Мы в соцсетях. Подпишись!

«Россия – это часть мирового терроризма» – Сергей Джердж

 «Россия – это часть мирового терроризма» – Сергей Джердж


Гости программы «Ваша Свобода»: политолог, председатель общественной лиги «Украина-НАТО» Сергей Джердж и главный редактор российского издания «Ежедневный журнал» Александр Рыклин.

Александр Лащенко: Саммит НАТО в Лондоне является не столько юбилейным, как скандальным, по мнению критиков. Публичные разногласия между участниками стали еще острее. Хотя не исключено, что тот же президент Франции Эмманюэль Макрон своими заявлениями «разбудил» блок и даже сделал сторонником альянса президента США Дональда Трампа.

Господин Джердж, как вы оцениваете этот саммит? С одной стороны, те же самые заявления Макрона, о которых я упомянул уже, фактически, что НАТО «находится в коме», «смерть мозга», и такая неожиданная для многих реакция Дональда Трампа, который очень резко оценил такие утверждения французского лидера.

Сергей Джердж: Если речь идет о европейскую часть НАТО, то «мозг» европейской части НАТО – это Германия и Франция. Макрон так назвал сам себя и прокритикував роль Франции и себя лично в НАТО. Я думаю, что и так называемый «україногейт» в США помог потому, что Трамп меняет свою риторику в отношении НАТО.



Жизнь показала, что НАТО рано «списывать на пенсию». В НАТО еще много работы. И эта российская агрессия против Украины, и действия России в Сирии, «тайная война, которую ведет Российская Федерация, отравляя своих противников в Великобритании, в Болгарии и в других странах – здесь НАТО является инструментом безопасности и без него не обойтись.

– Господин Джердж, что терроризм – угроза №1 для НАТО, а то, что позволяет себе Путин – это за скобками? Россия – государство-террорист. К этому уже приходят европейские лидеры Сергей Джердж

Сергей Джердж: Россия – это часть мирового терроризма. Российское государство сегодня – это государство-террорист. Потому что она поддерживает террористов на востоке Украины, она использует хлор-газ против мирного населения в Сирии.

Последние данные ЮНИСЕФ: 430 тысяч детей на востоке Украины пострадали от этой российско-украинской войны. Это и убитые дети, и раненые, и психологически травмированные дети от этой войны. Дети значительно тяжелее переживают любые события. И это все делает Кремль, Россия и Путин.

Несколько лет назад все боялись назвать Россию агрессором. Мы об этом говорили, но в Европе как-то обходили эту терминологию. Сегодня мы откровенно говорим, что Россия – государство-террорист. Я думаю, что к этому уже приходят европейские лидеры, в том числе и Макрон.

Очевидно, они и среагировали на слова нашего министра иностранных дел Вадима Пристайко. Нам «RUxit» нужен, чтобы Россия вывела свои войска с территории Украины. Это один из пунктов Минских договоренностей.



– Перевод. Господин Рыклин, накануне Путин снова назвал альянс «потенциальной угрозой России». При этом подчеркнул, что Россия так или иначе готова к сотрудничеству с НАТО. Вот это противостояние Россия-НАТО за эти более 5 лет развязанной Россией войны против Украины – к чему все это привело? Россия на сегодня в военной сфере соревноваться с НАТО не может Александр Рыклин

Александр Рыклин (перевод): Саммит в Лондоне очень показателен в том смысле, что мировое сообщество в очередной раз убедилось и как-то выяснило, что, конечно, Россия сегодня в военной сфере соревноваться с НАТО не может. И тут дело даже не в том, что бюджет НАТО, по-моему, в 20 раз больше, чем бюджет России. НАТО действительно является потенциальным противником Российской Федерации. Здесь Путин не врет. И НАТО на самом деле сегодня единственный сдерживающий фактор.

– На бумаге сдерживающий фактор, в декларациях или на самом деле?

Александр Рыклин: На бумаге в том числе, но и в действительности. Только НАТО на сегодня является препятствием на пути Путина в страны Балтии.

Когда говорим о Путине, то сложно как-то зарекаться стопроцентно – мы уже много раз обжигались. Потому что, если бы мне кто-нибудь 10 лет назад сказал, что Путин аннексирует Крым, я рассмеялся бы этому человеку в лицо. На сегодня ситуация выглядит таким образом, что Путин никогда не замахнется на государство НАТО, потому что это похоже на самоубийство.



– Генсекретарь НАТО Йенс Столтенберг перед самым саммитом заверил, что принятое в 2008 году решение о членстве Украины и Грузии в НАТО до сих пор действующее. Правду сказал господин Столтенберг? Когда Украина может стать членом НАТО?

Сергей Джердж: Это политическое решение. Оно будет принято впоследствии. Для нас сегодня важны реалии. А реалии заключаются в том, что нам нужно достигать критериев и стандартов НАТО. Это (Украина – член НАТО – ред.) может случиться завтра, если НАТО примет политическое решение. Мы будем довольны только этим помощью тогда, когда полностью вернем территорию Крыма и Донбасса в состав Украины Сергей Джердж

Очень важное определение России, как противника свободного мира Запада и Европы. И это нам политически-дипломатическая помощь. Однако для нас важна материально-техническая сотрудничество, реальное реформирование ВООРУЖЕННЫХ сил украины, сектора безопасности.

Мы переходим с НАТО на программу расширенных возможностей. Будет обмен разведданными. При чем, это не только обмен информацией, а это и система доверия. Будут новые более масштабные маневры.

Для нас очень важна безопасность Черноморского региона, навигация в Азовском и Черном морях. Но помощь недостаточна. Мы будем довольны только этим помощью тогда, когда полностью вернем территорию Крыма и Донбасса в состав Украины, восстановим украинский суверенитет. И если НАТО нам в этом поможет, то это будут тогда абсолютно полностью все обязательства между партнерами выполнены.

В конце концов, в следующем году планируются учения, в которых будет задействована статья 5 для партнеров. То есть будут сценарии по защите территории Украины. Хотя Украина – не член НАТО. Потом будет новая система кодирования для нашей военной индустрии, для тех мероприятий, которые являются, по классификации НАТО. Это тоже несколько упростит эту взаимодействие. И расширяются возможности для граждан Украины работать в структурах НАТО. Видим все-таки шаги, которые усиливают наше сотрудничество.

/**/ /**/ Изменение статуса Донбасса – «московская ловушка». Есть вопросы и к Германии и Франции