Мы в соцсетях. Подпишись!

К годовщине боя под Крутами

К годовщине боя под Крутами
...Колонну в дорогу провожал Бес. Он прихрамывал и не мог пожать руку через боль. Мы двинулись от пам'ятника Кобзарю, вышли на проезжую полосу. "Героям Крут трижды!" - "Слава! Слава! Слава!", - кричала колонна. "Врагам украинской нации трижды!" - "Смерть! Смерть! Смерть!", - отзывалась улица. Случайные прохожие снимали видео. Машины сигналили, водители махали из окон руками. Нас было около сотни.
За нами бегало несколько полицаев. Они страшно переживали, что мы будем делать и куда будем идти. Уже на Институтской двое подошли ко мне. "Ваши парни несут шины. Что вы будете с ними делать?", - спросил один. "Послушайте, что говорят ребята. Это все, что вам нужно знать", - ответил я. Колонна рвала голос: "Украина! Превыше всего!". "Только не надо правонарушений, давайте по-человечески", - семенил толстый полицай.
Когда мы свернули к Главной Кондитерской (по документам - Администрация президента), менты были просто не готовы. По большому счету, в этот момент мы могли легко сломать забор и пройти к АП, но приказа не было. Когда колонна миновала Дом СПУ, АП охраняли едва десяток МВСників.
Мы подожгли шины, чтобы и Порошенко, и бывшая беркутня пам'яталы, кто является единственным источником власти в этой стране. Шины горели примерно на том месте, где 1 декабря 2013 года стоял трактор. На него тогда пробовал вылезти Порошенко, который называл всех провокаторами, но наш собрат Север (Сергей Табала погиб в ДАП) взыскал Пороха и дал ему ударов.
"Шины мешают местным жителям!", - причитал полицай, рожу которого много пнрисутніх пам'яталы еще с Майдана. В это время из загашников АП и со стороны Кабмина на Банковую начали стягиваться колонны орков. "Ты сидишь у нас на шее, имеешь 8 тысяч зарплаты и защищаешь этих 3,14 дарасів, а ребята под пули ходят за копейки", - кричали ему. "Извините", - включил заднюю полицай и начал жаловаться, что зарплату еще не получал, но ему неумолимо присудили: "Не простим!".
Когда шины разгорелись, орки поступили так, как им подсказывала корпоративная этика - попытались их украсть. Взяли шины в "коробочку" и потянули за ограду. В бой вступила женская сотня и бывшая беркутня с перепугу начала шиковать "черепаху". Произошла небольшая потасовка. Горячие головы бросились ломать забор, но, в конце концов, по приказу вернулись в колонну, которая пошла на Аскольдову могилу.
Весь дальнейший путь мы прошли в сопровождении толпы орков, числом нас превосходили по крайней мере втрое. Они молча двигались по обе стороны нашей колонны, подстраиваясь к нашему темпу. Их страх и ненависть можно было почти потрогать руками.
Впереди колонны ехала полицейская машина, которая освобождала путь нашему маршу. Когда мы свернули с площади Славы, кто-то из журналистов запустил в воздух коптер, чтобы видеть эту эпическую картину сверху. Сотня правосекторівців в плотном кольце превосходящих сил вооруженной до зубов милиции шла по улице. Суетились телеоператоры, встречные машины рвали воздух клаксонами. И вдруг коптер зацепился об ветки деревьев и камнем упал вниз - прямо на шлем случайном орку. Левая лава полицаев моментально рассыпалась - видимо, они вспомнили Грушевского и им привиделось брусчатка и коктейли.
Аскольдова могила, где 98 лет назад похоронили "...тридцять мучнів украинцев. Славных, молодых…", как писал Тычина, была местом слишком символичным. Как и тогда, сегодня горсть добровольцев и патриотов вынуждены становиться на бой с системой тотальной измены и договорняков, что поддерживает московскую агрессию с востока. Разница лишь в том, что на этот раз московские орды до Киева так и не дошли - может, поэтому киевляне массово на акцию и не вышли. Наше общество потеряло осознание того, что мы ведем війно с превосходящими силами врага.
...Я уже шел после митинга в метро, когда меня окликнули из компании полицейских, что дежурили неподалеку. "Давайте в следующий раз, когда надумаете шины жечь, вы нам сообщайте, чтобы все было по-человечески", - сказал старший. "Вы же розумєте, что когда ВСЕ начнется, вас никто не будет предупреждать?", - спросил я. Полицаи молча отвернулись...