Мы в соцсетях. Подпишись!

Российская оппозиция и Крым: иллюзия «честного референдума»

 Российская оппозиция и Крым: иллюзия «честного референдума»
(Рубрика «Точка зрения»)

Представители российской оппозиции в вопросе аннексированного Крыма разделились на три условные группы: сторонники безоговорочного возвращения полуострова Украине, политические конъюнктурщики и скрытые сторонники аннексии.

Известный российский оппозиционер Алексей Навальный объявил о намерении провести первый «честный референдум» о статусе аннексированного Крыма, если он когда-нибудь займет руководящую государственную должность в России. Он повторил свои прежние мысли о том, что якобы Москва не может просто так вернуть Киеву контроль над полуостровом, ведь жителям Крыма раздали примерно два миллиона российских паспортов.

«Безусловно, то, что произошло (в Крыму ‒ ред.) в 2014 году, ‒ это были незаконные вещи. Но мы зашли уже в ту часть политики, когда простых решений не бывает. Там есть два миллиона людей с российскими паспортами. То есть уже какой-то непонятный фарш, который обратно не провернеш. Поэтому не существует никакого простого решения крымской проблемы ‒ видимому, не существует никакого. Как не существует решения проблемы японских островов. Я говорю: если займу пост лидера в России, то проведу в Крыму еще один ‒ абсолютно честный ‒ референдум. Даже не еще один, а первый. Потому что тот «референдум» нельзя считать референдумом», ‒ сказал Алексей Навальный.

Политик также объяснил, почему он уклоняется от ответов на вопросы, касающихся аннексированного полуострова: «Всех нас очень тошнит от вопросов Крыма и Украины. И я их действительно избегаю, потому что не хочу следовать путинской повестке дня. Путин (президент России Владимир Путин ‒ ред.) хотел бы, чтобы все в России, и оппозиция тем более, ежедневно, ежечасно обсуждали Крым, ругались в соцсетях с украинцами, которые набегают туда подобное. Я не собираюсь этого делать».

«Крымский вопрос» разделило противников политики президента Путина (или тех, кто себя таковыми считает) на три лагеря. Первая, наименее многочисленная группа признает, что Москва в 2014 году совершила преступление, развязав войну и захватив суверенную территорию Украины. По их мнению, Кремль должен немедленно вернуть украденное.

Представители такой оппозиции крайне редко выступают с такими заявлениями в СМИ по очевидной причине. В связи с изменениями российского Уголовного кодекса (статья 280.1), после аннексии полуострова отрицание «российского Крыма» является преступлением. Есть прецеденты, когда против крымчан и жителей соседней России фабрикувались дела по этой статье. На захваченной территории, где население находится под тотальным контролем кремлевских спецслужб, демократическое волеизъявление невозможно в принципе

Второй лагерь российских оппозиционеров ‒ условные конъюнктурщики. Они также признают, что Крым был аннексирован незаконно, что Москва обязана его вернуть в каком-то отдаленном будущем. Как именно произойдет восстановление законности, они не говорят, перекладывая решение вопроса на следующее поколение государственных руководителей.

Наиболее яркий представитель такой группы ‒ известная российская тележурналистка и екскандидат в президенты России Ксения Собчак. Она не стесняется говорить, что Крым ‒ это Украина, чем постоянно раздражает российскую власть Крыма.

Третья группа оппозиционеров ‒ скрытые сторонники «Кримнашу». Они выступают против политики Кремля, разоблачают коррупционеров в высших эшелонах власти, призывают прекратить конфликт на Донбассе, в Сирии и возобновить отношения с Западом, но без возвращения полуострова Украине. Ведь, как выразился господин Алексей Навальный, «Крым ‒ это не бутерброд».

На этот раз он предложил оставить полуостров России, придумав какую-то схему легализации украденного с помощью «честного референдума». На захваченной территории, где население находится под тотальным контролем кремлевских спецслужб, демократическое волеизъявление невозможно в принципе.

Абсолютно нет значения, насколько искренне он все это говорил. Отличие господина Навального от той же Ксении Собчак заключается в том, что он реально претендует на власть. Соответственно, ему приходится считаться с настроениями в российском обществе. В кремлевском телевизоре Россия выглядит совсем уж крохотной страной, со всех сторон окруженной Украиной

И здесь есть один тонкий момент. Дело не в том, что россияне поголовно поддерживают захват украинских территорий и ради этого готовы терпеть экономические трудности, рост курса доллара, агрессивное «импортозамещения», что бьет по их карманам, сворачивание свободы в интернете и другие «прелести» жизни в режиме осажденной крепости.

Кремлевская пропаганда примерно двадцать лет убеждала российских граждан, якобы, начиная с конца 80-х годов, Запад их неустанно «унижал», поддерживая «русофобские» режимы в странах ближнего и дальнего зарубежья, а также навязывая Кремлю демократию, борьбу с коррупцией и опыт построения гражданского общества.

Градус пропаганды подскочил после Оранжевой революции в Украине, которую кремлевские государственные СМИ представляли как какую-то антироссийскую или даже анти-«русскую» заговор.

В этом свете оккупация и последующая аннексия Крыма выглядели как месть за многолетние «унижение». Российские ура-патриоты, находясь под влиянием телевизионных галлюциногенов, были уверены, что в Крыму и на Донбассе Владимир Путин якобы отбивался от нападения со стороны США. Соответственно, если Крым стал «нашим», то значит, американцы бы проиграли.

Алексей Навальный справедливо указал, что его согражданам надоела тема Крыма, да и Украины вообще. Они устали от того, что им про украинские события сообщают чаще и бы��льше, чем о ситуации в собственном государстве. В кремлевском телевизоре Россия выглядит совсем уж крохотной страной, со всех сторон окруженной Украиной.

Вместе с тем есть одно «но». Вдохновение по поводу «Кримнашу» выветрилось, а чувство национальной обиды осталось. Россиян до сих пор «притесняют» в Украине, Грузии, Латвии, Великобритании, США и других странах, где кремлевский МИД успел насчитать большое количество «русофобов». Вдохновение по поводу «Кримнашу» выветрилось, а чувство национальной обиды осталось. Россиян до сих пор «притесняют» в Украине, Грузии, Латвии, Великобритании, США и других странах, где кремлевский МИД успел насчитать большое количество «русофобов»

Политики, которые реально претендуют на власть в России, не будут говорить, что Крым нужно вернуть Украине, чтобы не раздражать постоянно «униженную» большинство. Среднестатистическому российскому ура-патриоту нужен не сам полуостров, а уверенность в том, что его страна способна хоть кому-то «дать по морде». Пока что сил у ядерной державы хватило только на Украину, Грузию и обескровленную войной Сирию.

С точки зрения пиара и политических технологий господин Навальный все делает грамотно. Журналистские расследования и громкие разоблачения коррупционеров консолидируют электорат, который и так его поддерживает. Для выхода на общероссийский уровень политики нужны голоса провинции, которая смотрит кремлевский телевизор.

Алексей Навальный пытается как минимум не раздражать эту публику, но он выпускает важный нюанс. За годы правления Владимира Путина в России создана система, которая не предусматривает ротацию политических элит посредством выборов. И даже если господин Навальный займет «пост лидера» в государстве, то это, вероятнее всего, произойдет в ситуации, когда Москве и российской элите вообще будет не до Крыма.