Мы в соцсетях. Подпишись!

Обмен 29 декабря: кого Украина и Россия хоронят «на темной стороне» списка?

 Обмен 29 декабря: кого Украина и Россия хоронят «на темной стороне» списка?
Обмен 29 декабря: кого Украина и Россия хоронят «на темной стороне» списка?

Украина освободила из плена российских гибридных сил на Донбассе 76 своих граждан, но кого отдала взамен? Среди тех, кого освободили из тюрем и СИЗО и передали российской стороне – граждане Украины, России и еще нескольких стран, которым инкриминируют расстрел Небесной сотни, терроризм и военные преступления, а также осужденные за них. Однако полного списка тех, кого отдали в обмен на пленных украинцев – не приводят ни украинская, ни российская стороны. Некоторые из организаторов обмена с украинской стороны объясняют это «защитой персональных данных». Украинская власть боится негативного общественного резонанса, в Кремле – также не заинтересованы раскрывать перечень тех, кого они получили во время обмена, утверждают оппозиционные политики и общественные активисты, опрошенные Радио Свобода. Тем временем, украинские журналисты и юристы смогли идентифицировать часть из тех, кого передали российским гибридным силам на Донбассе в рамках «большого новогоднего обмена».

Украина смогла освободить 76 своих граждан, которые находились в плену российских гибридных сил на оккупированной части Донбасса: все их фамилии Служба безопасности Украины обнародовала 29 декабря, сразу же в момент обмена.

Так, среди них 12 военных: Владимир Воскобойник, Александр Геймур, Сергей Глондар, Иван Деев, Ким Дуванов, Юрий Евтушок, Василий Жемелінський, Сергей Иванчук, Александр Коріньков, Богдан Пантюшенко, Борис Пундор, Роман Фурсов. А также – 64 гражданских. Один из которых – журналист Радио Свобода Станислав Асеев (Васин), который жил и работал на оккупированной части Донбасса.

Однако ни Служба безопасности Украины, ни президент Владимир Зеленский и его офис, ни представители Украины в Трехсторонней контактной группе не разглашают имена и статус тех, кого Украина передала российской стороне взамен. Речь идет о 124 человек, которых освободила украинская сторона передала российским гибридным силам на линии разграничения на Донбассе, подтвердила в разговоре с Радио Свобода представитель Украины в гуманитарной подгруппе трехсторонней контактной группы, ексомбудсмен Украины Валерия Лутковская.

При этом она считает, что Украине не стоит публиковать полный список лиц, которых государство отдало в обмен на 76 украинцев, освобожденных из российского плена на Донбассе.

«Я была бы категоричной противницей того, чтобы публиковать полный список, учитывая, что это персональные данные. И я не думаю, что все эти люди успели дать разрешение на публикацию персональных данных и были бы довольны тем, что такие персональные данные публикуют. А вопрос общественного интереса в этом случае еще не изучено. Поэтому честно скажу: не знаю!» – ответила Валерия Лутковская на запитанняпро полный список людей, которых Украина отдала российской стороне в рамках обмена.

Законодательство Украины дает право на разглашение информации с ограниченным доступом, если она составляет «значительный общественный интерес».

В то же время президент Украины Владимир Зеленский подтвердил передачу российской стороне пятерых «беркутовцев», которых обвиняют в расстреле Небесной сотни на Майдане Независимости в Киеве во время Революции Достоинства.

«Если бы у меня было еще сто «беркутовцев» и мне предлагали бы (на обмен – ред.) одного разведчика, я бы отдал этих сто беркутовцев», – пояснил Зеленский.

Пять бывших «беркутовцев» – это Олег Янишевский, Сергей Зинченко, Павел Аброськин, Сергей Тамтура, Александр Маринченко, обвиняемые в убийстве 48 и ранении 80 людей на улице Институтской в феврале 2014 года. Накануне Генпрокуратура изменила группу прокуроров по делу расстрела на Майдане, а суд, который рассматривал дело – изменил всем пятерым меру пресечения: с содержания под стражей на личное обязательство.

Официальная информация о 124 людей, освобожденных Украиной в рамках обмена, обмежуєтьсяцими пятью лицами. Кто другие?

Часть из «списка 124», которым Украина передала России, изменений смог идентифицировать главный редактор сайта «Цензор.нет» Юрий Бутусов. Он вспоминает о военнопленных русских, сепаратистов, коллаборационистов (осужденных за соответствующие преступления), а также фигурантов уголовных дел, связанных с поддержкой российских оккупационных сил на Донбассе и с терроризмом. «Список Бутусова» сейчас является самым полным.

Кроме «беркутовцев», которые фигурируют в деле о расстреле Небесной Сотни, он вспоминает о трех обвиняемых в подрыве мирной демонстрации в Харькове 22 февраля 2015 года, которые годом раньше, во время Революции Достоинства, вероятно, принимали участие в столкновениях в Мариинском парке на стороне «Антимайдану». А еще – об участниках штурма городского управления милиции в Мариуполе в мае 2014 года, Николая Рубана, который в 2015 году заложил взрывчатку в банки с медом и взорвал бойцов ВСУ, жителей Донетчины, которые обличали противнику расположение украинских подразделений. Также в «списке Бутусова» – бразильский боевик Рафаэль Лусваргі, который воевал на Донбассе в составе российских гибридных сил, фигуранты «трагедии 2 мая» в Одессе, заказных убийств и других уголовных преступлений.

