Генерал Марченко рассказал о СИЗО, свои достатки и почему ему не стыдно

 Генерал Марченко рассказал о СИЗО, свои достатки и почему ему не стыдно


Освобожден из СИЗО под залог генерал-майор Марченко дал интервью Радио Свобода. Начальник главного управления развития и сопровождения материального обеспечения Министерства обороны Украины Дмитрий Марченко вместе с четырьмя другими своими коллегами является подозреваемым по так называемому делу «закупки некачественных бронежилетов». Расследование проводит Государственное бюро расследований. Подаем позиции всех сторон.

26 июня 2019 года Государственное бюро расследований (ГБР) провело около 40 обысков в рабочих офисах управленцев Министерства обороны, которые занимаются материальным обеспечением ВСУ, а также в офисах коммерческих структур, которые сотрудничают с Минобороны. Тогдашний директор ГБР Роман Труба сообщил, что обыски проходят в рамках уголовного производства за нарушения при зукупівлях для армии.

Как оказалось, главным подозреваемым является начальник главного управления развития и сопровождения материального обеспечения Министерства обороны Украины, участник боевых действий Дмитрий Марченко. Ему вручили подозрение и суд взял его под стражу, хотя за него поручились несколько Героев Украины.

Марченко более месяца провел в СИЗО, а вышел оттуда, когда залог уменьшили с 76 до 20 миллионов гривен. Тогда за него внес 19 миллионов пятый президент Украины Петр Порошенко и еще миллион собрали активисты. О вручении подозрения 5 ноября

Дмитрий Марченко:

– Во время вручения подозрения они вели себя нагло, криво улыбались, чувствовалась какая-то ненависть ко мне. Было такое ощущение, будто я для них какой-то насильник и меня поймали в момент преступления. Мне плюнули в душу Дмитрий Марченко

Когда мне отказали в помощи адвоката, я сказал, что «не за такое правосудие мы воевали!». На это один из тех, кто пришел, ответил: «Да задолбал ты! Хватит уже прикрываться войной!»

Когда мне вручали подозрение, я почувствовал какую-то такую пустоту, какое-то такое тяжелое разочарование, как будто мне плюнули в душу!

Тогдашний Директор ГБР Роман Труба:

– Объявлено пять подозрений. Все подозреваемые – высокопоставленные чиновники Минобороны: руководитель главного управления, два его заместителя и два начальники управления. Подозрения объявили частью 2 статьи 28 и части 3 статьи 426 Уголовного кодекса Украины (бездействие военной власти, совершенная группой лиц по предварительному сговору). Об аресте 11 ноября

Дмитрий Марченко:

– Арестовывали в зале суда, просто надели наручники и повели. Я был к этому готов – на суд приехал уже с сумкой, с собранными вещами.

Роман Труба:

– Содержание под стражей или залог в 76 миллионов гривен – такую меру пресечения избран генерал-майору, начальнику Главного управления Министерства обороны Украины, который является подозреваемым в уголовном производстве по факту закупки некачественного вещевого имущества по завышенной цене для Вооруженных сил Украины. Такое решение только что вынес Печерский районный суд Киева. О содержании в СИЗО

Дмитрий Марченко:

– В СИЗО ко мне относились нормально – так, как в этом учреждении относятся к заключенным.

Условия содержания были хорошие: тепло, матрас, чистая постель, туалет умывальник... Это, я вам скажу, намного комфортнее, чем в ДАПі или в подвалах, где мы прятались от артиллерийских обстрелов. Почему? За что?

Дмитрий Марченко:

– Я думаю, что это был «заказ» и отстаивание интересов обиженных поставщиков. За прошлый год контролерами нашего управления было возвращено поставщикам некачественного товара более чем на 220 миллионов гривен. Я думаю, что это был «заказ»... Я им мешал своей принципиальной позицией Дмитрий Марченко

Я думаю, это борьба за рынок. Речь идет о немалые деньги, а я им мешал своей принципиальной позицией.

Оправдываться мне не за что!

Я могу показать вам кучу жалоб на меня от директора предприятия, которое поставляло те бронежилеты. Он постоянно писал, что я якобы предвзято отношусь к его предприятия», «превышаю свои полномочия во время проверки на качество» и «умышленно затягивают прием».

