Указ «о добрых намерениях». Что не так в упрощении украинского гражданства для россиян?

 Указ «о добрых намерениях». Что не так в упрощении украинского гражданства для россиян?


Через два с половиной месяца своего пребывания на посту президента Владимир Зеленский подписал указ об упрощении процедуры получения украинского гражданства для иностранцев, которые защищают Украину, и русских, которые подвергаются политическим преследованиям у себя на родине.

На самом деле, такое решение не стало неожиданностью для тех, кто следил за риторикой Владимира Зеленского от самого начала. «Мы будем предоставлять украинское гражданство представителям всех народов, которые страдают от авторитарных и коррумпированных режиме. В первую очередь – россиянам, которые сейчас страдают больше всего», – заявил Зеленский сразу после второго тура президентских выборов.

Работает указ Зеленского на практике и насколько легко россиянину, что убегает от российского режима, получить легальный статус в Украине? Об этом мы поговорили с фигурантом нашумевшего в России уголовного дела «Новое величие» Сергеем Гавриловым и его адвокатом Алексеем Скорбичем. Сергей Гаврилов и «Новое величие»

До октября 2019 года Сергей Гаврилов находился под домашним арестом в Москве. На родине его обвиняют в создании организации «Новое величие», которую в России признали экстремистской, и участия в ней. Фактически организация представляла собой чат в телеґрамі, где десять человек, в том числе и Гаврилов, обсуждали участие в акциях протеста.

«Задание у нас было – участие в протестах, более-менее организованно. Потому что каждый сам за себя – довольно трудно собраться и заставить себя выйти. У каждого была своя точка зрения, но позиция была такой: так, как есть сейчас, – не должно быть. Мы были против внутренней политики, против международной агрессии России», – сказал Гаврилов сразу после своего бегства с Украины.



В марте 2018 года участников чата задержали. Адвокаты обвиняемых и сам Гаврилов считает, что все члены группы стали жертвами провокатора спецслужб, который был среди участников чата. Собственно, его показания и легли в основу обвинения. Весной двое из обвиняемых пошли на сделку со следствием. Один из них, Павел Ребровський, позже от своих слов отказался. Остальных восьмерых, в том числе и Гаврилова, судят до сих пор.

На приговор суда Гаврилов ждал под домашним арестом. Его также обязали носить электронный браслет. Но через полтора года, в октябре 2019, сигнал от электронного браслета оборвался. Сотрудники службы исполнения наказаний приехали в Гаврилова домой, но там никого не было. Как удалось снять браслет Гаврилов не рассказывает. Как Гаврилов оказался в Украине?

На попутках, через Беларусь, 21 октября 2019 года Сергей Гаврилов добрался до пункта пропуска «Сеньковка» в Черниговской области. Украинским пограничникам он рассказал, что в России его преследуют за участие в акциях протеста против действующей власти. «Украину я выбрал, потому что у меня не было заграничного паспорта. Ну, это была ближайшая страна, в которую попасть у меня был какой-то реальный шанс», – говорит Гаврилов.

Статус беженца Сергею Гаврилову помогает получить фонд «Дом свободной России» в Киеве – организация, которая оказывает юридическую и психологическую помощь тем россиянам, которые покинули Россию, спасаясь от политических преследований. Именно в офисе этой организации мы встретились с Гавриловым и его адвокатом Алексеем Скорбичем.

Сейчас Сергей Гаврилов живет в Киеве. С целью безопасности он время от времени меняет квартиры. Последний раз он встречался с журналистами сразу после побега – в октябре 2019 года.

«Ситуация не изменилась. Сергей все еще проходит процедуру получения политического убежища в Украине. И эта процедура затягивается не по нашей вине», – начинает разговор адвокат Гаврилова – Алексей Скорбич. Он говорит, что Гаврилова регулярно вызывают на собеседования, во время которых задают одни и те же вопросы.

По мнению Скорбича, процедуру предоставления статуса беженца для его подзащитного сознательно затягивают.

– Почему вы думаете, что они это делают сознательно?

