Мы в соцсетях. Подпишись!

«Репрессивная машина на полной скорости»: о приговоре в ялтинской «делу Хизб ут-Тахрир»

 «Репрессивная машина на полной скорости»: о приговоре в ялтинской «делу Хизб ут-Тахрир»


76 лет колонии строгого режима – столько лет в сумме приходится на шестерых обвиняемых в ялтинской «делу Хизб ут-Тахрир» после приговора Южного окружного военного суда в российском Ростове-на-Дону. Муслим Алиев приговорен к 19 годам заключения, Инвер Бекиров – до 18 лет, Эмир-Усеину Куку получил 12 лет, Вадим Сирук – 12 лет, Арсен Джеппаров – 7 лет и Рефат Алимов – 8 лет.

Всех фигурантов дела задержали в феврале-апреле 2016 года в Ялте. Муслімові Алиеву инкриминировали «организацию деятельности террористической организации», другим – «участие в деятельности террористической организации». Кроме того, каждого обвинили в «подготовке насильственного захвата власти, организованной группой по предварительному сговору». В конечном слове в суде все обвиняемые заявили о том, что считают приговор мотивированным по политическим и религиозным признакам, и назвали себя политзаключенными.

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров в своем видеообращении перед оглашением приговора призвал крымчан к солидарности с осужденными: «Есть в Крыму люди, которые боятся всего. Они думают: это же не ко мне пришли, а к другим. Может, они делали что-то такое, что не понравилось властям, а я буду осторожным. Я таким людям хотел бы сказать: не обманывайте себя. Если мы не устраним оккупацию, они обязательно придут за вами. Потому что российские оккупанты судят людей не за то, что они виноваты, а за то, что они – крымские татары. Они судят людей для того, чтобы запугать всех остальных крымских татар, всех этнических украинцев и всех, кто не принимает российскую оккупацию». Следующий наш шаг – апелляционная жалоба в российском правовом поле для того, чтобы в дальнейшем передавать материалы в международные инстанции – Европейский суд по правам человека и другие Эмиль Курбедінов

Крымский адвокат Эмиль Курбедінов рассказывает о своего подзащитного Вадима Сирука: «Вадим Сирук был индивидуальным предпринимателем, продавал на рынке овощи и фрукты. В конце концов, Россия обвинила его в «попытке конституционного переворота», что абсолютно бессмысленно, мы об этом много раз говорили. В поле зрения российских силовиков он попал еще четыре года назад, когда в Ялте активно помогал крымским татарам и другим. Вадим тесно общался с Муслимом Алиевым, Эмиром-Усеїном Куку, но он не был публичной фигурой, он помогал непублично... Это был ожидаемый приговор, мы прогнозировали такой результат политически мотивированного дела. Следующий наш шаг – апелляционная жалоба в российском правовом поле для того, чтобы в дальнейшем передавать материалы в международные инстанции – Европейский суд по правам человека и другие». Тем, кто говорит, что мы «защищаем террористов», могу ответить, что ни в одном из дел этой категории, нет ничего общего с терроризмом Эмиль Курбедінов

Эмиль Курбедінов сетует на плохие условия содержания фигурантов этого дела в российских и крымских СИЗО: «В Краснодарском изоляторе к ним применяли такой запрещен заход, как травля собаками. После того этапирование их здоровье ухудшалось. Сейчас Вадим, как и другие ребята, держится прекрасно, здоровья удовлетворительное, ничего критического мы не зафиксировали. Тем, кто говорит, что мы «защищаем террористов», могу ответить, что ни в одном из дел этой категории, нет ничего общего с терроризмом. В России есть закон «О противодействии терроризму», где четко указывается, что такое теракт, кто такие террористы. Они захватывают здания и заложников, взрывают что-то с целью повлиять на органы государственной власти. В обвинении ничего такого вы не увидите – все строится на разговорах людей о политике, об исламе. Это передается лингвистам, релігієзнавцям, и за их решениями делаются выводы, якобы эти люди являются членами тайной организации и готовят переворот».

Эмиль Курбедінов подчеркивает, что все обвинения в «делах «Хизб ут-Тахрир» строятся на таких экспертизах и показаниях тайных свидетелей, как правило, со стороны ФСБ России.

Жена арестованного правозащитника из Ялты Эмира-Усеїна Куку Мерьем Куку после объявления приговора так прокомментировала судебный процесс: «Они не очень хорошо старались, можно сказать, – и экспертиза, и следствие. Это просто самый настоящий политический заказ. Все в руках Аллаха, сколько им суждено там просидеть, пробыть. Я хочу сказать, что они улыбались. Мы знаем, какую цену мы платим. Надеюсь, все люди тоже задумаются, какие сроки и кому дают».