Такие жалобы он писал и в прокуратуру, но они их не видели.Одна из жалоб была отправлена даже в СНБО. Заместитель секретаря СНБО Украины генерал Кривонос лично разбирался в деле. Есть соответствующий протокол. Совесть моя чиста и нет у них никаких доказательств. Есть только нарезка громких фраз, которыми они манипулируют Дмитрий Марченко

Мне не стыдно за свою работу. Я могу собрать поставщиков и пусть хоть один, глядя мне в глаза, скажет, что я у него что-то требовал или брал какие-то деньги. Совесть моя чиста и нет у них никаких доказательств. Есть только нарезка громких фраз, которыми они манипулируют, и создают неверное общественное мнение!

Есть множество документов, которые они изъяли и которые полностью противоречат их обвинениями и доказывают мою невиновность.

Роман Труба:

– Закуплено 20 тысяч бронежилетов, 3 из 5 простреливаются. Закуплено 100 тысяч комплектов военной формы по завышенным ценам. Только стоимость одного элемента одежды завышена примерно на 10 млн гривен. Были закуплены палатки, которые непригодны для использования. Перечень таких непригодных вещей, которые были закуплены для ВСУ, достаточно большой. По предварительному подсчету речь идет об ущербе государству на 100 миллионов гривен.

Следствие считает, что эти люди, умышленно, по предварительному сговору, закупили для военных тысячи бракованных бронежилетов. То, что они простреливаются, доказано экспертизами. Стоимость заключенного договора – 176 миллионов гривен.

Компания-производитель бронежилетов НПП «Темп-3000»:

Дмитрий Марченко:

– Все бронежилеты и шлемы производства компанее соответствуют Техническим условиям, утвержденным еще в 2003 году и с тех пор изменения, которые происходили в конструкции бронежилетов, были направлены только на повышение эксплуатационных характеристик изделий.

Общество с ограниченной ответственностью «Научно производственное предприятие «Темп-3000» со времени своего основания является производителем средств индивидуальной защиты (в частности, бронежилетов и кулезахисних шлемов), а также специальных тканей для военной формы одежды.

4 марта 2019 года между Министерством обороны Украины и ООО «НПП «Темп-3000» был заключен Договор о поставке для государственных нужд материально-технических средств вещевой службы (за средства Государственного бюджета Украины) № 286/3/19/56 – индивидуального обмундирования (35810000-5) (Бронежилет «Корсар М3с-1-4» в маскувальному рисунке ММ-14 с комплектом итогов). О залоге

Когда я услышал сумму залога – 76 или 20 миллионов для меня космические суммы – я осознал, что это сделано для того, чтобы исключить возможность внесения мной залога, засадить меня в тюрьму и оказывать моральное и психологическое давление.

Для меня – это невиданные суммы. Я даже представить себе не могу, сколько это денег. Имею честь защищать народ и воевать за свою страну

Когда я узнал, что люди собирают мне деньги на залог, то у меня был шок. Меня охватил такой гнев, потому что я знаю как живут люди, и мне было обидно, что они в этой ситуации должны отрывать что-то от своей семьи для решения на пустом месте созданной проблемы.

С другой стороны, я подумал, что если люди захотели поделиться своей заработанной копейкой, чтобы вызволить меня из-за решетки, то, пожалуй, я таки успел что-то нужное сделать. И ко мне пришло чувство гордости, что я – военный – имею честь защищать народ и воевать за свою страну. Об отношениях с Порошенко

Отношения с Петром Алексеевичем у меня такие же, как и у миллионов украинцев. Я видел его один раз на западе и мы все вместе сфотографировались. Ни телефонной, ни тем более личного общения у меня с ним не было.

По телефону я с ним поговорил, когда меня выпустили под залог.

Машина, квартира, состояние

– О свою декларацию могу сказать, что при разводе я квартиру и машину оставил жене. Я езжу на волонтерской Л200, которая со мной с 2014 года. Эта машина прошла весь ад войны, и вывезла под обстрелами больше чем 30 тяжелораненых бойцов, и заезжала на взлетную полосу ДАПу...

