Мы в соцсетях. Подпишись!

За неожиданным успехом «путіноміки» кроется секретная формула сохранения ��лады – Foreign Affairs

 За неожиданным успехом «путіноміки» кроется секретная формула сохранения ��лады – Foreign Affairs


«Путин отслеживает коллапс российской экономики, а также потерю своей позиции» – такой красноречивый заголовок видел в журнале Time в конце 2014 года. Однако три года прошло с момента обрушения цен на нефть в 2014 году, когда вдвое снизилась стоимость этого товара, который некогда обеспечивал половину российского государственного бюджета.

В том же году Запад ввел жесткие экономические санкции в отношении российских банков, энергетических компаний и оборонного сектора, отрезав этим крупнейшие российские фирмы от международных рынков капитала и лишив их возможности получать высокотехнологичное оборудование для добычи нефти. Многие аналитики как в России, так и за рубежом, считали, что экономический кризис может поставить под угрозу планы президента России Владимира Путина по сохранению своей власти. По всем признакам, такой угрозы сейчас нет.

Сегодня российская экономика стабилизировалась, бюджет практически сбалансирован, а Путин приближается к переизбранию 18 марта, готовя себя на четвертый срок в президентском кресле. Недавно Путин обогнал советского лидера Леонида Брежнева и других советских лидеров после Сталина в длительности пребывания у власти. Экономическая стабильность обеспечивает ему высокий рейтинг поддержки, который составляет около 80 процентов. «Путіноміка» позволила российскому президенту пережить целую череду финансовых и политических потрясений.

Как это удалось?

Но как ему это удалось сделать? Такой вопрос ставит аналитик Крис Миллер в статье для издания Foreign Affairs.

России удалось справиться с двойным вызовом – обвалом цен на нефть и западными санкциями – благодаря экономической стратегии, составленной из трех элементов.

Во-первых, основное внимание было сосредоточено на достижении макроэкономической стабильности – сохранение низких уровней задолженности и инфляции. Это – превыше всего.

Во-вторых, это позволило предотвратить возникновение недовольства народа за счет обеспечения низкого уровня безработицы и стабильной выплаты пенсий, хотя пришлось отказаться от повышения заработной платы и смириться с низкими показателями экономического роста.

В-третьих, это позволило частному сектору повысить эффективность, но только там, где это не противоречило политическим целям. Такая стратегия не сделает Россию богатой, но ей удалось сохранить страну стабильной и сохранить правящую элиту при власти.

Но Путин действительно имеет экономическую стратегию? Конечно объясняют, что долголетие Путина у власти состоит в том, что он выживает, потому что доходы от продажи российской нефти позволяют стране держаться на плаву; российская экономика более известна своей коррупцией, чем умелым управлением им. Но Кремль мог бы проводить иную экономическую политику, – и некоторые другие варианты усложнили бы возможность Путину оставаться у власти.

Они также могли бы отрицательно повлиять на жизненный уровень россиян. Автор статьи рисует картину России в 1999 году, когда впервые ее президентом стал Путин: страна со средним доходом у населения, в которой нефтяная арендная плата составляла значительную долю ВВП. Страна во главе с молодым подполковником, преданным идее использовать спецслужбы для усиления своей власти. Это был президент, который завоевал мантию демократической легитимности частично за его способность заставить крупный бизнес и олигархов играть по его правилам, или честными, или нет.

Цель Кремля в экономической политике заключается не в увеличении до максимума ВВП или доходов бюджета. Такая цель потребовала бы осуществления совсем другой политики. Но когда цель – сохранение власти внутри страны и сохранение гибкости для ее применения за рубежом, – то можно сказать, считает Крис Миллер, тройная стратегия «путіноміки» – то есть макроэкономическая стабильность, стабильность рынка труда и применения государственного контроля исключительно в стратегически важных секторах – сработала.

Макроэкономическая стабильность

Логика Кремля: российский народ больше всего хочет экономической стабильности. Российская элита тем временем осознает, что стабильность необходима для сохранения своей власти. Поэтому для обеспечения макроэкономической стабильности Кремль ввел в 2014 году программу строгой экономии. Однако жалоб мало.

Сохранение рабочих мест и выплаты пенсий

Второй элемент экономической стратегии – гарантия рабочих мест и выплаты пенсий, даже за счет заработной платы и эффективности. Во время экономического кризиса 1990-х заработная плата и пенсии в России часто не выплачивались, что привело к протестам и падению популярности президента Бориса Ельцина. Поэтому, когда ударил нынешний кризис, Кремль взялся за стратегию сокращения зарплат вместо повышения уровня безработицы.

Роль олигархов

Третий элемент «путіноміки» позволяет частным фирмам свободно действовать только там, где они не ставят под угрозу политическую стратегию Кремля. Большая роль, которую играют государственные предприятия с доминирующим положением олигархов в определенных ключевых секторах промышленности, оправдывается частично их готовностью поддерживать Кремль. Они держат под контролем народные массы с помощью низкого уровня безработицы, делают послушными СМИ и маргинализируют политическую оппозицию.

Принимая во внимание все политические ограничения, какие надежды у российского частного сектора по повышению эффективности или увеличения показателей экономического роста? Некоторые есть, но их очень мало. Это также вписывается в логику Кремля, считает Крис Миллер: «Рост – это хорошо, однако сохранение власти – лучше». ©www.radiosvoboda.org