Мы в соцсетях. Подпишись!

Ветеран АТО о проукраинские митинги в Донецке, боевые действия и ферму «Казачье подворье»

Ветеран АТО о проукраинские митинги в Донецке, боевые действия и ферму «Казачье подворье»


Бизнесмен из Донбасса Сергей Свириденко впервые увидел российский триколор в январе 2014 года в Константиновке, на пророссийском митинге, а чуть позже в Донецке. Осознание того, что Россия начинает войну против Украины, пришло после аннексии Крыма и во время первых пророссийских митингов с участием российских «гастролеров» на Донбассе, рассказывает Свириденко в разговоре с Радио Свобода.

– Чем дальше, тем более был уверен, что война неизбежна и что я не смогу оставаться в стороне от этих событий... В марте – апреле 2014 года в Донецке состоялись ряд митингов проукраинских сил, в двух из них мы с женой участвовали. Люди, которые пришли на поддержку Украины, взяли с собой детей, в руках держали украинские флаги, мы были мирно настроены. Это площадь Ленина, центр Донецка.

Нас окружила милиция, из противоположного лагеря у нас начали яйца и муку швырять и выкрикивать оскорбительные слова: «бандеровцы понаехали со Львова». Причем кричали люди с русским произношением. Потом мы увидели незнакомые тогда флаги «народных республик», тем временем милиция отошла от своей границы, и люди начали выходить. И тогда толпа на нас набросился, и это было страшно.

– Или нападение на проукраинский митинг был срежиссирован, как вы считаете?

– Скорее всего, так. Я отходил, прикрывая женщину, вдруг краем глаза увидел, как возле фонтана начали строиться молодые ребята в возрасте 17-24 лет. Их было примерно тридцать человек, и какой-то человек кричит: «Ультрас, лаштуймось, надо спасать людей!». И вот они, не имея ни оружия, ни прикрытия, с разбега ринулись на толпу противника. Собственно, они выиграли время, люди смогли отойти.

– А когда вы увидели россиян в Донецке?

– За день до митинга мы в районе набережной Кальмиуса увидели автобусы с ростовськими номерами России. Приезжие скуплялись в наших магазинах, и почему-то их развеселило название «Водка на бруньках». Деньги у них были в пачках – по 500 гривен. Один (как говорится, «старшОй») держал деньги и расплачивался за всех. Как удивленно говорили продавцы, водка из центра города исчезала с невероятной скоростью, хотя в магазине ее развозили много.

– Вы были готовы при необходимости идти защищать страну?

– Да, потому что началась война с вторжением российских войск, с обстрелами наших позиций с территории России. А потом действительно началась война. Я пошел в военкомат впервые в августе 2014 года, там нормальная работа еще не была налажена, но мои фамилию и имя записали, потому что я на чиновников военкомата наседал, и на том все кончились.

В 2015 году, согласно новому законодательству, я сменил донецкую прописку на прописку в том селе, где до сих пор живу – Іванопілля Константиновского района. В паспортном столе говорю, что мне на учет в военкомат стать надо, а мне чиновники отвечают, что не надо, мол, я старше сорок лет.

Пошел в военкомат и заставил меня поставить на учет, тамошние чиновники удивились, я действительно хочу в армию. Я сказал, что когда в стране война, должен ее защищать.15-16 января 2015 года меня поставили на учет, и уже в начале февраля я был в Полтаве в «учебке» при воинской части радиосвязи.

– Ну, и как вам эта военная профессия?

– Да никак, связист из меня не вышел. Не для того я шел в армию служить, чтобы где-то под Киевом сидеть, а не на Донбассе воевать. Жена моя на передовую мотается, нашим ребятам развозит бронежилеты, еду, а я «прохолоджуюсь» в тылу. Я просил офицеров меня перевести на передовую, они меня «не слышали», зато помогли знакомые волонтеры, и я в конце июля 2015 года уже был на боевых позициях.

– Когда демобілізувались?

– 7 апреля 2016 года, и решил, что пора изменить жизнь: занялся фермерством. Мы с женой открыли экологическую ферму «Казацкое подворье» (село Іванопілля Константиновского района), выращиваем коз и производим различные козьи сыры и мясные изделия. На сегодня у нас сотня коз, вместе с козлами, наши козы пасутся себе на выгуле, то есть на выпасе, пока не выпадет снег.

– Вы довольны сделанным выбором? Иногда я шучу, что благодарен Путину, потому что это благодаря ему я занялся фермерством

– Да. И знаете, иногда я шучу, что благодарен Путину, потому что это благодаря ему я занялся фермерством. В эту сферу меня раньше «тянуло», но мы с семьей имели неплохой бизнес, жили в городе-миллионнике, хотя что-то в душе не давало покоя. Вот так и стал я фермером.