Эта волонтерская машина и меня, и многих других людей, не раз спасала, и перевезла десятки тонн важных грузов, которые тогда были необходимы для бойцов.

Эта машина больше мне дорога как память, чем как средство передвижения.

Живу я сейчас в изданной в этом году служебной квартире. До того, просто жил на работе, когда мы все перезапускали.

Особенно мое финансовое положение не изменилось. Конечно, пока я ночевал в кабинете и сутками работал, удалось сэкономить немного денег, но это далеко не миллион и не миллионы. Что удалось сделать для армии

– За время моей работы не мне, а нашей команде – людям, которые ночами не спали – удалось невозможное. Мы буквально за два года полностью поменять вещевое обеспечение Вооруженных сил Украины, наладили систему контроля качества за вещевым обеспечением дошли до последнего этапа полной перезагрузки системы продовольственного обеспечения мы поменяли старый сухпай из банок на принципиально новый и прогрессивный, так называемый сухпай – в котором есть первые блюда в готовом виде с длительным сроком годности; испытали на этом пайке принципиально новую систему контроля качества.

По-сути, мы создали новую систему питания в армии, но я не могу хвастаться, потому что процесс будет завершенным тогда, когда так будут кормить каждого солдата. Тогда, когда это будет распространено на всех – я скажу, что мы внедрили новую систему! Как попал на работу в Министерство обороны

– Пошел я сюда по приглашению Татьяны Ричкової – она тогда была ответственна за создание этого подразделения. Я же знал и видел – как и в чем мы начинали войну, видел какой колоссальный труд делали волонтеры, обеспечивая бойцов на фронте всем необходимым. И мне хотелось сделать так, чтобы эти люди, которые не обязаны были ночами не спать, не доедать и рисковать своими жизнями – остались без работы!)) (Шутка)

Я хотел, чтобы они наконец выдохнули и занялись своими важными делами в тылу, а всем необходимым обеспечивала свою армию государство. Я хотел, чтобы солдат не думал, что ему одеть и что ему поесть перед боем или после него. Я хотел, чтобы боец был хорошо обут, хорошо одет и хорошо накормлен – так, как бы я хотел, чтобы была одета и накормлена мой ребенок.

И вот, сейчас, думаю, что уже мало кто вспомнит, как мы одевались и что ели до 2014 года. И очень этому рад. О войне

– Ну о своих приключениях на войне уже всего и не вспомнишь, по датам то уже точно. Я видел технику с российскими номерами, боевую технику с российским флагом, солдат, оружие

Началось все для меня в марте 2014 года, когда я несколько раз заезжал в Крым для проведения разведки и в дальнейшем для сопровождения колонны нашей РТГр (ротной тактической группы). Там я вел видеофиксацию и первый раз на КПП Джанкойского военного аэродрома столкнулся лицом к лицу с русским солдатом. Я видел технику с российскими номерами, боевую технику с российским флагом, солдат, оружие...

Тогда я уже понял, что если меня возьмут, то вряд ли я вернусь уже домой. Потом были поездки на Красный лиман, в Солнцеве, Амвросиевку

Я ездил сам на автомобиле с «мухой» (РПГ-18), бк и автоматом... Тогда ничего не было ясно – «наш» это село или город, или уже «чужое». Через Тельманово пролетел, когда уже его захватили, чудом выехал оттуда.

Потом – ��исота «Браво» и Ізваринський, так называемый, котел.

Были девушки, очень молодые, они просто сползли с БТРа и плача целовали землю. Такого вы не увидите ни в одном фильме!

Не смог я сидеть и ждать, пока там гибнут люди. Им даже не могли уже доставлять продовольствие и боеприпасы, а тяжелых раненых передавали через российских пограничников!

Сел я и поехал. Шансов было очень мало, но Бог помог – доехал, забрал и вывез. Успел! 7

5 контуженных, изможденных, черных от пыли, голодных, но ЖИВЫХ!

Среди них были девушки, очень молодые, они просто сползли с БТРа и плача целовали землю. Такого вы не увидите ни в одном фильме!

Они – герои! А большинство из них даже не наградили !

