«Северного потока-2» еще долго не будет. Три выводы

«Северного потока-2» еще долго не будет. Три выводы
(Рубрика «Точка зрения»)

Российский министр энергетики Александр Новак заявил, что строительство газопровода «Северный поток-2» может быть завершено кораблем-трубоукладчиком «Академик Черский». Однако этот корабль – если он действительно будет задействован при окончании строительства – вряд ли скоро попадет в Балтийское море. Сейчас «Академик Черский» находится на Дальнем Востоке. Ему предстоит еще доплыть, а нам – убедиться, что корабль на самом деле способен заменить корабли швейцарской компании Allseas, которая отказалась участвовать в проекте строительства газопровода после введения новых американских санкций.

В любом случае в лучшем для России варианте речь идет о конце не 2019 года, а о конце 2020 года. То есть «Северный поток-2» сможет начать работать только в 2021 году. А к этому времени Россия, как и раньше, потребует немалых объемов транзита через украинскую газотранспортную систему. Не очень приятные выводы

Из этого можно сделать сразу несколько не очень приятных выводов.

Первый – путинские проекты действительно можно останавливать. Если есть реальное желание. Если бы такое желание на Западе появилось бы раньше, то никакого «Северного потока-2» вообще не появилось бы. Ведь если бы санкции, которые сейчас одобрены Конгрессом и подписаны президентом Дональдом Трампом, были подписаны не в конце 2019 года, а в 2017 году или даже в 2018-м, Путину бы не помог бы никакой «Академик Черский». Таким образом, совсем не обязательно ждать «кумулятивного эффекта санкций», о котором так любил рассуждать предшественник Трампа Барак Обама. Достаточно просто принимать меры, которые окажутся реальными ударами по российской экономике, по стратегическим проєктах России, по политических планах Путина.

Второй – так это то, что украинских участников переговоров с российским Министерством энергетики и «Газпромом» можно было бы понять, если бы сделки заключались бы в 2018 году, а не в 2019 году.

Потому что в 2018 году еще можно было считать, что Россия через год – до момента окончания срока действия российско-украинского контракта по транзиту – обойдется без украинской ГТС и откажется выполнять решение Стокгольмского арбитража. Почему именно в этих условиях в Киеве решили согласиться на ограниченные объемы транзита и отказаться от исков в международный арбитраж?

Но в конце 2019 года ясно, что «Северного потока-2» не будет еще долго, а от арбитража «Газпром» не отвертится. Вопрос, почему именно в этих условиях в Киеве решили согласиться на ограниченные объемы транзита и отказаться от исков в международный арбитраж, остается открытым.

И этот вопрос останется одним из важнейших вопросов президентства Владимира Зеленского. Создается впечатление, что в Киеве были так заинтересованы в немедленном получении от «Газпрома» трех миллиардов долларов, что решили «забыть» и о возможности отсудить куда более большие деньги, и о том, что украинская ГТС остается для российского монополиста важным маршрутом энергетического транзита.

Из этого можно сделать третий вывод – что горизонт планирования украинской власти ограничивается несколькими месяцами. Сейчас, когда ясно, что денег в бюджете катастрофически не хватает, решили получить три миллиарда. Завтра, когда денег снова не будет, пойдут на новые уступки. Но когда отсутствует понимание стратегического планирования, исчезает само понятие национальных интересов. Оно подменяется интересами выживания самой власти, которая не справляется с вызовами и лихорадочно ищет выход, латает дыры, идет на уступки.

Американские санкции и остановка строительства «Северного потока-2» должны были стать для Владимира Путина серьезным поражением. Однако согласие Украины с отказом от исков в арбитраж и фиксация объемов транзита в новом соглашении одновременно стали большой победой Кремля. Ситуацию точно охарактеризовал российский вицепремьер Дмитрий Козак, который заявил, что три миллиарда – «капля в море» по сравнению с суммами в новых исковых заявлениях «Нафтогаза».

Остается только констатировать, что тактика выживания украинской власти нивелирует международную стратегию сдерживания Кремля. И Владимир Путин этим успешно пользуется. Газовая удавка от Путина. Президент России блефовал на переговорах с Зеленским