Мы в соцсетях. Подпишись!

«Слугу народа» захлестнули скандалы

 «Слугу народа» захлестнули скандалы


Гости программы «Ваша Свобода»: Ирина Верещук, народный депутат Украины («Слуга народа»); Николай Давидюк, политолог, директор аналитического центра «Политика»; Анна Скороход, народный депутат Украины, исключена из фракции партии «Слуга народа».

Виталий Портников: Фракция «Слуга народа» в последнее время погрязла в скандалах, которые появляются чуть ли не ежедневно – переписка и аудиозаписи, темное прошлое отдельных «слуг народа», исключение депутатов из фракции...

Госпожа Верещук, абсолютно логично – если такая огромная фракция, то в ней может быть такое. Это же не армия и не монастырь. Но я думаю, что ваша проблема в том, что вы пытались создать у избирателя иллюзию, что это армия или монастырь. Я, поверьте, не знала, что он (Иванисов) был осужден в 1996 году Ирина Верещук

Ирина Верещук: Здесь и вправду не монастырь. Но я очень надеюсь на то, что и избиратель понимает, что все те люди, которые сегодня есть, независимо от фракции или от названия партии в парламенте, не являются святыми по определению. И среди нас, среди общества, и среди других публичных людей очень мало святых. Другое дело – что действительно были параметры (и Дмитрий Разумков об этом говорил) – высокоморальность, образованность, ну и так далее.



Другое дело, что и президент признавал, что даже когда не знал, что такое может случиться, что так бывает и так, наверное, будет, что некоторые из нас могут скрыть определенную информацию. Что, например, и сделал господин Иванисов. Я, поверьте, не знала, что он был осужден в 1996 году, а затем в такой способ это скрыл.

В данном случае здесь надо действительно решать, как теперь обезопасить, я сейчас говорю о фракции «Слуга народа», от дальнейших скандалов. Потому что если есть такой господин Иванисов, то мы можем предположить, что среди нас есть и следующие, так сказать, кандидаты, которые потом будут в такой способ обсуждаемые в обществе. Надо советоваться, как можно обезопасить фракцию, а следовательно, и нервы, и эмоции общества от того, чтобы мы обсуждали не скандалы, а и тарифы, и войну, и то, что нам действительно очень болит.

– Господин Давидюк, знаете, как можно обезопасить?

Николай Давидюк: Здесь у вас уже не будет возможности наравне говорить с избирателем. Потому что он, с одной стороны, мегазацікавлений в этих скандалах, потому что они интересные, а на тарифы он будет просто зол, потому что они высокие. Любой разговор с ним уже на уровне рацио не будет работать. Потому что нерациональная часть у него уже очень сильно раздута.

Полностью изменен инструментарий политических дискуссий. Сейчас возникают анонимные телеграмм-каналы. Сейчас по сурковские) (Владислав Сурков – советник президента России Владимира Путина – ред.) лекалам создаются целые сети. Они друг друга репостять. Но если проанализировать «принцип домино», как начали сыпаться депутаты в «монофракції» – они все нарастают. Мы можем сейчас покупать попкорн и ждать следующего понедельника или вторника, когда появится следующая информация. Специально поставленная цель атаковать и извлекать такие шаткие ланцюжкові кольца – они как раз помогают лучше разрывать. Если раньше люди были шокированы из-за проституток, которым писали смс, то сейчас уже идет изнасилование. Далее мы можем увидеть...



Видно, что идет атака. Кто это делает и чьими руками? СБУ это легко могла бы узнать, если бы хотела. Чувствуется противостояние Зеленского и Коломойского Николай Давидюк

МВФ уже сигналит: примите закон, чтобы Коломойскому банк не вернулся. Теперь, понятно, будет сила Коломойского к 20 декабря, который сделает все возможное, чтобы этот закон не был принят, или, наоборот, он обойдет этот закон, закон красиво примут, и он станет собственником, но уже не как Коломойский, а как владелец некой кипрской оффшорной компании с тысячами других названий.

Чувствуется противостояние Зеленского и Коломойского. Чувствуется противостояние помощников и руководителя офиса. Чувствуется противостояние Коломойского и Хорошковского. В обществе такие вещи рефлексуються. И то, что, например, олигархи думают, что этого не видно – видно! Тот консенсус олигархов, который начинался, сейчас начинает переписывать условия сотрудничества. А депутаты становятся их инструментом.



Есть цели, и он (президент – ред.) несет ответственность. Они (кандидаты от партии «Слуга народа» – ред.) «на паровозике» заезжали в парламент. Сейчас они сами себя назвали «великими политиками» и пытаются говорить: я же депутат – как так?!. А он пытается играть в свою игру со своими плюсами, со своими минусами, но хочет то, под что он подписался. Надо выйти на новый договор между депутатами и офисом президента или вообще политическим руководством, чтобы сделать простой процесс самоидентификации депутата, кто он: как боевая единица – «голосувалка», думающий орган или просто «получатель конверта», сидя, молчит? У каждой из сторон разные ожидания были и есть. И кто-то, получая конверт одного месяца, ждет его в следующем месяце, а кто-то думает, что так ему будут платить 5 лет, но в то же время хочет еще и свой порядок дня гнуть.

И этот конфликт во многом хаотичный, но и на это направлены систематические шаги. Создается атмосфера неуправляемости в государстве ради создания ситуации неуправляемости – множество этих телеграмм-каналов, телевизионные шоу. И потом приходят на беседу и говорят: вот этот пожар можно тушить, но у нее уже есть своя стоимость – давайте за эту стоимость договариваться. Точно так, как олигархи, так и Зеленский хочет переписать этот договор. Потому что он в свое время заключал его, будучи просто шоуменом, а сейчас он уже целый президент. И этот конфликт на базе того, «кто кому старший», сейчас и продолжается.



– Госпожа Скороход, а вы когда шли к фракции «Слуга народа», когда баллотировались в парламент как мажоритарщица, получили бренд этой партии, на что ожидали? И вы ожидали исключения из фракции, надеялись, что будет какая-то другая реакция на ваши заявления?

Анна Скороход (перевод): Точно не то, что происходит. У нас была чистая и светлая программа, мы хотели что-то менять. На сегодня видим, что то, что происходит, это точно не направлено на улучшение жизни людей.

Мы с Антоном (Антон Поляков, которого также исключили из фракции – ред.) и дальше идем с президентом, и с президентской программой. Все законопроекты, которые будут касаться идеологии, с которой мы шли в парламент, мы будем руками и ногами поддерживать. Но если дальше будут лоббистские законы, то не будем поддерживать.

В одну другую фракцию мы не собираемся. Для нас главным остается президент. Надеемся, что придет тот момент в ближайшее время, когда президент услышит не только тех нашіптувачів, которые с ним рядом, но и простых депутатов.