Права человека в 2019: успехи и поражения Украины

 Права человека в 2019: успехи и поражения Украины


Киев – уходящий Год выдался очень богатым на события, имеющие отношение к прав человека и гражданских свобод: президентские и парламентские выборы, переговоры, резонансные уголовные дела, ожидаемые и неожиданные законопроекты. Радио Свобода попросило четырех правозащитников вспомнить и составить их личный рейтинг «измен» и «побед», а также важных тенденций, которые начали или развились этого года, но будут иметь влияние на украинское общество в будущем. Татьяна Печончик, правозащитный центр «Смена»

#Победа. Очень важным событием для Украины стало освобождение «узников Кремля», когда 7 сентября домой вернулись 35 человек: среди них – политзаключенные и военнопленные. И это многим людям дало надежду, что нужно продолжать бороться, несмотря на то, что уже опускаются руки. Сейчас еще 77 человек находятся за решеткой в России и оккупированном Крыму в политически мотивированных делах Татьяна Печончик

Но в то же время сейчас еще 77 человек находятся за решеткой в России и оккупированном Крыму в политически мотивированных делах. То есть это – люди, невинные, не должны были бы сидеть. И увольнение 35 человек – это, конечно, увольнение небольшой части «узников Кремля», это не говоря о несколько сотен людей, военных и гражданских заложников, которые находятся на Донбассе, в том числе и журналист Станислав Асеев.

Если говорить о победе, то очень важным мне кажется также отмена электронного декларирования для антикоррупционных активистов 6 июня. Соответствующее решение принял Конституционный суд Украины, и это – очень важная победа в сфере свободы объединений и ассоциаций, ведь сейчас из законодательства устранена норма, которая бы существенно, неоправданно и несоразмерно ограничивала деятельность антикоррупционных активистов. Пока не наказаны заказчики убийства Гандзюк, пока не наказаны нападающие на других активистов, журналистов, ни один активист и журналист не может чувствовать себя в безопасности в Украине Татьяна Печончик

#Измена. Можно много говорить про разные сферы прав человека, но я бы хотела обратить внимание только на одну – это нападения на журналистов и общественных активистов, которые до конца не расследованы. И даже убийство Екатерины Гандзюк – дело, к которому было приковано внимание всей страны и всего мира, – осталось до конца не раскрытым, до сих пор не наказаны заказчики этого страшного преступления. А пока не наказаны они, пока не наказаны нападающие на других активистов и активисток, журналистов и журналисток во многих регионах, ни один активист и журналист не может чувствовать себя в безопасности в Украине.

И тут как раз основной причиной является отсутствие действенных реформ в системе правоохранительных органов, и также определенное цементирования, консервация тех застарелых проблем, которые существуют, которая, к сожалению, продолжилась с переназначением министра внутренних дел Арсена Авакова в новое правительство уже при президентстве Владимира Зеленского. Оксана Покальчук, Amnesty International в Украине

#Победа. Вступил в силу закон о противодействии домашнему насилию. И несмотря на то, что научиться качественно оказывать помощь и, собственно, противодействовать насилию – это еще долгий путь для всего гражданского общества, государственных органов, силовиков, но полиция уже начала работу в этом направлении, социальные службы начинают активнее работать в этом направлении, и основное – все больше людей узнают, что такое домашнее насилие и что можно ему противостоять. Я считаю это одним из величайших достижений в правозащитном мире этого года, и я думаю, что это будет иметь в дальнейшем один из самых больших воздействий на конкретные жизни людей.

#Измена. Я бы, наверное, в глобальном смысле назвала две вещи: во-первых, это нератификация Украиной Римского устава (что распространяет на Украину юрисдикцию Международного уголовного суда – ред.), а во-вторых, нератификация Стамбульской конвенции (против домашнего насилия – ред.). Когда есть мировые движения, такие как #metoo, которые у нас состоялись в #ЯнеБоюсьСказати и #СтопСталкінг, Верховная Рада стоит на позициях, которые тормозят и не дают развиваться тем вещам, которые вообще не должны были бы быть под вопросом Оксана Покальчук

Собственно, зачем нужны международные документы? Для того, чтобы, в частности, если говорить о Стамбульскую конвенцию, у государства была международная ответственность за нарушение или невыполнение тех или иных законов, которые имплементируют нормы конвенции. Сейчас я вижу закон, из которого вырезали слово «гендер», и таким образом этот закон потерял свой дух. И в ситуации, когда речь идет о домашнем насилии, когда есть мировые движения, такие как #metoo, которые у нас состоялись в #ЯнеБоюсьСказати и #СтопСталкінг, Верховная Рада стоит на позициях, которые тормозят и не дают развиваться тем вещам, которые вообще не должны были бы быть под вопросом.

