Мы в соцсетях. Подпишись!

«Идем к миру» – Зеленский прокомментировал возвращение Россией захваченных кораблей

«Идем к миру» – Зеленский прокомментировал возвращение Россией захваченных кораблей


Президент Украины Владимир Зеленский прокомментировал возвращение Россией захваченных в ноябре 2018 года украинских военных кораблей.

«Бронированные катера «Бердянск» и «Никополь» и буксир «Яны Капу» уже на Николаевщине. Шаг за шагом мы идем к миру, ища дипломатические решения и борясь за то, чтобы наша Украина была опять единой», – написал Зеленский в фейсбуке ночью 21 ноября.



Владимир Зеленский сообщил, что на кораблях частично отсутствует оборудование и вооружение.

«То, что мы увидели: действительно частично не хватает оборудования, не хватает части вооружения. Будет расследование. Мы увидим все детали», – цитирует Зеленского президентский сайт.

Глава государства уточнил, что в течение трех месяцев катера будут отремонтированы.



20 ноября захвачены в прошлом году у берегов Крыма украинские корабли вернулись в порт Очакова (Николаевская область). Корабли «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» забрали из Крыма буксиры «Гайдамака», «Сапфир» и «Титан». Возвращались корабли почти двое суток.

18 ноября в акватории Черного моря начался процесс возвращения Россией захваченных в прошлом году у Керченского пролива украинских катеров «Никополь», «Бердянск» и буксира «Яны Капу».

Россия захватила три корабля ВМС Украины и 24 украинских военнослужащих – моряков и работников СБУ – 25 ноября 2018 года неподалеку от Керченского пролива с применением оружия в международных водах, что за международным правом признается как акт агрессии.

Москва отказалась признавать за восторженными статус военнопленных и пыталась судить их по уголовным статьям вроде «незаконного пересечения российской границы».

Международный трибунал по морскому праву предписал России немедленно освободить военных и вернуть корабли. Москва отказалась это сделать.

Моряков в конце передали Украине не по решению трибунала, а в рамках обмена удержанным. При этом Россия отпустила моряков формально под «личное обязательство» по первому вызову явиться в Россию на суд над ними в деле, которое там так и не закрыли.