Мы в соцсетях. Подпишись!

«Мы должны знать, кто наш враг» – Зиновий Красивский, которому сегодня исполнилось бы 90 лет

 «Мы должны знать, кто наш враг» – Зиновий Красивский, которому сегодня исполнилось бы 90 лет


Эти дни во многих городах, в частности Киеве, Львове, Ровно, Моршине, посвященные памяти украинского диссидента, узника совести, поэта, члена Украинской Хельсинской группы Зиновия Красовского. С 61 года жизни 26 он провел в тюрьмах, «психушках», лагерях, ссылках. Однако советские репрессии не сломили его дух и веру. Друзья и побратимы называли его «добросердним рыцарем в старом панцире», «рыцарем духа», «человеком высокого морального стандарта».

До Зиновия Красовского тянулись люди, как к источнику, за утешением, мудрым словом. Он сумел, пройдя жестокую советскую систему репрессий, быть собой и оставаться собой, так вспоминают его собратья. «Враг занял нашу землю. И было его как травы в лесу. И не было куда деться на родной земле. Одних враги убивали, других бросали в тюрьмы, третьих эшелонами вывозили в сибири на явную гибель», – писал Зиновий Красивский.

Когда Зиновий Красівському было 17 лет, вместе с родителями его вывозили в Караганду. Тогда, в 1947 году, ему одному удалось убежать, выпрыгнув из «товарняка». Однако в 1949 году его поймали и осудили на 5 лет и пожизненной ссылке, которую отбывал в Архангельской области на лесоповале. Двадцатилетний юноша выдержал 21 день допросов НКВД в тюрьме на Лонцкого во Львове. Уволили Зиновия Красовского после амнистии в 1953 году и этапировали в Караганду. Там работал на шахте, попал под завалы и взрыв, в результате чего получил травму позвоночника с параличом ноги и его уволили со спецзаслання. Зиновий Красівському вскоре удалось бежать в Украину, где был, конечно, под бдительным оком КГБ.

До своего следующего ареста, в 1967 году, сумел получить диплом украинского филолога. Тогдашний ректор львовского университета Евгений Лазаренко позволил ему учиться. В 1964 году вместе с единомышленниками Зиновий создал Украинский национальный фронт, издавал подпольный самиздатовский журнал «Воля и батькивщина». За антисоветскую деятельность был арестован в 1967 году на 5 лет тюрьмы, 7 лет лагерей строгого режима, 5 лет ссылки. В 1972 году, находясь в заключении во Владимирской тюрьме, на Зиновия Красовского завели новое дело за организацию голодовки, за поэтический сборник «Невольницькі плачи», за его антисоветскую публицистику.

За отказ давать показания Зеновию Красівському назначили медико-психиатрическую экспертизу и, согласно решению суда, принудительное лечение в спецпсихбольницу в Смоленске. «Здесь меня лечили тщательно разными невролептиками до отупения, до потери памяти, до двух инфарктов. Всего добились психиатры Смоленской спеціяльної психіятричної больницы. Не добились только основного, чтобы я отказался умирать за свои убеждения, а согласился бы умереть морально изуродованным», – вспоминал об этом времени Зиновий Красивский.

Международная амнистия боролась за Зиновия Красовского

В 1976 году его «лечением» заинтересовалась Международная амнистия, узнав правду от его собратьев. Как узника совести Зиновия Красовского приняли в «Мэдисон Групп». Боролась за украинца американка Айрис Акагоші. Между ней и семьей Красовского завязались приятельские отношения. За 9 лет переписки Айрис и Зеновий написали друг другу сотни писем, где открывался духовный мир этих двух людей, но так они и не увиделись в жизни.

В 1978 году Зиновий Красівському неожиданно отменили принудительное лечение. И только тогда он смог впервые ответить Айрис Акагоші на ее 31 лист. Эти письма спасали Зиновия Красовского в стенах заключения.