Российский правозащитник Лев Пономарев рассказал, почему он и его коллеги не согласны с российским определением исламской партии «Хизб ут-Тахрир» как «террористической организации». Относительно «Хизб ут-Тахрир» не приведено ни одного факта подготовки теракта или участия в нем. Возникает явное противоречие: нельзя называть людей террористами, если они не готовят теракты и не участвуют в них Лев Пономарев

«Доказывать ничего не нужно, достаточно прочитать решение Верховного суда (России – ред.) 2003 года, где через запятую были названы террористическими несколько исламских организаций. Некоторые из них действительно террористические, но когда смотришь на эту часть решения, то видишь, что в отношении «Хизб ут-Тахрир» не приведено ни одного факта подготовки теракта или участия в нем. Возникает явное противоречие: нельзя называть людей террористами, если они не готовят теракты и не участвуют в них. Но была там такая фраза: взгляды этой организации противоречат Конституции России, угрожают ее государственному порядку. Я должен сказать, что взгляды очень многих людей имеют такие свойства, но за взгляды нельзя давать тер��ины и вообще уголовно преследовать», – говорит правозащитник.

Лев Пономарев отмечает, что не приветствует идею создания всемирного халифата, которую исповедует «Хизб ут-Тахрир».

«Но когда я узнаю, что недавно в Верховном суде (России – ред.) проходили апелляционные заседания, и некоторым людям даже увеличили сроки – сейчас мусульман судят группами, дают более 10-15 и даже 20 лет, – я прихожу к выводу, что это позорная раковая опухоль на теле российского правосудия. Конечно, нужно это отменять как крайне несправедливое решение. Мы составили обращение к высшей политической власти в России, где приводятся факты, судебные решения, и просим пересмотреть решение Верховного суда. Нельзя давать 24 года людям, которые абсолютно ни в чем не виноваты. Да, у них другие взгляды, которые противоречат некоторым основным положениям Конституции России, но они принципиально не применяют насилие. Если вы хотите ограничить их проповедь, найдите возможность административно предупреждать их, не давать им большие аудитории и так далее», – говорит Пономарев.

Спикер международной правозащитной организации Amnesty International Украина Мария Гурьева также высказывается в поддержку фигурантов ялтинской «дела «Хизб ут-Тахрир». Если правительства других стран будут знать об этой ситуации, о нарушении прав человека, то будут вынуждены политически, экономически или иным образом влиять на Россию Мария Гурьева

«Решение чрезвычайно жестокое и несправедливое. Очевидно, что людей судили по политическим мотивам, без малейшего преступления и вины. С другой стороны, к сожалению, это решение было достаточно ожидаемым, потому что российская власть и де-факто крымская власть – это большая репрессивная машина, которая работает на полную скорость. Очень много людей сейчас проходят через несправедливые суды и получают необоснованные сроки. Мы продолжаем кампании, чтобы добиться отмены этих решений, освободить Эмира-Усеїна Куку и тех, кого осудили вместе с ним. Мы и дальше будем поднимать эти вопросы на международном уровне, насколько это возможно», – говорит правозащитница.

По мнению Марии Гурьевой, несмотря на то, что российская власть в последние годы делает вид, что ей безразличен международное давление, именно эта форма воздействия очень важна: «Если правительства других стран будут знать об этой ситуации, о нарушении прав человека, то будут вынуждены политически, экономически или иным образом влиять на Россию. Это может дать результат».

Заместитель постоянного представителя президента Украины в Автономной Республике Крым Тамила Ташева предполагает, что это не последний такой приговор со стороны России.

«Это чрезмерные сроки, но мы все понимаем, что оправдательных приговоров в таких делах нет. Россия использует антитеррористическое и антиекстремістське законодательство, чтобы преследовать граждан Украины за их проукраинскую позицию, преследовать крымских татар по этническому и религиозному признакам. Украинское государство и правозащитники квалифицируют эти приговоры именно так, а также как преступления против человечности, если говорить о международное гуманитарное право. Недавно Министерство иностранных дел также осудило эти преследования, попросив наших международных партнеров усилить санкционный и политико-правовое давление на Россию. Боюсь, что пока Крым не будет деокупований, такие приговоры мы будем видеть постоянно», – считает Ташева.