Мы в соцсетях. Подпишись!

Революция... будет?

Революция... будет?
[Личная точка зрения]
Внутренний конфликт, который произошел в рядах "Пр····о се····а", имеет под собой гораздо более глубокий смысл, чем в историческом смысле банальное взаимоуничтожения сил "умеренных" и "революционеров". Хотя грабли те же самые.
Я уже бог знает сколько времени пытаюсь получить ответ на несколько вопросов, но никто в ПС не может мне ответить на оба одновременно.
Если мы революционеры — то какой, к черту, может быть референдум? "Мы требуем от внутренних оккупантов на голосовании об их устранении вести подсчет голосов" - это нечто потустороннее, за пределами логики и здравого смысла.
С другой стороны, если мы хотим мирной и легальной революции — то какого же лешего мы не принимали участия в выборах, не заходили в местные советы, не формировали команды, не искали ресурсы под это?
"Умеренные" резонно замечают, что нынешнему ПС, в его анархически-нелегальном виде, нет приемлемого места в правовом поле. Поэтому, говорят "умеренные", нам нужно цивилизоваться, стать менее агрессивными, идти в политику, принять общие правила игры — и реализовывать подъем национального духа.
"Революционеры" сотрудничество с внутренним оккупантом считают за измену национальной революции. Для них поход во власть возможен только с автоматами и расстрельными списками. Они не понимают, как можно не хотеть уничтожить режим, виновный в Иловайске и Минских соглашениях.
Проблема "умеренных" заключается в том, что политический путь в нашей стране неизбежно пролегает через политическое бл*дстве, и все прекрасно понимают эту перспективу хотя бы и на примере некоторых других националистических партий, с которыми сотрудничать, кстати, стремятся сами "умеренные".
Проблема "революционеров" - в том, что они хоть и стремятся национальной революции, однако никто не имеет представления, что делать ПОСЛЕ нее. "Кого из ПС ты видишь министром финансов?" - этот вопрос ставит в тупик любого, кого я спрашивал.
"Умеренные" идут за лидером и брендом, "революционеры" считают главными идею и самопожертвование ради нее.
Самым печальным в этой истории является то, что возможности взаимопонимания существуют. Нужно садиться и договариваться — об очищении рядов, последующие действия и методы. Нам нужен компромисс.
Но прежде всего нам нужно воздержаться от резких заявлений и осуждений, от демаршей и противопоставлений — иногда после них диалог бывает невозможным.