Черногория: юридический вызов Сербской православной церкви разделяет общество

 Черногория: юридический вызов Сербской православной церкви разделяет общество
Andy Heil

На Сочельник по юлианскому календарю, как его празднуют православные Черногории, в исторической «королевской столице» Цетинє соберутся две очень разные группы черногорцев – как это они делают уже более два десятилетия, – чтобы отпраздновать Рождество Иисуса Христа отдельными молитвами, колядками и кострами.

Это соперничество уже стало частью заветной традиции в этом религиозном и культурном сердце страны – и символом снова распаленной борьбы между недавно созданной Черногорской православной церковью и древней Сербской православной церковью.

Эти группы людей собираются 6 января, не отличаются почти ничем, между ними всего несколько метров – но они диаметрально отличные в вопросах религии и государственности в споре, что охватывает Черногорию.

«Это безумие», – говорит в Цетинє, городе с 15-го века с почти 20 тысячами населения, 39-летний Предраґ Борилович о расколе между теми, кто поддерживает непризнанную пока канонически Черногорскую православную церковь, и теми, кто поддерживает общепризнанную Сербскую православную церковь.

«А в конце, как и все остальное в этой стране», – добавляет он.

Семья Бориловичів – одна из древнейших в этом историческом городе. По традиции, она оказывает первый из молодых дубков, как здесь говорят, «бадняків», из которых разжигают костер, чтобы начать торжественные церемонии Сочельника.

Предраґ и много других членов его рода поддерживают ритуал, который возле дворца короля Николы, единственного черногорского монарха, организует Черногорская православная церковь (ЧПЦ).

Эту церковь основали в 1993 году – как широко считают, с целью вывести православных страны из-под до сих пор подавляющего Сербской православной церкви. Создание ЧПЦ вызвало значительные противоречия.

И другие члены рода Бориловичів предоставляют деревце для запада противников, который проводят за воротами Цетинского монастыря 500-летней давности.

Это собрание имеет длинную историю – его проводит местное отделение Сербской православной церкви, официально известный как Митрополия Черногорско-Приморская СПЦ.

«У нас все раздвоенное: раздвоен язык, раздвоенная церковь, просто все. И это здесь большая проблема», – говорит Предраґ Борилович.

Отношения между людьми в небольшом городе добрые, говорит он, несмотря на то, что верующие, шутит он, поделены на два «племени».

По его словам, во время празднований Рождества «много говорят про национальную политику, национальную церковь и все такое прочее – а когда все заканчивается, они про все это забывают».

Но в 1990 году на рождественском собрании в Цетинє вспыхнули драки между просербськими черногорцами и агитаторами за независимость Черногории. Власть тогдашней Югославии направила в город сотни работников спецподразделений полиции, чтобы развести стороны и предотвратить насилие.

Эти споры немного поутихли, когда Черногория 2006 года восстановила независимость – хотя часть черногорцев и дальше благосклонна к Сербии и сербских государственных институтов. Сейчас на празднованиях с «бадняками», что является основой традиций Сочельника, в Цетинє присутствуют лишь считанные полицейские.

И новый черногорский закон о религии снова разжег страсти вокруг доминантной роли Сербской церкви среди примерно 450 тысяч православных страны – около двух третей из которых молятся именно в Сербской церкви.

Просербська оппозиция в Черногории устроила протесты накануне обсуждения законопроекта в парламенте, и оппозиционных депутатов пришлось выводить из зала заседаний силой после того, как они пытались сорвать голосование – оно наконец состоялось сразу после полуночи на 27 декабря.

Закон «о свободе вероисповедания и убеждений и правовое положение религиозных общин» приняли единогласно – 45 «за» и 0 «против». Депутаты от оппозиции или не голосовали, или уже не были в зале – те, кого задержали правоохранители. Президент Мило Джуканович, сам большой сторонник нового закона, должен подписать его в течение недели, чтобы он вступил в силу.

Накануне голосования, 26 декабря, сторонники Сербской православной церкви в Черногории протестовали перед зданием парламента в столице Подгорице, и по всей стране.

Крупная акция протеста состоялась 21 декабря во втором крупнейшем городе страны Никшиче. На ней сторонники СПЦ обвиняли правительство в навязывании «дискриминации и беззакония».

Глава СПЦ в Черногории митрополит Амфилохіє заявил на той демонстрации, что «современные дураки хотят захватить собор Святого Василия» храм СПЦ в Никшиче, один из самых уважаемых во всей стране.

Принятие закона, который в принципе может лишить Сербскую православную церковь сотен ее религиозных объектов, возмутило руководство Сербской церкви, ее последователей в Черногории, а также политических и религиозных деятелей в Сербии, многие из которых клялись защищать церковную собственность.

