Мы в соцсетях. Подпишись!

Лондонский саммит НАТО. Российская угроза и расходы на оборону

 Лондонский саммит НАТО. Российская угроза и расходы на оборону
(Рубрика «Точка зрения»)

Юбилейный, посвященный 70-й годовщине создания Североатлантического альянса саммит НАТО в Лондоне 3-4 декабря отметился немного прохладной атмосферой. И дело не только в поре года.

Саммиту предшествовали довольно острые и неоднозначные заявления отдельных европейских лидеров и не менее противоречивые высказывания нынешнего хозяина Белого дома.

Однако, несмотря на все, Альянс в очередной раз вполне удержался на курсе единства и взаимопонимания в противодействию стратегическим угрозам. Непростой контекст

Хотя откровенная российская агрессия против Украины еще в начале 2014-го практически сняла все вопросы в целесообразности существования НАТО, апологеты его «устарелости» (убеждены, что с распадом СССР, чьи военно-политические притязания и должен сдерживать Альянс, необходимость в нем почти исчезла) не собирались сдавать позиций.

И хотя на 5-й год «гибридной» агрессии РФ, которую на этот момент во всей полноте военно-пропагандистского инструментария почувствовала Украина, США, Нидерланды и еще как минимум 18 стран пострадали от более мягкого (но не менее деструктивного) влияния Кремля, коллективное сознание лидеров западноевропейских стран, брошенная на произвол судьбы Белым домом, качнулась в другую сторону.

И речь здесь не только об извечном стремлении бизнес-дружбы отдельных стран ЕС с Россией – с этим уже давно все понятно. И именно этим, в конечном счете, объясняется интерес Москвы к бесперспективному «нормандского формата» при участии Германии и Франции, которые уже давно попали в Геллерівську «Ловушку-22» с РФ: нельзя вести бизнес с Путиным до тех пор, пока не объявляешь об этом публично, но когда об этом объявлено публично, вести его уже как бы и нельзя...

Недавно дело дошло и до Альянса. Ключевым рупором путинских антинатовских тезисов выступил президент Франции Эмманюэль Макрон.

Начал он с триумфального объявления «смерти мозга» НАТО, чем якобы на самом деле хотел начать «конструктивную дискуссию» в Альянсе.

Однако дальше «конструктив» сошел на нет – особенно после заявлений о франко-германскую инициативу заручиться советами, по словам французских дипломатов, «мудрых лиц»/«wise persons» (Суркова? Гєрасімова? Путина?) для выхода организации из сложного положения.

Наконец, «вишенкой» на торте «Наполеон» Макрона стало заявление о том, что РФ больше не является врагом НАТО.

Достаточно еще вскользь упомянуть неоднозначные решения и заявления нынешнего президента США Дональда Трампа, и общий фон Лондонского саммита становится еще более понятным.

Начало саммита вполне соответствовал контексту – президент США Дональд Трамп решил использовать момент и подкрепить свои пошатнувшиеся слушаниями по импичменту позиции, став на защиту НАТО. Вполне в своем стиле, он прямо назвал заявления Макрона «опасными», в очередной раз напомнил о том, кто из 29 стран-членов Альянса выделяет обязательные 2% ВВП на вопросы безопасности и обороны, пригрозил введением пошлин на импорт отдельных товаров французского производства и после завершения саммита отбыл, отказавшись от выступления перед прессой.

Еще одним камнем преткновения стала позиция Турции, которая начала почти откровенно шантажировать НАТО тем, что будет «топить» инициативы по обороне Балтийских стран от угрозы со стороны РФ, если остальные 28 стран-членов не признают курдскую Национальную армию Сирийского Курдистана (YPG) «террористической организацией». Кто из «новых-старых друзей» мог подсказать турецкой стороне такую идею, догадаться нетрудно... Однако, как справедливо отметили министры Эстонии и Литвы, это не стало существенной преградой во время саммита.

Наконец, 4 декабря главы стран-членов приняли Лондонскую декларацию, все же выдержанную в традиционных тонах евроатлантического партнерства.

Ключевые моменты документа касались следующего:

1. Российская угроза. Несмотря на вербальные выпады Макрона, лидеры Альянса все же признали, что «агрессивные действия России представляют угрозу евроатлантической безопасности». В РФ также возлагается ответственность за «нарушение Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности», на что НАТО будет реагировать «сдержанно» и «ответственно», что означает основной акцент на современных системах ПРО, а не на зеркальном развертывании тактических ракет в Европе.

2. Расходы на оборону. «Извечный» вопрос для НАТО, начиная с 2014 года, когда эта тема актуализировалась через российскую аннексию украинского Крыма и военную оккупацию части Донбасса. И сейчас, в конце 2019-го, оно все еще актуально. В 2017 году только 4 (из 29) страны-члены Нато тратили на оборону необходимы 2% ВВП, на сегодня таких стало аж... 9. Особенно в этом контексте «отличилась» Германия, попав в свое время в несколько очень неприятных скандалов, связанных с материально-техническим состоянием ее Вооруженных сил. Декларация отмечает рост европейских расходов на оборону до суммы в $130 миллиардов.

3. Новые вызовы. Вслед за киберпространством, Альянс признал космическое пространство операционным доменом, таким же, как суша, воздушное и водное пространство, что означает, что Статья 5 Вашингтонского договора теперь будет распространяться и на них. Кроме того, Альянс будет уделять больше внимания обеспечению устойчивости обществ стран-членов, безопасности личности, энергетической безопасности, защиты критической инфраструктуры и коммуникационных систем. Все это является важными элементами будущей стратегии НАТО для противодействия «гибридным» угрозам. Кроме РФ, декларация также упоминает Китай, чьи «влияние и внешняя политика составляют и возможности, и вызовы».

РФ уже традиционно рефлекторно отреагировала на планы Альянса увеличить оборонные расходы устами кремлевского спикера Дмитрия Пескова, заявив, что это подтверждает планы НАТО по «сдерживанию и экспансии, направленных против нашей страны».

Однако юбилейный Лондонский саммит НАТО четко показал, что даже маленькие лидеры отдельных крупных западных стран не смогли подорвать евроатлантическое единство и стремление стран-членов к защите собственной безопасности совместными усилиями.

Тарас Жовтенко, эксперт по проблемам национальной безопасности, кандидат политических наук