Арсенал ВСУ: в чем нуждается и какое вооружение получит армия в 2020 году

 Арсенал ВСУ: в чем нуждается и какое вооружение получит армия в 2020 году


Какое оружие украинская армия получит в 2020 году? Снаряды, ракеты, бронемашины, авиация, флот – чем обеспечат ВСУ? А что так и останется экспонатом военной выставки? Об этом – в материале журналистов специального проекта Радио Свобода «Донбасс Реалии».



Стрельбы, обзоры, испытания. Годами высокие чины осматривают новое оружие или следят за ее тестированием, демонстрируя свою обеспокоенность тем, что нужно армии. А украинской армии через войну и десятилетия упадка необходимо все. На суше – боеприпасы, артиллерия и бронетехника. На море – корабли и ракеты. Для защиты воздуха – системы ПВО и, конечно, авиация. Комплекс «Ольха»

Комплекс «Ольха» – украинская модернизация советского «Смерча» – один из самых успешных примеров. Система залпового огня с коригованими боеприпасами уже взята на вооружение. Фактически с дальностью стрельбы 130 километров она должна заменить комплексы «Точка-У». Несколько сотен ракет – уже на складах, но необходимо больше.

«Боевой комплект – это три пуски с одной установки: 12 ракет на три. Но это боекомплект будто неприкосновенный запас. А надо же еще иметь какой-то запас для того, чтобы воевать. На каждую установку нужно иметь хотя бы, по моему мнению, пять боекомплектов», – считает эксперт по вопросам артиллерийского вооружения Петр Пятаков. САУ «Богдана»

Еще один показатель того, как идет перевооружение – САУ «Богдана». Ее впервые показали год назад, а тестовую стрельбу начали в конце 2019 года. Снаряды для испытаний используют турецкие, сертифицированных зарядов калибра 155 миллиметров в украинских производителей пока нет. Все испытания обещают закончить в следующем году.

«Где-то полгода – это такой срок, который минимально необходим для того, чтобы убедиться в безопасности использования. Современные пушки проектируют на лайфтайм, то есть на количество выстрелов где-то до пяти тысяч. Чтобы проверить выдержит пять тысяч – надо иметь пять тысяч выстрелов. Кроме того, есть еще различные специфические испытания», – отмечает Петр Пятаков.

Как долго могут тянуться испытания и передача в войска техники показывает другая история. Еще 2016-го в Министерстве обороны Украины решили купить БТР-4Е, но на момент окончания контракта летом 2019-го не получили ни одной машины. Военные отказывались принимать корпуса от Харьковского конструкторского бюро имени Морозова.

«Привезли мусор. Просто мусор, который не отвечает... Плюс здесь сделали анализ на вредные примеси – сера и фосфор в 30-40 раз превышают норму», – возмущался начальник 85-го военного представительства Олег Плющакова.

Так военные отзывались о финскую броню, из которой были сделаны машины и требовали использовать украинскую – марки «71». Наконец, завод чуть не обанкротился из-за штрафов, а армия рисковала остаться без техники на более чем полтора миллиарда гривен. Лишь в конце этого года проблему все же решили. Первая партия из 12 машин БТР-4 на конец этого года уже попала в ряды 92 бригады Антон Михненко

«Директивным путем этот вопрос решен, и первая партия из 12 машин БТР-4 на конец этого года уже получила свою реализацию и попала в ряды 92 бригады. Это лишь частичка из этих 45 машин, которые были предусмотрены на выполнение данного контракта. Контракт должен быть выполнен в августе текущего года. 45 машин – это небольшая численность. Почему? Потому что потребность Вооруженных сил в бронетехнике достаточно высокая», – объясняет главный редактор журнала Ukrainian defense review Антон Михненко.

В конце 2019 года появилась угроза того, что более четырех миллиардов гривен, около половины ресурсов, на закупку вооружения и опытно-конструкторские работы в этом году не используют. Проекты, которые были начаты ранее, відтермінуються. И армия получит те или иные образцы уже в следующем году Антон Михненко

«Ключевая проблема в этом, что те проекты, которые были начаты ранее, відтермінуються. И армия получит те или иные образцы уже в следующем году. И научно-исследовательские работы, которые проводились в рамках выполнения тех или иных проектов также задерживаются, замедляются», – добавляет Антон Михненко.

Такая ситуация сохранялась на конец осени, но подводя итоги года в Минобороны отчитались, что все в порядке.

«Весь ДОЗ был полностью закрыт взятыми обязательствами, подписанными контрактами и переданными оплатами до казначейства», – отметил министр обороны Украины Андрей Загороднюк.