– Миграционная служба Черниговской области отказались передавать дело Сергея в Киев, где он проживает. Нас это пугает. Потому что в Чернигове был случай, что российский активист Владимир Егоров был просто похищен возле здания миграционной службы. Сотрудники миграционной службы позвонили ему и попросили прийти. Когда он прибыл к зданию приехали сотрудники СБУ, схватили его, посадили в машину, вывезли на границу с Беларусью и оставили там.

– А есть законные основания, на основе которых Сергея просят приезжать на собеседования именно в миграционную службу Черниговской области?

– Он там проходит процедуру, потому что именно там пересек границу. Но мы обратились с просьбой передать дело в Киев, потому что он здесь проживает. Мы постоянно меняем ему квартиры, потому что боимся, чтобы с ним не повторилась история Егорова или история азербайджанского блогера.

Эти все истории очень настораживают. Тем более – в Чернигове. Там до границы – рукой подать. И не обязательно его в Россию отдавать. Его можно выбросить в Беларуси, а там уже решат, что с ним делать. Это же союзное с Россией государство.

У нас уже было где-то пять собеседований. Не меньше. И они все еще считают, что этого недостаточно. Хотя об организации «Новое величие» есть очень много информации, и мы разложили им все по полкам – с документами. Сергей им каждый раз повторяет свою биографию. Из собственной практики я знаю, что для граждан Афганистана или Сомали достаточно двух собеседований. Желание миграционной службы часто видеть Сергея нас настораживает.

С недавних пор мы решили, что Сергея будут одновременно сопровождать два адвокаты. Чтобы в случае чего один вчепився, а второй кричал и звал на помощь.

– Вы попросили передать дело Гаврилова в Киев, по месту жительства. Что вам ответили?

– Нам было отказано, без объяснения. Хотя это стандартная процедура! Все понимают: если ты живешь во Львове или в Одессе, то нет смысла ехать на собеседование в Киев, и наоборот. Понимаете?

Вот у нас было пять собеседований. Это требует финансовых затрат. Это неудобно, потому что должны ехать с самого утра в Чернигов, проходим там очередное собеседование и возвращаемся обратно в Киев.

– А как вообще проходят собеседования? Что спрашивают?

– Собеседование проходит по одному и тому же сценарию: Добрый день! Как вас зовут? Вы такой-то? Где родились? Где крестились? Где женились? Почему не женились? Первые 20 минут собеседование продолжается по одному сценарию: они устанавливают анкетные данные. Затем они переходят к делу «Новое величие». Спрашивают: «Что вы хотели поднять? Вы действительно хотели свергнуть конституционный строй Российской Федерации?» И так далее. Вопросы идут по замкнутому кругу.

Фактически, мы еще доводим работникам миграционной службы, что Россия является демократической страной, что там нарушаются права человека. Мы объясняем, что международные организации считают дело «Новое величие» политическим преследованием, что следствие по этому делу не объективное, что нет свидетелей. Но в это же время миграционная служба спрашивает Сергея: «Вы хотели свергнуть конституционный строй в Российской Федерации или нет?» Это спрашивают на полном серьезе. Вместо того, чтобы спрашивать о документах в деле, о том, как проходили в России допросы, применялось физическое или психологическое насилие, были пытки. Даже у Путина спрашивали о пытках в отношении фігураннтів дела «Новое величие». Но украинскую миграционную службу это не интересует. Они интересуются, не хотел Гаврилов свергнуть конституционный строй Российской Федерации.

– А какова вообще процедура? Предположим, что они проведут то количество собеседований, которая им необходима. Что дальше?

– Миграционная служба должна дать заключение: они рекомендуют или не рекомендуют предоставлять защиту Гаврилову в Украине. Они должны передать этот вывод в Киев, в центральный аппарат Государственной миграционной службы. Центральный аппарат имеет три месяца на раздумья – давать защиту в виде статуса беженца или нет. А еще они могут вернуть этот вывод назад, для уточнения дополнительных вопросов. Эта игра может длиться очень длинной. Иногда статус беженца ждут по три года. Несмотря на то, что максимальный срок – девять месяцев.



