Мы в соцсетях. Подпишись!

"Не делайте из меня маменькиного сыночка", - сказал Дима и пошел в АТО": В одессе почтили память погибшего два года назад пограничника Дмитрия Сырбу

 "Не делайте из меня маменькиного сыночка", - сказал Дима и пошел в АТО": В одессе почтили память погибшего два года назад пограничника Дмитрия Сырбу


В Одесской области увековечили память курсанта-пограничника Дмитрия Сырбу, который погиб два года назад на Луганщине возле пункта пропуска «Довжанский». О молодого пограничника, которому бы еще жить и жить, говорится в статье Александра Левита для Фактов, передают Патриоты Украины и цитируют далее без изменений:

"Летом 2014 года, когда Россия третий месяц вела необъявленную войну с Украиной, наши пограничники под командованием полковника Игоря Момота находились на одном из самых опасных участков границы в районе пропускного пункта «Должанский» (Луганская область). Он перекрывал важнейшую для боевиков магистраль и не раз подвергался нападениям. Русское командование понимало, что с отрядом Момота на «Должанском» договорится не удастся.

Никто из украинских пограничников летом 2014 года не мог предположить, что Россия, с погранслужбой которой они поддерживали официальные отношения, решится на неприкрытую агрессию и нанесет массированный артиллерийский удар по нашей базе.

Но 11 июля в полпятого утра на место расположения украинских бойцов обрушились снаряды вражеских «Градов». От полученных ранен погибли полковник Игорь Момот (звание генерал-майора ему присвоили уже посмертно), старший сержант Анатолий Луцко, курсанты учебного центра подготовки младших специалистов Дмитрий Сырбу и Вильгельм Штолцель. Солдат Павел Лазаренко скончался по дороге в госпиталь. На следующий день вывозить тела погибших пограничников с «Должанского» вызвалась группа бойцов под командованием близкого друга Момота — майора учебного центра Игоря Петрива. В районе села Мариновка БТР подорвался на фугасе...

«Хочешь не „картофельно - копательной“, а настоящей воинской службы — иди в погранвойска», — посоветовал отец сыну

— Диме было всего двадцать лет, и он так спешил жить, — вытирает слезы Анжела Сырбу, мама Дмитрия, жительница села Новоселовка Саратского района Одесской области. — Димочка наш первенец. Помню, муж, который очень хотел сына, привез мне особый подарок — торт, который сам испек. Имя сыну выбирали долго. Остановились на Дмитрии. Читали, что люди с этим именем — натуры волевые, умные, настойчивые, изобретательные, не боящиеся труда. Димочка был на удивление спокойным ребенком. Когда ему едва исполнилось три годика, могли со спокойной душой оставить его дома и идти работать в поле, в огород. «Нянькой» оставалась наша всеобщая любимица — пудель Найда. Она была лучшим другом малыша. Когда Найда с разбегу опрокидывала Дыма на землю и принималась стаскивать ползунки, мы все хохотали, а больше всех сынок.

Дима очень заботился о младшем братике Игоре. С первых дней он взял младшенького под свою опеку и защиту. Бывало, просыпался вместе со мной ночью, чтобы успокоить малыша. Всегда был рядом, оберегал, поддерживал, воспитывал. Если у Игоря в школе возникали проблемы, учителя обращались к Диме. И все налаживалось.

После окончания колледжа парень два месяца проходил практику в Саратском районном суде. Получил образцовую характеристику, однако понял, что это не эго. К тому времени уже собирался продолжить учебу в университете МВД. Вероятно, и здесь сказался личный пример отца — ветерана органов внутренних дел. Василий Георгиевич посоветовал сыну: «Хочешь не „картофельно-копательной“, а настоящей воинской службы — иди в погранвойска». Совету Дмитрий внял и через несколько месяцев был направлен под Черкассы в учебный центр подготовки младших специалистов Государственной пограничной службы Украины.