То же с Римским уставом. Это очень хорошо, что Международный уголовный суд принял к рассмотрению дела, которые инициировала Украина, и мы следим за этим процессом. Но, собственно, ратификация – это сигнал международному сообществу о том, как мы мыслим ли мы мыслим категориями запугивания граждан Римским уставом, готовы ли мы сказать, что так, если во время вооруженного конфликта наши генералы отдавали преступные приказы – Украина готова это признать и привлечь виновных к ответственности. И мне непонятно, что после стольких лет продолжения вооруженного конфликта вопрос о ратификации Римского устава у нас до сих пор может стоять. Максим Буткевич, проект «Без границ»

В предыдущие годы было впечатление, что коммуникация между властью и гражданским обществом, правозащитниками постоянно ухудшается. Но в этом году наро��зования этой тенденции замедлился или даже приостановилось, как на меня, в том числе через смену власти. Не идет речь, что нынешние власть предержащие являются более ориентированными на права человека. К сожалению, нет. Но было принято ряд решений, о которых говорили правозащитники, или отменены такие, что ими раскритикованным.

Абсолютно неприемлемым был, например, законопроект о химической кастрации педофилов. Сейчас уже мало кто о нем помнит. Парламент за него проголосовал, а президент его заветировал, и это было одним из первых его шагов на посту в сфере законотворчества. Также анонсировались шаги по урегулированию ситуации с иностранными гражданами, которые воевали на стороне Украины. Кроме того, под давлением общественности и благодаря отчаянном шаговые адвокатки Евгении Закревской (она и еще более десяти человек объявили голодовку – ред.) Рада проголосовала поправку к закону о переводе в ГБР прокуроров, которые расследовали дела Майдана. Положительные вещи не складываются в какую-то умиротворяющую тенденцию, а кажутся несколько хаотичным скоплением шагов и решений Максим Буткевич

С другой стороны, эти позитивные вещи не складываются в какую-то умиротворяющую тенденцию, а кажутся несколько хаотичным скоплением шагов и решений. Новая власть не дала понять, что соблюдение прав и свобод является приоритетным для нее.

Не сделано некоторых вещей, о необходимости которых говорят уже более чем пять лет. Не завершено расследования по делам Майдана. Более того, в Украину вернулись некоторые деятели эпохи Януковича, которые отвечают за нарушения прав человека в то время, и чувствуют себя здесь довольно-таки комфортно и безопасно – и это очень тревожная тенденция. Александра Матвийчук, Центр гражданских свобод

2019 год – как предвыборный год – подвел своего рода итоги предыдущих пяти постмайданных лет. К сожалению, после Революции достоинства не произошло кардинального перезагрузки политических элит, и это многое объясняет, в частности, почему все наши положительные достижения в течение этих пяти лет не были такими системными и масштабными, как этого ожидало гражданское общество.

То что произошло в 2019-м? Социология показывала огромный запрос общества на новые лица и новое качество политики. Но проблема в том, что в коммуникации с избирателями до сих пор главную роль играет телевизор, почти все телеканалы кому-то принадлежат, и поэтому этот запрос на обновление аккумулировали вполне конкретные люди, и к власти, мы сейчас видим, пришла команда благодаря классической популистской кампании. Мы в 2019 году перешли на новый этап развития событий в контексте войны с Россией Александра Матвийчук

Вторая вещь, на которую я бы хотела обратить внимание, – это то, что мы в 2019 году перешли на новый этап развития событий в контексте войны с Россией. Предыдущий этап был про военную мобилизацию и про отпор агрессору, в частности, на уровне риторики. Сразу после прихода к власти команды Зеленского был провозглашен курс на диалог, и даже звучали идеи о возможном решение болезненных вопросов на всеукраинском референдуме. Но надо понимать, что любой диалог во время войны, которая длится, может быть очень травматичным. И задача гражданского общества сейчас – привнести нужные смыслы в этот процесс, определив «красные линии», и сделать его понятным для людей. Правозащитники должны выходить за рамки «правозащитного гетто» Александра Матвийчук

В-третьих, ситуация уже некоторое время осложняется разделением внутри самого гражданского общества, но в этом году мы также видим увеличение разрыва с «обычным» населением. Потому что количество людей, привлеченных к гражданской активности, в этом году уменьшилась до 7,5%, и это имеет большое влияние, в частности, на активность правозащитной деятельности. Правозащитники должны выходить за рамки «правозащитного гетто», потому что если ситуация будет оставаться такой, как есть, то через пять лет нам не будет, на кого опереться.