Мы в соцсетях. Подпишись!

Украина и Россия обречена. Путин из года в год говорит одно и тоже

Украина и Россия обречена. Путин из года в год говорит одно и тоже
(Рубрика «Точка зрения»)

Эта музыка будет вечной

У меня дежавю. Это все уже было. В 2017-м Владимир Путин говорил о том, что передача Украине контроля над границей «спровоцирует резню на Донбассе». Сегодня он говорит о том же и вспоминает Сребреницу.

Ранее он говорил о том, что развал Союза был развалом России ‒ и жаловался на потерю страной территорий и людей. Этого года ‒ твердил о том, что Причерноморье и восток Украины ‒ это исконно русские территории.

В марте 2018 года попенял Ленину за создание национальных республик в составе империи ‒ и делал это именно в декабре 2019 года. Страны могут очаровываться и разочаровываться в своих политиках. Могут давать им мандат и могут его забирать. Но Россия обречена оставаться все той же страной, взгляды которой определяются мировоззрением советского подполковника

Российский руководитель не меняется. Его позиция неизменна, его взгляды забетонированы. Окружающие страны могут очаровываться и разочаровываться в своих политиках. Могут давать им мандат и могут его забирать. Но Россия обречена оставаться все той же страной, взгляды которой определяются мировоззрением советского подполковника. Который не будет меняться из ‒ за возраста и инерцию.

Любой политик всегда скован пределами своей каденции. Его небольшие окна возможностей ‒ они зависят от настроения избирателей. А российский президент не зависит ни от кого, кроме своих ошибок ‒ и свободен настаивать на них, сколько ему заблагорассудится. Его политическое долголетие зависит лишь от долголетия реального ‒ и поэтому он может продолжать сидеть на берегу в ожидании подходящих условий.

Или же попробовать создать эти условия.

Собственно, он и создает. И попутно наблюдает за тем, как в лагере его ценностных оппонентов назревает раскол и хаос. Как уставшие от противостояния лидеры других стран пытаются объявить Европой пространство от Лиссабона до Владивостока. Или как они пытаются наладить пространство торговли ‒ убеждая себя в том, что раз торговля ‒ форма коммуникации, то пусть лучше такая, чем никакая. И ждет того момента, когда они будут готовы вернуть ему все права на «исконные территории», которые за неимением мышления и недосмотр сбежали из империи тридцать лет назад.

Мы можем тешить себя любыми иллюзиями. Верить в то, что нам под силу самим переписать Минские соглашения. Надеяться на то, что переговоры о границе увенчаются успехом. Уверять себя в том, что главная задача ‒ найти в бюллетене правильного переговорщика. Но все эти иллюзии ‒ они только от неспособности понять главное. Дипломатическая война выигрывается в тот момент, когда выиграна фронтовая. В противном случае нужно только готовиться к обороне.

Русский забетонирована стабильность ‒ это именно то, что должен балансировать украинский хаос. Любые риторические кремлевские пощечины ‒ на образец заявлений об искусственности украинской идентичности ‒ должны выполнять роль лекарств. Которые должны излечивать от чрезмерного миролюбия. Проблема не в том, кто именно занимает президентское кресло в Киеве.

Проблема в том, кто занимает его в Москве.