При поступлении он выполнил психологические тесты настолько хорошо, что преподаватель заподозрил Дыма в подлога и... отправил из аудитории. Паренек приехал домой расстроенный, но решительно заявил: «Поеду еще раз — докажу, что прав!» Через полгода снова взял направление и снова успешно прошел тесты — а конкурс был пять человек на место.


Знакомый родителей, полковник погранслужбы в отставке, был приятно удивлен такой настойчивостью и упорством: «В наше время на эту службу не рвутся. Рад, что есть еще такие ребята».

Вся семья порадовалась за Дыма, хотя ситуация в стране стала все тревожнее. Отец говорил: «Может, повременим со службой?» Однако сын был настроен решительно: «Нет, я столько к этому шел, теперь не могу все оставить».

Родители не знали, что молодых курсантов сразу отправили в горячую точку в Луганской области

— Он сам собрал документы и 10 апреля 2014 года, в день освобождения Одессы от фашистских захватчиков, уехал, — продолжает Анжела Сырбу. — На присягу мы прибыли 29 апреля 2014 года всем большим семейством — восемь человек. Учебка нас впечатлило: порядок и чистота начиная от КПП и заканчивая кухней, современные условия быта и службы для курсантов. Казалось, что это где-то в Европе. Только вокруг — украинский сосновый лес и наши хлопцы.

Дмитрия мы не сразу узнали, что-то в нем изменилось. Появилось спокойствие, уверенность в выбранном пути. Ему там все очень нравилось, со всеми нашел общий язык.

Но мне было тревожно. Сказала сыну: «Смотри, что творится, людей убивают». Дима ответил: «Мы не будем никого убивать. Будем следить за порядком на границе». Отец предложил воспользоваться знакомством в военном ведомстве, чтобы Дыма не отправили в зону АТО. Сын не на шутку тогда рассердился: «Что ты меня делаешь маменькиным сынком! Не порть мне службу!»

Никто не мог подумать, что этих молодых ребят отправят сразу в горячие точки. Родители не знали, что еще 12 июня группу из 130 курсантов отправили в село Зеленополье Свердловского района Луганской области. По заведенному обычаю каждый вечер с сэм�� до восьми часов вечера они созванивались. Мама и папа не сомневались, что их сын в безопасности. Он все так же рассказывал о новостях, шутил, смеялся.

— Когда он попросил, чтобы мы отправили ему что-нибудь вкусненькое, — вспоминает Анжела Сырбу, — я засмеялась и спросила: «Ты что, Димулька, проголодался, вас же хорошо кормят, ты говорил?» Он, опомнившись: «Да нет, мам, просто захотелось вкусненького». Мы отправили ему посылку, но она так и не дошла...

Десятого июля Дима сказал отцу по телефону: «Я — в наряде. Все хорошо». Маму спросил, как она смотрит на то, что он сделает себе татуировку. Анжела Васильевна заметила, что нужно правильно выбрать место и рисунок, а вообще ей нравится и сама не против сделать себя. Сын смеялся: «Оказывается, ты у меня модная!» Это был их последний разговор.

...Когда во двор семьи Сырбу вошедшего секретарь Новоселовского сельского совета Анна Тетю и трое военных Белгород-Днестровского погранотряда, Василий Георгиевич спросил: «Что с Димой?» Старший по воинскому званию подошел к отцу и обнял его: «Нет вашего Димы».

Указом президента Украины за мужество и героизм, проявленные при защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, Дмитрий Сырбу награжден орденом «За мужество» III степени (посмертно).

Два года спустя на открытии памятника герою на его родине в Новоселовке собрались сотни человек. Односельчане, военнослужащие Белгород-Днестровского пограничного отряда, участники АТО, представители районной власти.

Надгробие почти в человеческий рост изготовлено в виде часовни. Боец изображен на фоне моря. «Герои не умирают», — написано на памятнике.