Меня тогда чуть не посадили «за организацию массового дезертирства», за то, что не согласовав свои действия поехал их забирать. Я живу сейчас и даю вам это интервью именно потому, что тогда не доложил на верх о маршрут и свои планы. Тогда все сливалось

А я живу сейчас и даю вам это интервью именно потому, что тогда не доложил на верх о маршрут и свои планы. Тогда все сливалось: не успевали люди выйти на точки – сразу или попадали в засады или под обстрел.

Я не доложил – сам жив и люди живые, которых я вывез. Мы смогли это сделать нагло и очень быстро. Мы прошли по нулю – по границе между Украиной и агрессором. Россияне такого не ожидали и пока опомнились, то уже били по наших «хвостах».

Потом был Донецкий аэропорт. Это стратегически важный и символ того, что мы способны сопротивляться. Путину несколько раз докладывали, что ДАП уже захвачен, а украинские солдаты все дрались и дрались.

Маршал (Евгений Жуков) даже издевался над ними и выкладывал видео оттуда. Первый раз я туда заехал, чтобы забрать погибшего Евгения Петуха. Его три дня через постоянные обстрелы не могли вывезти. Наши танки выезжали на злітку и попадали под обстрел прямой наводкой российских сил.

Когда я услышал, как Майк (Максим Миргородский) просит танкиста быстро подъехать к новому терминалу и забрать нашего 200-го, а тот в рацию кричит, что у него уже нет БК, по нему бьют прямой наводкой и что он сам сейчас может 200-м стать, я решил попробовать сам.

Я попросился сам поехать и заодно завезти в ГАП газовые горелки, чтобы бойцы могли сделать горячий чай и хоть немного согреться. Тогда было уже очень холодно!

Майк тогда, собирая меня, шутил: «Не переживай, я тебя оттуда вытащу в любом случае – целого или половину». Он дал мне самого смелого танкиста Адама (Евгения Межевікіна). Видели бы вы его! Черный, только глаза сияют и улыбка!

Он дал мне четкий и очень короткий инструктаж, чтобы я держался к его танку как можно ближе, ибо доступность до старого терминала простреливал пулемет «Утес».



Я надел на свой банковский бронированный бус танковый трос – на тот случай, если меня подведут, чтобы он мог дотянуть до своих то, что от меня останется, и мы поехали!

Ночь, темень. Долетели до старого терминала, и как только танк остановился, из него искры во все стороны, а потом грохот и вспышка. Я попрощался с жизнью, потому что думал, что то Адама подвели. Все повторилось и понял, что по танку лупит пулемет, а Адам стреляет по нему. До терминала метров с 10. Я вылез из машины и кричу, чтобы забирали привезенное. А они мне в ответ кричат, что ты, мол, сдурел, посмотри, что вокруг. Я огляделся, а там – «Лас-Вегас». Все искрится, все в трасерах. Трескотня такая стоит, что ничего не слышно, но вдруг я услышал рассудительный голос: «Бросай!». Я начал кидать – воду, сигареты, коробки с газовыми водками, все, что привез, что передали в ГАП. Потом сел в машину закрыл двери и должны были уже ехать Петуха забирать на новый терминал, аж ту прямо у нас кладут пакет «Града». Это очень красивое зрелище... фонтан искр и осколки лупят по машине.

Майк успокоил, что это «наши и сейчас немного відкорегуються». Не дождавшись Адама, я решил поехать сам и забрать Женю, в новом тоже разгрузился и вышке – газовые горелки и все остальное. А по-настоящему понял, что произошло, когда, вернувшись, рассказывал Майку.

Майк похлопал меня по плечу и сказал, что теперь семья Жени сможет его похоронить, а не ждать и не знать, когда его вывезут.

Потом я еще в ДАП заезжал, но это уже другие истории...

ГБР: Расследование продолжается





Больше подробностей по сути дела читайте здесь: Дело «бронежилетов Марченко»: борьба с коррупцией или с офицерами времен Порошенко?



Ноябрьские бои за Донецкий аэропорт 2014 года: сообщения, рассказы, фото и видео

Министр обороны аттестацию Героя Украины «Адама»: беру вопрос на личный контроль