Обменять беркутовцев на заключенных ОРДЛО: почему обмен поссорил украинцев в социальных сетях (обзор)

 Обменять беркутовцев на заключенных ОРДЛО: почему обмен поссорил украинцев в социальных сетях (обзор)


29 декабря состоялось взаимное освобождение удерживаемых лиц на Донбассе. Служба безопасности Украины опубликовала список освобожденных, которые вернулись в Киев из оккупированного Донбасса. В списке – 12 военных и 64 гражданских, всего 76 граждан.

Впрочем, настоящий всплеск ссор и споров вызвали условия обмена. Среди тех, кого украинская сторона передала в ОРДЛО, есть пятеро бывших беркутовцев, обвиняемых в убийстве 48 и ранении 80 людей на улице Институтской 20 февраля 2014 года. Кроме этого, в списке есть также фигуранты дела о взрыве возле Дворца спорта в Харькове, в результате которого погибли четверо людей

После решения суда об освобождении ексберкутівців под личное обязательство сотни протестующих собрались под зданием Лукьяновского СИЗО в Киеве, опрокинув мусорные баки перед воротами учреждения с целью воспрепятствовать вывозу бывших работников спецподразделения «Беркут». Тем не менее, их все-таки передали на территорию ОРДЛО.

В соцсетях начались споры относительно того, стоило ли отпускать обвиняемых в столь серьезных преступлениях. Много кто возмущался таким решением украинской власти и выступал против передачи ексберкутівців на сторону ОРДЛО до вынесения им официального приговора.

Другие же корреспонденты говорят о том, что жизни людей, которых еще можно спасти, является наибольшей ценностью для страны.

Радио Свобода собрало реакции социальных сетей по обмену пленных по обе стороны спора. «Смерть судебной системы»

Волонтер Юрий Касьянов, как и много других участников социальных сетей, назвали события «смертью судебной системы в Украине».







Многие сравнивают обмен удерживаемыми лицами между Украиной и группировками «ЛНР» и «ДНР» с обменом между палестинцами и Израилем. Впрочем, многие статьи свидетельствуют о том, что это сравнение не может быть однозначным.



Блогер Иван Оберемко пишет: «Я бы обсудил обмен убийц Небесной сотни, если бы был хоть немного уверен в том, что наша правоохранительная система больше не собирается нас убивать».

«Поймите наконец. Речь не просто об обмене убийц. Беркут можно было обменивать. Но после приговора. Его нет и уже не будет. И это никакая не цена обмена. Это измена. Теперь у нас десятки дел уничтожены», – пишет активист Сергей Мазур.

Много кто пишет о том, что обменять ексберкутівців было стоит, но только после вынесения приговора для них.



Против обмена на бывших беркутовцев, обвиняемых в убийстве на майдане, выступил и режиссер и бывший узник Кремля Олег Сенцов. Он подчеркивает, что обмен на них лишает возможности другим пленным быть обміняними: «Крымские татары и другие наши политзаключенные и в дальнейшем будут сидеть в российских тюрьмах. Невинные. За это Украина отдаст настоящих убийц: российских наемников, харьковских террористов и пятерых беркутовцев. И дело не только в том, что у нас почти не остается этого «мужского обменного фонда» (очень циничный и практичный выражение) и для нового возвращения своих заложников, украинское правительство будет вынуждено в дальнейшем торговать интересами страны с врагом. А в том, что этот шаг лишает нас главного – справедливости».

Соглашается с ним российский журналист Аркадий Бабченко.

Впрочем, есть и пользователи социальных сетей, которые высказались за обмен бывших «беркутовцев» на граждан Украины, которые были в плену группировок «ЛНР» и «ДНР».

Владислав Овчаренко пишет: «Мы к сожалению не можем вернуть погибших, но еще есть шанс вернуть живых, которые сидят в плену, в реальном аду уже 4 года и более».

Макеевчанин, которого освободили из плена боевиков «ДНР», Владимир Фомичев также пишет о том, что обмен на ексберкутівців тоже стоило осуществить. В своей аргументации он ссылается на собственный опыт: «Многие обдумывает, стоит отдать беркутовцев в обмен на наших людей. Я бы отдал. Мне так подсказывает совесть. Ведь, пока у нас все хорошо, у них все плохо. Мы на новый год будем пить вино, кушать французский сыр, а они будут пить грязную воду из крана и кушать вонючую баланду с салом, на котором остается волос».

И такая позиция не единична: «По сути, это очередной спор о том, что должен быть выше в иерархии ценностей общества – моральная сатисфакция или свобода конкретных живых людей? Те, кто говорит, что беркутовцев и террористов никак нельзя отправлять на обмен, – фактически требуют, чтобы моральная сатисфакция была выше в иерархии ценностей, чем конкретные живые люди».







Есть и те, кто придерживаются нейтральной позиции.



Уже после обмена ситуацию прокомментировал и президент Украины Владимир Зеленский: «Это было сложное политическое решение. Я считаю, что наши бойцы, военные, журналисты – все герои и наш приоритет – вернуть наших людей. Я с уважением отношусь ко всем, кто потерял родных на Майдане, погибших мы, к сожалению, не вернем, но мы могли вернуть живых. И это приоритет», – сказал президент.

Он выразил уверенность в том, что «это никак не будет влиять на дела Майдана».

«Дела Майдана мы закончим обязательно. Если бы они (ексберкутівці – ред.) остались, мы бы не получили наших разведчиков и наших ребят, которые были в Дебальцеве... Если бы у меня было еще 100 беркутовцев и мне предлагали бы одного разведчика, я бы отдал этих 100 беркутовцев», – добавил президент.

Он подчеркнул, что неоднократно встречался с семьями Героев Небесной Сотни.

Обмен удерживаемыми лицами состоялся 29 декабря на КПВВ «Майорское» в Донецкой области. Оттуда уволенных граждан Украины имеют воздухом доставить в Киев.

Как сообщили возле КПВВ «Майорское» в комментарии hromadske советник секретаря СНБО Сергей Сивохо и представитель Украины в гуманитарной подгруппе ТКГ Валерия Лутковская, в рамках обмена Украина передала группировкам «ДНР» и «ЛНР» 127 человек, еще 14 отказались участвовать в обмене.