Мы в соцсетях. Подпишись!

"Я понял, что происходит какой-то 37 год. Он спросил, сходил ли я в туалет, потому что когда начнет допрос, то я могу обделаться", - россиянин, воевавший за "Новороссию" о том, как ФСБ делало из него агента СБУ

 "Я понял, что происходит какой-то 37 год. Он спросил, сходил ли я в туалет, потому что когда начнет допрос, то я могу обделаться", - россиянин, воевавший за "Новороссию" о том, как ФСБ делало из него агента СБУ


Боевик "ДНР" Александр Рублев с позывным Баксан, который приехал воевать на Донбасс из России, рассказал о том, как попал на подвал "ДНР" за то, что обнародовал информацию о потерях боевиков и был обвинен в шпионаже. Об этом пишет издание Четвертая власть, информируют Патриоты Украины.

По словам Рублева, в плену к нему применялись пытки, а в его допросе принимали участие сотрудники ФСБ. После освобождения его вывезли на российскую границу и потребовали, чтобы он больше никогда не возвращался на Донбасс.

По словам Рублева, его проблемы начались после того, как он рассказал о гибели 4-х боевиков "ДНР" в ночь с 23 на 24 июня. По его словам, погибшие были пьяны и поэтому попали под украинский обстрел. Кроме того, Рублев сфотографировал место гибели своих товарищей по службе и переслал фотографии блогеру Михаилу Полинкову, который обнародовал их.

"В ночь с 23 на 24 июня мы подверглись плотному обстрелу из гаубиц. Мы соблюдали правила безопасности, были одеты по боевой — в бронежилетах, касках и находившегося в траншеях, под перекрытиями. Такие правила. Но у нас были пригнанные люди — это минометчики. Ранее их позиции были в балке, но затем их перевели к нам наверх, чтобы они были под присмотром, так как в балке они пьянствовали.

Накануне обстрела они выпили, и сидели и пили чай. В это время снаряд попал в край капонира. Там было пять человек, из которых одного ранило, а четверо погибли.

После обстрела я решил осмотреть эти воронки. Сходил за планшетом, сфотографировал, чтобы показать, как близко к нам попали снаряды. Хотел сделать снимок, так как я историк, и хотел запечатлеть для истории это событие. Несколько раз я сфотографировал место прилета.

Я написал сообщение блоггеру Михаилу Полынкову о том, что произошло и выразил свою досаду, мол, не пейте на позициях, не собирайтесь в кучу - это опасно. Полынков спросил, можно ли это публиковать, и я ответил, что можно. Но я никак не мог просчитать последствия", - рассказал Александр Рублев.

Когда фотографии попали в сеть, Рублева вызвали в штаб и арестовали. По словам Рублева, на допросе представители "ДНР", а также сотрудники российских спецслужб убеждали его, чтобы он ехал обратно в Россию, и что никакой Новороссии, за которую он приехал воевать против Украины, давно уже не существует.

"Приехали в Донецк, на гауптвахту, в район Боссе. Улица Молодежная, дом 16. Со мной сразу побеседовал дознаватель. Я сразу сказал, что буду сотрудничать и мне нечего скрывать. Побеседовали, я все пописал. Он сказал, что в моем рассказе есть несоответствия, и что завтра со мной будут работать люди гораздо более жестко. Еще он добавил, что если у меня будет возможность выбраться, чтобы я уезжал обратно в Россию. Мол, ты идеалист, ты не волк, а выживают здесь только волки. Это были справедливые слова.

Я был помещен в камеру под номером 10. Со мной сидели еще два человека, два офицера. Я понял, что происходит какой-то 37 ч, в том виде, в каком его описал Солженицын.

На следующий день меня вызывали на дознание трижды. Помимо дознавателя там присутствовали так называемые смежники. Поскольку у них не было украинского акцента, я понял, что это сотрудники ФСБ или какие-то другие российские силовики. Я повторил свой рассказ. Они засомневались, что я говорю правду. Они добивались от меня чтобы я сознался, что сотрудничаю с СБУ, что я вел сбор информации, что Михаил Полынков также сотрудничает с СБУ и что через него я передаю информацию украинским СМИ и спецслужбам. Они пытались добиться, чтобы я рассказал, в какой спецшколе разведчиков я обучался.