Одним из важнейших приоритетов в Минобороны называют флот. В то же время Украина годами не может получить ракетный катер. Его обещали спустить на воду в 2019 году, но год закончился, а катера нет ни в металле, ни на бумаге. Военно-морские силы не могут договориться с подрядчиком – «Кузницей на Рыбацкой». ВМС хочет более простую, более эффективную и менее дорогую платформу, но в большем количестве Тарас Чмут

«ВМС хочет более простую, более эффективную и менее дорогую платформу, но в большем количестве. В то время как «Кузня» предлагает 600-тонный катер, который, фактически, входит в нишу малых ракетных кораблей. При этом не имеет зенитно-ракетного комплекса, при этом часть вооружения вообще советской. Ну а стоимость его является европейской, скажем так. Качество, понятно, будет украинской, как мы видели и по МБАКах, и по «Кентаврах», – отмечает председатель правления «Украинского милитарного центра» Тарас Чмут.

Противокорабельная ракета «Нептун» – все еще в разработке. Ракета уже летает как запланировано, меняет курс, но к боевому дежурству еще, как минимум, несколько лет.

«Разные специалисты по-разному оценивают опроблемы с головкой самонаведения, а это одна из важнейших составляющих самого комплекса. Также большие вопросы вызывают габариты и ракет и пусковых – это может ограничить их применение на надводных платформах, потому что просто физически они там не поместятся в достаточном количестве на те плавсредства, которые у нас есть», – объясняет Тарас Чмут.

Поэтому Минобороны Украины в этом вопросе рассчитывает на помощь США. Планирует потратить часть из выделенных трехсот миллионов долларов на противокорабельные ракеты «Гарпун» вместе с береговыми ракетными комплексами. Нам необходимо минимум две батареи: одна в районе Азовского моря, другая – в районе Черного моря Тарас Чмут

«Противокорабельная тема работает батареями и дивизионами. Батарея – это две-три пусковые установки по, например, четыре ракеты. Если мы говорим о получении хотя бы какого-то потенциала, то нам необходимо минимум две батареи: одна в районе Азовского моря, другая – в районе Черного моря. В дальнейшем – наращивание батареи на Черном море», – говорит Тарас Чмут. Javelin и Patriot

Украина начала покупать оружие в США. К примеру, контракт на приобретение систем Javelin уже заключен. Стоимость десятка пусковых установок с ракетами – 39 миллионов долларов. Кроме того появилась информация, что Киев думает о закупке авиации – вертолетов и самолетов, а также систем ПВО Patriot.

«Javelin – противотанковая система. Она нужна, как я и говорил. А вот Patriot – это зенитные ракеты. И я действительно не вижу в них необходимости, поскольку россияне не использовали свои военно-воздушные силы в Украине. А уж если они не делали этого в течение пяти лет, то и не собираются внезапно начинать. Если бы в Украине существовала реальная угроза или почву для опасений, я бы порекомендовал получить Patriot, но пока этого нет, я просто не вижу в этом смысла», – отмечает военный аналитик Стивен Бланк.

Кроме зенитно-ракетных комплексов в Украине, возможно, думают о приобретении ударных вертолетов Apache и истребителей F-16. Проблема с парком самолетов действительно есть. Новейшие – ровесники независимости и «сыпятся».

«Весь парк реактивных боевых самолетов воздушных сил Украины нужно заменить единственным типом боевого самолета – это должен быть многофункциональный истребитель. И, в принципе, F-16, это, видимо, из реального – это наиболее оптимальный вариант. Самолеты не покупаются на вес. Одна штука, две. Самолеты покупаются так, чтобы обеспечить какое-то подразделение. Минимальный подразделение, который может самостоятельно как-то эксплуатировать технику или применять ее в боевых действиях – это эскадрилья», – говорит представитель «Украинского милитарного портала» Юрий Збанацкий.

Вопрос в цене. К примеру Словакия приобрела четырнадцать истребителей F-16. Самолеты, вооружение, запчасти, обучение пилотов и поддержка будут стоить почти в два миллиарда долларов, но первые самолеты поступят за 3 года. Похожий ценник и у вертолетов Apache. В украинских Ми-24 проблема с лопастями.

«Парк Ми-24 стоит. Летают только определенные экипажи. Так, підльотують иногда ради сохранения своих навыков. Остальные переучили на Ми-8, чтобы они могли не терять свои навыки. Уже примерно два года не ведется подготовка курсантов в Харьковском университете воздушных сил на вертрльотах Ми-24», – рассказывает Юрий Збанацкий.

Министр обороны Украины сдержанно комментирует возможность закупки стоимостной техники за рубежом.

«Покупка Patriot – это вопрос лет. Это вопрос переговоров только годами. Но мы изучаем различные варианты. Действительно, ПВО это для нас больная тема. У нас устаревшая ПВО и нам надо делать новую. Мы изучаем как национальных разработчиков, так и зарубежных. Так же с тактической авиацией. Посмотрим – скажем. Но просто то, что сейчас есть – это чисто кто-то где-то говорит и выдает в прессу, чтобы сделать какую-то сенсацию», – говорит Андрей Загороднюк.

Министр настаивает: приоритет – это закупка вооружения у украинских производителей. Уже в 2020 году в Минобороны обещают частично открыть фактически полностью засекречено гособоронзаказа, детали которого становятся известными только в результате скандалов.

СМОТРИТЕ ПОЛНЫЙ ВЫПУСК ПРОГРАММЫ ДОНБАСС.РЕАЛИИ: