Мы в соцсетях. Подпишись!

Крымская цена. Заложников в Крыму становится все больше, а позиция Путина не изменилась

Крымская цена. Заложников в Крыму становится все больше, а позиция Путина не изменилась
(Рубрика «Точка зрения»)

В представительстве президента Украины в Автономной Республике Крым уверяют, что политические заключенные, находящиеся в тюрьмах аннексированного полуострова будут включены в следующий этап обмена.

Однако это обещание будет не так уж просто выполнить. Прежде всего потому, что для России освобождение каждого заложника в Крыму – косвенное признание украинского суверенитета над полуостровом.

Первый обмен, который был произведен после избрания Владимира Зеленского президентом Украины, формально был обменом украинских граждан на россиян. Хотя при этом Россия включила в свои списки обмена большое количество граждан самой Украины – участников спецопераций по оккупации регионов страны и дестабилизации в тех регионах, которые намечены как цели дальнейшей экспансии Москвы. Путину нужен был Цемах и ради освобождения этого украинского гражданина, важного свидетеля кремлевской причастности к уничтожению малайзийского «Боинга», он был готов уволить даже Сенцова

На этом фоне освобождения Олега Сенцова, Александра Кольченка и Владимира Балуха – очевидных крымских заложников и украинских граждан, но с кремлевской точки зрения граждан России – могло восприниматься как соответствующий жест на увольнение Украиной граждан Украины – агентов Кремля. Хотя что тут долго объяснять: Путину нужен был Цемах и ради освобождения этого украинского гражданина, важного свидетеля кремлевской причастности к уничтожению малайзийского «Боинга», он был готов уволить даже Сенцова.

Второй обмен – это тоже обмен одних украинских граждан на других, и с точки зрения Кремля Россия до этого обмена вообще никакого отношения не имеет. Для нее этот обмен – прежде всего, доказательство существования «внутреннего конфликта» в Украине. Киев обменивает своих военных на «военных» «восставшего Донбасса». Ну а беркутовцы и харьковские террористы – просто «союзники» «восставших шахтеров», ведь понятно же, что народное восстание против «националистов» мало охватить если не всю Украину, то, по крайней мере, «Новороссию», которую все еще мечтает создать Путин. С Крымом сложнее

С крымскими заложниками все гораздо сложнее. Думаю, для Кремля это обычные граждане Российской Федерации, отбывающие сроки за экстремизм, терроризм и другие преступления. И они ничем не отличаются от «террористов» и «экстремистов», которых задерживают в Москве или в Назрани. Какая разница и почему этих людей Кремль должен выдавать Киеву? Потому что Украина и все мировое сообщество не признает полуостров частью Российской Федерации? Тогда крымские политзаключенные тем более должны оставаться в российских колониях и тюрьмах! Именно для того, чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений: Крым – это не Украина, Крым – это Россия.

Для того, чтобы заставить Путина согласиться с увольнением крымских политзаключенных, нужны или веские политические инструменты, или серьезные политические уступки. Освобождение Чийгоза и Умерова было не только победой, но и напоминанием о том, каким непростым является процесс освобождения людей, осужденных в Крыму

Напомню, что освобождение Чийгоза и Умерова произошло только после личного вмешательства президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Путин в этот момент был заинтересован в сотрудничестве с Эрдоганом – прежде всего, в связи с непростой ситуацией в Сирии, и пошел на этот беспрецедентный шаг. Участие Эрдогана в освобождении Чийгоза и Умерова и было тем политическим инструментом, который задействовала администрация президента Украины и Меджлис крымскотатарского народа. Но освобождение Чийгоза и Умерова было не только победой, но и напоминанием о том, каким непростым является процесс освобождения людей, осужденных в Крыму. И какие масштабные усилия необходимо применять, чтобы освободить каждого.

С того времени ситуация только ухудшилась – просто потому, что заложников в Крыму становится все больше, а позиция Путина относительно того, что «крымский вопрос закрыт», не изменилась. Более того, эта позиция будет только усиливаться по мере приближения президентских выборов 2024 года. И неясно, поможет ли Украине теперь даже Эрдоган.

Ну а что касается политических уступок – их я комментировать не буду. Путин и сам способен озвучить Зеленскому свою цену за крымских заложников. Я не сомневаюсь только в том, что цена эта будет очень высока. У Порошенко заявили, что Россия во время обмена возбудила парижские договоренности