Напряженность дошла до того, что в парламенте в Белграде 27 декабря вспыхнула стычка – оппозиционные депутаты набросились на правительство Сербии за то, что он не занял ужесточения позиции в отношении черногорского закона о религии.



Президент Сербии Александр Вучич того же дня сказал, что надеется, что «атмосфера кипения» в Черногории «перейдет в более спокойные дискуссии» и что права собственности Сербской православной церкви не окажутся под угрозой.

«Я выражаю обеспокоенность и надежду, что сербские святые и сербские церкви будут сохранены, а мы, согласно наших дипломатических возможностей, будем строго придерживаться наших прав и обязательств, не разрушая прав ни одной другой страны, в попытке помочь нашим людям и церкви», – сказал он.

Ранее, 25 декабря, Вучич сказал, что хотя он ��а по этому поводу другое мнение, чем Джуканович, «мы не имеем права вмешиваться напрямую».

Прохладное отношение Вучича к этому вопросу заставило сербского оппозиционного лидера Бошка Обрадовича устроить в парламенте протест, приведший к схватке.

Перед тем он написал на стене посольства Черногории Мило, вору! Не отдадим тебе святыни!» Участники той акции также держали плакаты вроде «Почему молчишь, Сербіє?» Историческая суть

Королевство Черногория, что лежит в самом сердце балканских православных краев, в 1918 году прекратило свое существование, а его территория была аннексирована в состав Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, позже стало Королевством Югославия, благодаря ряду крайне противоречивых и остро дискутируемых политических маневров.

1920 года на основании одного из решений, принятых на два года раньше, Сербская православная церковь стала единственной православной организацией с юрисдикцией над территорией, где раньше действовала фактически автокефальная (хоть и не признана в таком статусе канонически) Черногорская православная церковь.

С точки зрения многих черногорцев, этот шаг был незаконным. Следовательно, говорят они, принятие нового закона – положительное событие.

«В течение почти ста лет, думаю, мы молчали о много вещей, – сказал Балканской редакции Радио Свободная Европа сторонник ЧПЦ Видо Ґлушчевич. – Думаю, уже настало время восстановить и независимую автокефальную Черногорскую православную церковь цивилизованным путем, через законы и решения парламента, и настало время создать место, где наших детей будут крестить черногорские священники и в черногорских церквях».

В составе Югославии сербско-черногорские отношения были хорошими, а отдельные раздражения во время распада Югославии и близко нельзя было сравнить с насилием на этнической почве в других частях той страны, что в ходе Балканских войн 1990-х годов унесло жизни по крайней мере 130 тысяч человек.

И после того Сербия и Черногория оставались в составе федерации между ними – вплоть до референдума 2006 года, который организовала Подгорица и который положил конец почти 90 годам той общей государственности.

Но и по сей день религиозные и другие собрания регулярно портят драматические конфронтации, когда просербські толпы, размахивая флагами, набрасываются на пронезалежницьких черногорцев – которые отвечают тем же.

Джуканович, который доминирует в черногорской политике уже на протяжении почти трех десятилетий развития государственности страны, называет базирующуюся в Белграде Сербскую православную церковь и ее местный черногорский подразделение «пятой колонной» и давал понять, что ее влияние и политика несовместимы с развитием Черногории.

В прошлом году Джуканович вновь заявил, что «Сербская православная церковь очень последовательно подрывает независимость Черногории».

А в ноябре он сказал, что его правящая партия понимает стремление черногорцев к восстановлению «исторически несомненной Черногорской православной церкви» и что «главным интересом» его партии является «укрепление государственной идентичности» Черногории. Дьявол в деталях

Власти в Подгорице 2016 года отозвала предыдущий законопроект о религии после международной критики, в частности и со стороны Сербской православной церкви, католической и мусульманской меньшинств, а также Венецианской комиссии, которая следит за соблюдением прав меньшинств и верховенства права в странах-членах Совета Европы и предоставляет юридические советы.

Значительную часть нового закона высоко оценили как позитивный шаг в развитии законодательства Черногории в отношении религии и свободы совести во времена независимости, который должен заменить до сих пор действующее законодательство еще югославских времен.

В нем, в частности, предусмотрена защита нерелигиозных взглядов, таких, как атеизм, содержится либеральный подход к регистрации религиозных общин и обеспечивается свобода этих общин в выборе своих названий и символов.

Но власть, как видно, не учла рекомендации Венецианской комиссии и других провести более широкие консультации со всеми заинтересованными сторонами, в частности с Сербской православной церковью.

