Мы в соцсетях. Подпишись!

Если бы децентрализацию провели раньше, то ни одна община не реагировала бы на призывы России – Зубко

 Если бы децентрализацию провели раньше, то ни одна община не реагировала бы на призывы России – Зубко


Децентрализация в Украине может снять много вопросов об особом статусе Донбасса, заявлял Владимир Зеленский, когда отрицал возможность автономии для ОРДЛО на октябрьском пресс-марафоне. Однако, по мнению идеолога реформы в Украине Анатолия Ткачука, децентрализация застопорилась и породила много проблем.

Что готовит Украина для оккупированных Донецка и Луганска после возвращения? Выгодна таким крупным городам децентрализация? Почему подконтрольной Украине Донбасс показывает большие успехи в этой реформе?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорил бывший вице-премьер Украины, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины (2014-2019 годы) Геннадий Зубко.



– Геннадий, до сих пор осталось очень много вопросов о децентрализации у граждан. Уже пять лет проводится эта реформа. На каком этапе она находится и что нужно сделать для ее полного завершения?

– За пять лет мы прошли большой путь и главное – это изменение системы менеджмента. Украина независимая много лет, но система менеджмента оставалась как в советской системе. Когда решение принимается в центре – Киеве, а уже местное самоуправление только выполняют ту или иную бюджетную программу. Поэтому объединение общин это формирование общин, которые могут брать финансы, полномочия и ответственность. Было 11 900 общин. сейчас имеем уже тысячу общин, которые объединили свыше шести тысяч, еще четыре тысячи остаются не объединенными

На начало реформы децентрализации у нас было примерно 11 900 общин, это были сельские и поселковые советы, только 158 городов областного значения, которые имели систему управления как в любом европейском месте: мэр, исполнительный комитет, совет, принятый бюджет, но без полномочий, которые пришли в 2015 году.

Мы имеем уже тысячу общин, которые объединили свыше шести тысяч, еще четыре тысячи остаются не объединенными. В 2020 году нужно завершить объединение. Это важно, потому что до сих пор есть украинцы, которые проживают в старой советской системе координат, когда они не могут влиять на бюджет, свое будущее, стратегию развития и на свою инфраструктуру.

Децентрализация – это не вопрос объединения общин, это вопрос внедрения качественных сервисов образования, здравоохранения, публичных, административных, социальных услуг.

– Цель, философия реформы децентрализации в том, что те населенные пункты, которые находятся рядом, должны помогать друг другу? Если рядом находится более успешный, более богатый населенный пункт, он объединяется с бедным, депрессивным городом, и они помогают друг другу. Цель и философия самой реформы – сделать власть очень подотчетной, прозрачной и на расстоянии прямой руки субсидиарной Геннадий Зубко

– Цель и философия самой реформы – сделать власть очень подотчетной, прозрачной и на расстоянии прямой руки субсидиарной. Потому что когда раньше местные жители или местное самоуправление обращались с проблемами, им отвечали, что решение принимается только в Киеве.

Поэтому философия чтобы, передав финансы и полномочия, не было уже проблем, чтобы решать вопросы, которые касаются непосредственно инфраструктуры и людей.

Но иногда в сельских, поселковых советах не хватает количества людей, чтобы развивать эту территорию. Поэтому за помощью объединения общин появляется синергия бюджетов и есть возможность привлекать инвестиции. Еще один индекс, который является ключевым в Украине с прошлого года, это индекс конкурентоспособности регионов. То есть два основных индекса: человеческого развития и конкурентоспособности регионов. Если бы мы провели децентрализацию еще до 2013-2014 годов, ни одна община бы не обратила внимание на призывы двигаться к Российской Федерации

Я бы хотел обратить внимание, что если бы мы провели децентрализацию еще до 2013-2014 годов, когда произошла аннексия Крыма, сепаратистские мятежи, ни одна община бы не обратила внимание на призывы к тому, чтобы двигаться к Российской Федерации. Она бы имела полномочия, ресурсы, стратегию развития и не была бы столь зависима от областного руководства, которые в то время призывали к такому движению.