«Пока вы находитесь в ожидании статуса беженца, у вас нет паспорта, вы не можете открыть банковский счет, вы не можете устроиться на работу. Вы даже денежный перевод не можете получить. Вы якобы является частью общества, но официально – вас нет», – присоединяется к нашей беседе юрист «Свободного дома России», координатор проекта EmigRussia Владимир Жбанков. Указ «о добрых намерениях». Почему указ Зеленского не упрощает процедуру получения украинского гражданства?

В августе 2019 года Владимир Зеленский подписал указ об упрощении процедуры получения украинского гражданства для иностранцев, которые защищают Украину, и русских, которые подвергаются политическим преследованиям в России. Жбанков и Скорбич называют это документ указом «о добрых намерениях».

На основе указа президента появилось постановление правительства. В соответствии с ней, Министерство иностранных дел должно выдавать справку о политическом преследовании, и эта справка является основанием для подачи документов на получение гражданства Украины, объясняет Скорбич. Для получения такой справки нужен загранпаспорт. Много россиян приехало в Украину до 2016 года, когда можно было приехать по внутреннему паспорту. Или, например, у Сергея Гаврилова нет загранпаспорта, поэтому он не может получить такую справку.

Обязательное требование – все документы должны быть переведены на украинский язык. Поняла требование, соглашается Скорбич. Но на многих политических беженцев, как на Гаврилова, в России открыты уголовные дела. Это означает, что все тома уголовного дела также следует переложить. Это достаточно дорого.

Еще одно требование – подтверждение легальности пребывания на территории Украине. У многих россиян нет этого подтверждения, потому что они просто сбежали из России... И там очень много таких сложных моментов. Таким образом, указ президента об упрощении получения гражданства для россиян полностью нивелируется постановлением правительства, говорит адвокат Алексей Скорбич.

– То есть исполнение указа Зеленского полностью переложили на Министерство иностранных дел?

– Да. Но Министерство иностранных дел еще должен консультироваться с СБУ и миграционной службой. В МИД нет специально обученных людей, которые будут определять, это дело политическое или нет. А это значит, что все пойдет по кругу и вернется на миграционную службу, где годами ничего не меняется. Вообще, наша миграционная служба считает долгом поддерживать дружеские отношения со всеми миграционными службами постсоветских стран. Чтобы вы понимали, в миграционный службе Украины искателю убежища из России могут сказать: «Вы выходили на митинг? Выходили. Вы же таким образом нарушили закон Российской Федерации? Нарушили. А если бы вы не выходили на митинги, вас бы не привлекли к ответственности? Не привлекли. То есть вы нарушили закон!»

Я, как юрист, могу с ними говорить. А когда человек и так напугана, она впадает в ступор. Она едет в Украину с надеждой найти поддержку, а тут такое...

– То есть Украина – не лучшая страна для получения политического убежища?

– С 2013 года Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев признало Украину за страну, которая не является безопасной для получения убежища. В 2011 году была создана миграционная служба, а уже через два года мы получили такой статус. С тех пор ничего не изменилось.

– Ваш подзащитный не хочет попросить убежище в другой стране?

– Мы сейчас не можем. Мы начали процедуру. Мы должны пройти всю процедуру. Такой закон. Если же мы получим отказ, то можем обращаться с просьбой к другой безопасной страны. Это может занять год, а может, и два.

Сергей Гаврилов, когда он пересек российскую границу, с родственниками не контактирует – с целью их же безопасности. В Москве у него остались мать, отец и бабушка. «На них могут оказывать банальный давление. За то, что я сбежал, а это уголовное преступление, мне светит до четырех лет. И если я сейчас начну контактировать с кем-либо в России, этих людей могут обвинить в пособничестве», – объясняет Гаврилов свое решение.

После его бегства из России Люблинский суд Москвы заочно арестовал Сергея Гаврилова. Другие фигуранты дела «Новое величие» ждут приговора суда.

Радио Свобода обратилось с запросом к Государственной миграционной службы Украины в Черниговской области, чтобы узнать детали дела Сергея Гаврилова и других искателей убежища, упомянутых в этом материале, но на момент публикации ответа не последовало.