Закон требует приводить доказательства о происхождении права собственности на имущество церкви, и это особенно встревожило Сербскую православную церковь и ее местное подразделение. Они опасаются, что закон лишит их храмов и других святых мест и по существу сделает невозможным им заниматься их верующими.

Сербская православная церковь настаивает, что именно она, а не Черногорская церковь после 1993 года, является законным правопреемником старой Черногорской православной церкви, которую она поглотила 1920 года. В июне, когда появились публикации первой версии черногорского законопроекта, священный синод епископов Сербской церкви собрался, чтобы обсудить шаги по защите церковного имущества».

Новый закон заставит Сербскую православную церковь – как и других – доказывать свое право на имущество, возникшее до событий 1918-20 годов, в судах или же лишиться права собственности на него в пользу черногорской государства.

При таких условиях Сербской церкви будет очень трудно удержать всю свою собственность, в частности, потому, что она перебрала много своих нынешних храмов и других зданий от предыдущей Черногорской православной церкви века назад. Чей амвон?

«До 1920-го (или по крайней мере до 1918-го) Сербская православная церковь имела в Черногории очень мало имущества, – говорит Теуво Лайтіла, доцент кафедры истории православной церкви Университета Восточной Финляндии. – Я не имею точной статистики, но, в принципе, церковное движимое и недвижимое имущество принадлежало Черногорской церкви».

Независимо от происхождения имущества, говорит Сербская православная церковь, она отремонтировала около 650 церквей и монастырей в Черногории в течение последнееix двадцати лет.

Эмиль Гільтон Саґґау, докторант Университета Копенгагена, который изучал религиозные вопросы в Черногории, оценивает количество имущественных объектов Сербской православной церкви в этой стране в 700-800.

«Но на самом деле это один из решающих моментов, – говорит он. – Никто в действительности не знает, какое количество исторических зданий, руин и объектов наследия есть в Черногории, четкого списка не имеет никто».

Саґґау много раз приезжал в Черногории и посещал объекты Сербской церкви и имеет собственный список. Он отмечает их состояние и то, в помещении живут церковники.

«Святые места Сербской православной церкви в Черногории является одновременно определяющими с точки зрения наследия Черногории», – говорит Саґґау.

«Через это, думаю, Сербской православной церкви будет очень сложно отдать любое имущество, и, думаю, они будут защищать его. Я не уверен, как именно или какими средствами, но я уверен, что они пойдут очень далеко, чтобы защитить его», – говорит исследователь.

Он добавляет: «нетрудно увидеть, что закон, разработанный черногорским правительством, – это «закон в первую очередь против Сербской церкви».

Такая внезапная и массовая национализация спорного церковного имущества, вероятнее всего, не ограничится только злобой сербской стороны – она может нанести реальный удар по православию во всей этой небольшой адріатичній стране примерно с 620 тысячами населения.

Джуканович и другие чиновники в Подгорице поощряли развитие Черногорской православной церкви и ее попытки изобразить себя как единственного законного преемника средневекового и еще более древнего православия в регионе.

Но эта церковь, основанная лишенным сана священником Сербской церкви, досадно маленькая и канонически не признана мировым православием, пока привлекла лишь около 30 процентов православных черногорцев.

«Это, знаете, как кока-кола. Вы не можете просто сделать шипучий напиток и назвать его «кока-кола», потому нужно признание (компании). Вот в православии примерно так же», – говорит Томас Бремер, профессор Экуменического института Университета Мюнстеру.

«Даже если закон вступит в силу, они не смогут просто выдавить (Сербскую церковь), – добавляет он. – Черногорская православная церковь не будет иметь достаточно людей, чтобы обслужить все эти церкви и иметь священников в каждом приходе». Все то же самое

А в Цетинє Предраґ Борилович смеется, когда его спрашивают, толпы соперников снова массово соберутся на Сочельник, чтобы защищать свою политическую – или национальную – прав в споре, что охватила православия в Черногории.

Он прогнозирует, что, конечно же, соберутся.

«И в этом году, и в последующие десять лет, – говорит Борилович. – Это большая, большая проблема. И через десять лет будет все то же самое».

Но во время ритуала 6 января, давно знакомого, и после бурного голосования 27 декабря относительно закона о религии менее чем за 30 километров отсюда в Подгорице, старые и молодежь рода Бориловичів отправятся в лес вместе.

Там под церковные песни они выберут молодой дубок и срубят его, бережно отложив небольшой кусок ствола для своего семейного очага и украсив остальное – часто фруктами или другими символами плодовитости, веры и традиций.

А потом они перенесут свои украшенные деревца, которые теперь стали символами рая, – до супротивных просербської и черногорской церемоний, где положат их «бадняки» в жар огня. Отдельно.