронии за людьми, которые есть вокруг нее. Это не ситуация в Донецке. Так же мы живем в Киеве, в других регионах. Мы себе живем и спокойно строим себе отношения с миром. Для большинства из нас, то, что произошло, было неожиданностью.

– Для кого «Доця»? Эта книга написана для тех людей, которые сейчас там остались

– Эта книга написана для тех людей, которые сейчас там остались. Я могу говорить от имени Украины, потому что Украина, собственно говоря, это я. Так есть, так всегда и было. Я могу говорить о том, что мы их понимаем в нюансах, мелких моментах и очень сочувствуем. Посыл этой книги заключается в том, что по большому счету такая ситуация возможна в каждом регионе Украины, даже не прифронтовых.

По большому счету, очень легко подорвать человеческие инстинкты, очень легко найти исполнителей, которые пойдут и разгромят что угодно. Мы говорили о большом количестве, завезенное из России: массовки, исполнители, подстрекатели. С другой стороны мы должны сказать, что они не встретили никакого сопротивления со стороны государственных органов. Эти органы, которые были обязаны запо��ігти этом.

Извините, где была полиция, где была прокуратура? Почему не вмешались силовики? Почему сдавали арсеналы оружия десяткам пьяных, вкурених бомжей, так, будто это огромная армия пришла. Мужчины, вы давали присягу Украине и вы отступились? Потом нам рассказываете, что вам не было приказа из Киева? Извините, в таких ситуациях не нужно ждать приказа из Киева. Для того, чтобы открыть огонь на поражение, если банда штурмует ваш участок, не нужно ждать особого приказа. Приказ должен быть в сердце, в совести офицера, в самой сущности вашей профессии.

– В книге для меня, дончанки, есть много моментов не совпадений с реальностью. В конце концов, это художественная книга, но чего бабка, соседка главной героини помнит Юзовку, потому что якобы там родилась?

– Давайте спишем это на старческую деменцию. Эта бабулька реальная, то есть понятно, что такой персонаж придумать невозможно. Бабуля, которая потом приходит, осмыслив что-то, мириться с банкой чайного гриба в руках, который похож на медузу. Это именно та сцена, которую невозможно придумать, она действительно существует.

Если посмотреть, то в этой книге очень много эпизодов, моментов, но на самом деле очень маленькая частица является авторской выдумкой. Подавляющее большинство из них происходила на самом деле с людьми. У меня не такая богатая фантазия, чтобы это все придумать, у меня более аналитический ум. Я могу свой опыт и опыт чужих людей аккумулировать и собрать в один текст. Для того, чтобы это придумать с нуля, просто из головы – это нереально.

– А как вообще эта книга возникла? Я помню, что у вас на фейсбуке был хэштег «Книга, которой нет», где вы писали о том, что взялись за книгу. И вот эта книга теперь есть.

– Люди удивляются самому факту появления этой книги. Для них она является неожиданностью в том плане, что вообще кто-то поднял эту тему, и попытался посмотреть на события их глазами, попытался войти в их положение. Насколько за эти годы они привыкли к тому, что сочувствия нет, понимания, поддержки нет, что для них эта книга стала пробоиной в какой-то обороне, возможно. То есть это большое удивление, прежде всего. Книга получилась реалистичной. Для того, чтобы ее написать, я фактически прожила эти события

Мне говорят о том, что книга получилась реалистичной. Так, будто я там была. Для того, чтобы ее написать, я фактически прожила эти события.

По несколько раз я пересмотрела все видео в ютубе: там какие-то короткие, с российской стороны снимали. Оно до сих пор циркулирует в этой сети. Я читала форумы городские. Последовательно, начиная с 2014 года, все сообщения, которые там были. Очень многое меня удивило, а потом я поняла, что у нас то же самое было. Когда у нас был майдан на Майдане, а на соседней улице работала школа, где шли занятия у моего ребенка. Там стреляют, люди гибнут, а тут у них в школе дети сидят. Фактически две плоскости, два города в одной точке, не пересекаясь.

Когда я читаю про Донецк, начало обстрелов, начало боевых действий возле аэропорта, и нахожу одновременно прекрасный сайт, на котором рассказывается об архитектурных красотах Донецка, местные «изюминки». Я вижу, что новые статьи выкладываются именно в это время. Статьи, посвященные каким-то домам, историческим екскурсам, выдающимся людям, событиям, но преимущественно архитектуре. И пишется так спокойно, не спешно, для легкого чтения, комфортного.

Но я вижу, что эти сообщения выставляются именно в то время, когда идут обстрелы, у вас же и все ваши красоты могут разрушиться. Это означает, что даже в условиях начала боевых действий, войны, оставались люди, которые спокойно жили себе, особо не обращая внимание на это. Мы должны эти территории вернуть. Потому что наша земля – это Украина. Мы должны работать с теми, кто у нас есть

Когда я говорила с людьми, которые уехали, были там такие, которые имеют проукраинскую позицию, а были такие, которые обвиняют Украину. Было большое количество людей, у которых ничего не изменилось, которые меня убеждали, что в Донецке все в порядке, все работает, машины ездят, магазины, клубы работают. Я несколько раз спрашивала, а мне говорили: «Хочешь, поехали посмотрим? Я тебя провезу без проблем. Съездим, походим, вернемся. Ты увидишь, что вообще ничего не изменилось. Это все выдумки». То есть 15-16 год, а для людей война в доме остается выдумкой. Она остается, даже не в телевизоре, а где-то в интернете. Если заблокировать тех людей, которые пишут об этой войне, то можно спокойно жить дальше, не смотря на нее.

– Довольно часто встречаю мнение, что оккупированную часть Донбасса возвращать не стоит. Вы разделяете эти мысли?

– Мы должны все равно не забывать и помнить, что мы должны эти территории вернуть. Потому что наша земля – это Украина, мы должны ее вернуть. Мы должны работать с теми, кто у нас есть. Книга года ВВС-2019: победили Тамара Ореха Зернышко, Владимир Аренєв и Тарас Прохасько