Мы в соцсетях. Подпишись!

«Его жена умерла у него на руках». Румынская революция не была «бархатной»

«Его жена умерла у него на руках». Румынская революция не была «бархатной»


В эти дни 30 лет назад волна антикоммунистических революций, прокатившейся по странам Центральной и Восточной Европы, докатился до Румынии. И там она перестала быть бескровной. Накануне Рождества, которое румыны празднуют по григорианскому календарю, в стране вспоминают более тысячи человек, которые стали жертвами революции. Тогда, в Бухаресте, Тимишоаре, Клуже и других городах Румынии 17-25 декабря 1989 года были ранены еще три тысячи людей.

В декабре 1989 года. Бухарест был полем боя. Румынские армейские части присоединились к антикоммунистических протестующих и вели борьбу против сил, верных диктаторском президенту страны Николае Чаушеску. Период авторитарного правления Чаушеску, который официальная пропаганда называла «золотой эпохой», стал, по оценкам историков, периодом деградации государства к жесткому авторитаризму. В стране ощущался хронический недостаток продовольствия и товаров первой необходимости, большинство населения обнищала. Поэтому когда их соседи в Центральной и Восточной Европы лишались своих коммунистических режимов, румыны восстали также.

Но семена революции сеялось не в столице. Наибольшую опасность для режима составляли слова правды, которые произносил с амвона своего небольшого провинциального костела молодой римо-католический священник венгерского происхождения Ласло Токеш. Несмотря на то, что за ним следила вездесущая тайная полиция Румынии, «Секуритате», его маленькая церквушка в Тимишоаре, что за 400 километров от столицы, стала наполняться людьми, жаждущими искреннего общения. Для его прихожан прийти на службу означало преодолеть страх, говорит он. Церковь переполнилась верными и началась новая жизнь Ласло Токеш

«Церковь переполнилась верными и началась новая жизнь, новое церковную жизнь, и это провоцировало румынскую и атеистическую коммунистическую власть, – говорит Ласло Токеш в интервью Радио Свобода. – Мы жили в страхе. Все население было глубоко запуганное».

В декабре 1989 года власть решила, что священник перешел допустимые границы и его обвинили в шпионаже и сепаратизме и власти приказали перевести Токеша в небольшой церкви в селе.

Это была искра для начала революции, когда толпа собралась защитить его, а власти ответили жестоким насилием.

«В Тимишоаре на улице были все», – вспоминает руководитель музея революции в Тимишоаре Джино Радостно, который был среди протестующих. Подавить выступление было поручено министру обороны Василе Милю, но он отказался ввести в город войска. Это стоило ему жизни, поскольку по приговору военного трибунала 25 декабря 1989 года он был казнен. Его место занял генерал Виктор Стенкулеску, который не колебался направить оружие против гражданских. В ночь с 16 на 17 декабря в город были введены войска и подразделения «Секуритате», которые использовали водометы, а затем открыли огонь на поражение.

«Солдаты в нас стреляют, а я бегу. Но в моего коллегу попали, в ноги, две пули. У другого, жена умерла на руках. В нее стреляли», – вспоминает Джино с Радостью в разговоре с Радио Свобода.

Самой юной жертвой стала Кристина Лунгу – ей было только 2 года. Но репрессии привели лишь к еще большим протестам. 20 декабря на главной площади Тимишоары собралось около 100 000 человек.

Как вспоминает историк, Тимишоара была первым городом, свободным от коммунизма, которое в один голос сказало: «Не хотим коммунизма, мы хотим быть свободным, и мы хотим демократии».

На следующий день Чаушеску устроил массовый митинг в Бухаресте, заявив, что «фашистские агитаторы» в Тимишоаре пытаются уничтожить социализм. То, что произошло потом, стало шоком для диктатора, которого пропаганда изображала богоподобным вождем нации, который на церемонии провозглашения президентом Румынии демонстративно взял в руки скипетр, и каждое появление которого на людях сопровождалась отработанными овациями согнанных на демонстрацию масс. На этот раз толпа начала кричать и свистеть.

Этот момент транслировался в прямом эфире на государственном телевидении, как и насилие, вспыхнувшее впоследствии. В течение двух дней боев силовики, которые защищали Чаушеску, быстро потеряли позиции, когда армейские части повернули оружие против президента. 22 декабря разъяренная толпа уже штурмовала штаб Коммунистической партии. Супругов Чаушеску бежали вертолетом с крыши.

Чаушеску захватили после того, как его пилот вертолета предал и совершил посадку на поле. 25 декабря поспешно собрали трибунал, который приговорил его и его жену Елену к смертной казни. Приговор был исполнен немедленно – обоих расстреляли. И эти кадры также транслировались в прямом эфире государственного телевидения.

«Он не мог поверить, что народу не нравится коммунистический режим, и люди не довольны его правлением. Все происходило очень быстро. Думаю, они не подозревали, что их немедленно расстреляют», – говорит другой историк, Михай Нэстасе, который работает в небольшом музее, который создали в месте гибели диктатора.

Некоторые из организаторов суда, бывшие сподвижники Чаушеску, перед революцией находились в опале, другие сохраняли лояльность президенту до момента его бегства из Бухареста.