В целом Юрий Бутусов идентифицировал 31 из 124 человек, которых Украина передала России. Часть из них можно узнать на фотографиях и на видео обмена 29 декабря.

Еще нескольких человек идентифицировало «Общественное», проверяя информацию о фигурантах уголовных производств, которые рассматриваются в Харькове.

Они говорят о шестерых осужденных и обвиняемых, содержавшихся в местах ограничения свободы на Харьковщине и вывезли на обмен 29 декабря, и еще про одного, которому неожиданно изменили меру пресечения на личное обязательство.

Часть из «харьковского списке» пересекаются с участниками обмена из «списка Бутусова».

Четырнадцати из обмениваемых, которых потребовала получить российская сторона, приводят в своем материале журналисты «Общественного».

Журналисты идентифицировали их на фотографиях, сделанных во время обмена.

Несмотря на это большинство людей, которых Украина передала российской стороне во время обмена, остается неизвестной. Почему «список 124» остается тайным?

Бывшая народная депутат, экс-глава парламентского комитета по иностранным делам Анна Гопко выделяет три причины, через которые, по ее мнению, не обнародуют перечень военнопленных и фигурантов уголовных дел, которых передали России.

«Часть людей из этого списка обнародовал Юрий Бутусов: мы там видим киллеров, причастных к терактам и диверсионных актов. Нужно, чтобы общество осознало последствия освобождения этих лиц. Один из освобожденных, когда уже был с представителями российской стороны, показал неприличный жест со средним пальцем. Другой – заявил, что он обещает вернуться, чтобы завершить начатое в 2014 году, чтобы эту фашистскую украинскую власть таки добить». Украинская власть побоялась называть этих людей, чтобы избежать негативного суспліьного резонанса. Вторая причина – сокрытие имен этих людей могло быть требованием России. И третья: часть из них мы еще увидим: как пропагандистский инструмент для дискредитации Революции Достоинства, для того, чтобы объявить Майдан «фейковым». А также обратите внимание: некоторые украинские сми повелись на российский месседж том, что это якобы «обмен с ОРДЛО», хотя списки согласовали Украина и Россия на самом высоком уровне. И здесь мы уже попадаем в капкан того, что войну будут представлять как «внутриукраинский конфликт», – отмечает Анна Гопко.

По ее словам, увольнение части фигурантов уголовных производств ставит под сомнение как рассмотрение дел против России в международных судах, так и процесс признания России страной-агрессором на международном уровне.

Координатор группы «Патриот», которая занимается, в частности освобождением пленных и заложников Олег Котенко в беседе с Радио Свобода, считает, что украинская власть просто боится сообщать список тех, кого она отпустила в рамках обмена. Эти имена для власти – были бы еще одним ударом по имиджу Олег Котенко

«Эти имена для действующей власти – были бы еще одним ударом по имиджу, если бы общественность начала обсуждать переданных человек. Ведь передавали не только тех людей, которые причастны к украинско-российского конфликта. Следовательно, кто-то платит деньги за то, чтобы некая Дарья Морозова (представитель группировки «ДНР» – ред.) могла включать в список на обмен просто осужденных до войны, которые не имеют к ней никакого отношения», – считает Котенко.

Вместе с тем, представительница поддерживаемых Россией сепаратистов Дарья Морозова отметила, что среди звліьнених лиц, которым получило группировки «ДНР», «пять женщин, восемь граждан России, один гражданин Беларуси».

Кого из тех, что воевали на стороне России, Украина уже отдала, а кто – остается за решеткой? Этот вопрос пока не имеет ответа, хотя от него зависят дальнейшие обмены. Общественные активисты и юристы вспоминают о том, что не было обмена «всех на всех», поскольку в России и в анексованому Крыму незаконно удерживают несколько десятков украинцев, в том числе и крымских татар.

«В Украине остаются еще около тысячи человек, которые осуждены за преступления, связанные с войной, либо обвинены в таких преступлениях. Но их нельзя считать «обменным фондом»: ведь значительная часть из них просто не хочет, чтобы их отдавали в России: они поняли, пусть и с опоздание, что к чему», – объясняет Олег Котенко.

Со своей стороны, Валерия Лутковская заверила Радио Свобода, что украинская сторона уже прорабатывает вопрос следующих этапов обмена:

«Все эти вопросы держатся на контроле. Будут дальнейшие переговоры, дальнейшие увольнения. Здесь СМИ немножко спровоцировали, объявив, что это обмен «всех на всех». И встал вопрос: а как же крымские татары, а также украинцы, которых незаконно посадили на территории России? На самом деле это был обмен, а точнее взаимное освобождение сугубо в рамках минских переговоров, которое рассматривается под очень особым углом зрения. Но даже в этих рамках речь шла о формате «всех подтвержденных на всех подтвержденных».

Валерия Лутковская отметила, что освобождение крымчан, а также удерживаемых в России украинцев является предметом дальнейших переговоров, и остается приоритетом для украинской власти.





В результате обмена на Донбассе на подконтрольную Украине территорию вернулись 76 граждан (12 военных и 64 гражданских). Еще пять человек отказались возвращаться через то, что имеют семьи на непідконтрольній территории.