Они спрашивали меня, зачем я приехал на Донбасс. Я ответил, что приехал защищать народ Новороссии. Они ответили мне, что Новороссии нет, а есть только республики — ДНР и ЛНВ. Они сказали, что Новороссия была в 2014 году, но все, кто был за Новороссию, давно убежали и остались только защитники ДНР. Они посчитали, что я «стрелковец», и говорили, что Стрелков — это секта, которую надо нещадно давит. Что Стрелков занимается торговлей гуманитарной помощью", - рассказал россиянин.

Рублев также подробно описал пытки, которые к нему применяли в плену.

"“Смежники” сказали, что им кажется, что я недоговариваю, и поэтому они будут применять ко мне специальные методы. Они достали пластиковые стяжки и выложили на стол нож. Сейчас я думаю, что это были методы психологического воздействия. Они сказали мне, чтобы я немного посидел в камере и хорошо подумал, что чуть попозже приедет «добрый чеченец», и будет со мной говорит по-другому. А дознаватель из военной полиции решил попрактиковаться, насколько у меня крепкая голова. Он взял с подоконника толстый рекламный глянцевый журнал и говорит: сейчас мы будем читать. Открывает навскидку страницу, а там реклама «Дживанши». Затем бьет журналом по голове. Я схватился за голову и вскрикнул «Ой!», а следователь говорит — не «Ой!», а «Дживанши». И так мы «почитали» разные страницы. И о «Хьюго Босс», и про какие-то марки машин, и т. д. Через некоторое время меня отвели в камеру, а через время снова привели на допрос. В кабинете был еще один человек. Весь в черном, в балаклаве, с пистолетом и с ножом. Сказали, что это сотрудник МГБ, а МГБ беседует еще жестче.

В ходе «беседы» мне говорили, что этот человек будет применять ко мне специальные приемы. Он спросил, сходил ли я в туалет, потому что когда он начнет допрос, то я могу обделаться. С одной стороны я понимал, что это запугивание. А с другой, было понятно, что между запугиванием и реальностью — тонкая грань. В конце допроса я еще пару раз получил по голове.

Они дали мне планшет и потребовали, чтобы я ввел свой пароль и разблокировал его. Следователь взвел курок и пригрозил, что прострелит мне или яйца или ногу, если я ошибусь хотя бы в одной цифре. Хотя я сам не оказывал сопротивления и собирался все открыть.

Потом меня опять увели в камеру. Вечером приехал человек из разведки, из нашего корпуса. А если человек армеец, то с ним проще. Стал говорит, что ему не хочется ко мне «тапик» подключать — то есть ТА-57, ток через меня пропускать - хотя у него была такая просьба. Он сказал: молись, чтобы мы не нашли никаких доказательств твоего сотрудничества с СБУ", - рассказал Рублев.

Однако в конце концов в МГБ решили отпустить российского боевика и вывезли его на российскую границу, предварительно отобрав документы, доказывающие его участие в боях, а также планшет.

"Через несколько дней меня вызвал дознаватель со своим помощником. Они сказали, что самое мягкое что может быть по мне — разглашение военной тайны. А самое жесткое — шпионаж. А это срок до 20 лет или расстрел. Рассказали, что до конца недели будет трибунал и расстрел. Но при этом сказали, что есть еще один вариант — я просто еду под конвоем до границы и уезжаю в Россию. Не забираю ни планшет свой, ни паспорт, ни вещи, ни зарплату. Просто уезжаю, как есть. Так и получилось. Просто вывезли и оставили там на границе. Вернули мне только телефон и загранпаспорт.

С меня взяли две расписки. Что меня на Донбассе не было ни одного дня. Меня предупредили, чтобы я ничего не рассказывал о своем участии. У меня забрали наградную книжку, военный билет, планшет. Позже я узнал, что они выставили его на продаже в одном из интернет-магазинов в Донецке. Мне сказали, что если я что-то расскажу о том, что произошло в Донбассе, меня найдут и закопают", - рассказал россиянин.