– Почему? Было бы больше денег?

– В первую очередь, когда общины были в том виде, как были, получали заработную плату, деньги на инфраструктуру из области, они не могли принимать решения самостоятельно.

– На свободной территории Украины проходят реформы децентрализации. В Счастье, Крымском, Трехизбенцы, Зайцевому, Авдеевке, Красногоровке, Марьинке, Золотом, Широкиному военно-гражданские администрации, там нет децентрализации.

– По линии столкновения и прифронтовых зон, там опасность и трудно провести выборы, где постоянно происходят обстрелы, люди выезжают, которые бы могли проголосовать.

Тут вопрос, что должно быть движение по Минскими договоренностями, которые были составлены как безопасный план. И чтобы движение по этому плану давал возможность проводить реформу не только в прифронтовых населенных пунктах, но и на неподконтрольных территориях.

– Как это будет происходить?

– В первую очередь, чтобы проводить любые выборы, нужно чтобы работало украинское законодательство, это вопрос контроля над границей. И вопрос политического блока, каким образом украинские партии смогут участвовать в выборах.

Если мы говорим о децентрализации, которая может быть толчком для реинтеграции неподконтрольных территорий, это основной инструмент.

За время нашей работы в правительстве, сформировали общины на контролируемой части Донецкой области – 23 общины и Луганской области – 19 общины. Мы подготовили перспективный план, который соответствует непідко��трольній территории. На непідконтрольній территории Луганской области по плану у нас до создания 11 объединенных общин в Донецкой области – 17 общин.

Таким образом практически покрывается вся территория Донецкой и Луганской областей. И показывается, какие общины с какими административными центрами могут быть созданы в будущем. И выборы, если будет проведено безопасный блок, могут произойти.

– Есть мнение, что от децентрализации выигрывают только маленькие, депрессивные города. По примеру Запорожья, Днепра, Харькова, Николаева, как от этого может выиграть тот же Донецк от децентрализации?

– Приведу пример с Киевом. Бюджет этого города перед началом этой реформы составлял 16 миллиардов, сейчас он практически 60 миллиардов гривен. В Харькове было 1,5 миллиарда, сейчас бюджет развития составляет более 16 миллиардов, без медицинских, образовательных субвенций, без социальных услуг. Это средства, которые они получили, имея налоги, возможность стабильного дохода, уже не ждут, пока Верховная Рада примет бюджет.

– А кто будет распоряжаться этими деньгами, например, в Донецке, после создания общины?

– Мэр, которого изберут по украинскому законодательству. Он будет исполнителем, а решение будет принимать городской совет. Но она может быть больше, потому что Донецк может присоединить к себе ближайшие территории.

Таким образом городской совет будет принимать решение о приоритетах, направление развития. И мы ждем законы о службе в органах местного самоуправления, о планировании общин, о возможности инфраструктурного развития. Здесь должно быть 17 законов.

– Геннадий, может до реформы децентрализации быть привязаны определенные гуманитарные аспекты, например, закон о региональных языках?

– Я выучил украинский язык в 2012 году. До этого я почти ею не пользовалась. То, что объединяет страну, объединяет ее на уровне Конституции. Государственный язык по Конституции – украинский. Но говорить на родном языке никому не запрещено

Государственный язык по Конституции – украинский. Но говорить на родном языке никому не запрещено, обучения в начальной школе на родном языке также возможно. Непосредственное принятие решений по экономическим вопросам идет до общин, то, что становится государственническими политическими вопросами остается за Верховной Радой, центральными органами исполнительной власти.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:



Читайте еще:

Зеленский: «Я не соглашусь пойти с войной на Донбасс»

«Нормандский саммит»: в чем опасность первой личной встречи Путина и Зеленского

Ноябрьские бои за Донецкий аэропорт 2014 года: сообщения, рассказы, фото и видео