«Оглядываясь назад, но не очень, потому что нет времени. Плохи и трудні у нас дела в Украине. Надо идти», – писал Зиновий Красивский, имея позади годы неволи. В 1979 году он вступил в Украинскую Хельсинкскую группу (УГГ), чтобы восстановить, усилить ее работу. Поскольку многие участники группы были арестованы. В обращении о своем вступлении в УГГ он писал: «Довольно рано я пришел к истине, что не в победе идей суть человеческого счастья, а в жертовности ради идеи». Зеновий Красивский верил в радость борьбы, в смысл поражения и уже тогда заявил, что будет бороться за возрождение УГКЦ. Никто не сомневался, что это честный человек Мирослав Маринович

«У пана Зеновия было ощущение в пальцах. Он тогда понимал, что можно бороться именно через Хельсинкскую группу. У него была независимость осанки. Имел свой взгляд. Его имя всегда было связано с почетом, его уважали все собратья. Это был мужчина с очень устоявшейся позицией. Никто не сомневался, что это честный человек. Его моральный авторитет был несомненный, с ним могли спорить относительно идеологических моментов, но его моральная осанка вызывала восхищение», – рассказывает украинский диссидент, член УХГ, публицист Мирослав Маринович.

Мирослав Маринович и Зеновий Красивский познакомились в ссылке. В марте 1980 года Зиновия Красовского в очередной раз арестовали, вспоминают собратья, и без следствия и суда отправили на Урал. Это человек, для которого националистическая идея была идеей его жизни Мирослав Маринович

«Мы встретились в лагере №36 в Кучино в 1980 году. Я что-то там искал в «каптерке» на ссылке, где мы вещи складывали, и вдруг ко мне подходит незнакомый мужчина и говорит: «Я – Красовский, хочу вас обнять». Он знал обо мне больше, чем я о нем тогда, потому что он вошел в Хельсинкскую группу после моего ареста и, соответственно, знал обо мне. Наши отношения заключались довольно интересно. Это был человек, который научил меня различать истинную позицию. Я ужасно был заворожен его искренностью, его открытостью, его фактически сразу полюбили все, не только українці. Подчеркиваю, что это бандеровец «из крови и кости», что это человек, для которого националистическая идея была идеей его жизни, за которую он платил очень дорогую цену, но при этом там доминировала любовь к своему краю, поэтому он легко входил в отношения с людьми всех национальностей, которые любили свой край, свой народ. Национализм Зиновия Красовского шел от большой любви к своему народу Мирослав Маринович

Когда доминирует любовь, тогда, оказывается, легко быть открытым. А когда доминирует ненависть, вот тогда очень трудно, тогда враждебно относишься ко всем остальным, ибо они выглядят врагами тебе. Эта особенность мне открылась, когда я смотрел на Зиновия Красовского. Потому что я же тоже был, своего рода, полон стандартных представлений о националистах, как тех, кто нес с собой ненависть к другому. В Красивском этого не было. За ним стояла совсем другая эпоха людей, которые шли по любви. Это был человек открытого сердца и ума. Национализм Зиновия Красовского шел от большой любви к своему народу», – говорит Мирослав Маринович.

Елена Антонов – любовь жизни

Зиновий Красівському жизнь подарила не только тяжелые испытания – годы в тюрьмах, в ссылке, физические страдания, развод, но и любовь его жизни – Елену Антонив, которой посвятил много стихов. «Она меня за муки полюбила», – писал Зиновий Красивский.

Елена Антонив, которая уже в то время развелась с общественным деятелем, диссидентом Вячеславом Чорновилом, нашла Зиновия Красовского в 1974 году в психбольнице на территории Смоленской тюрьмы. Он получил фотографию с пейзажем Карпат и словами: «Пишите, что Вам надо. Чем Вам помочь?». Через два года, когда Зиновия Красовского перевели на принудительное лечение в Львов, Елена Антонив его посещала. Она помогала не только ему, но и многим политическим узникам, посылала им посылки с продуктами и вещами. О ее благотворительность вспоминают украинские диссиденты.

Зеновий Красивский довольно долго добивался ее руки. Как вспоминает в воспоминаниях, Елена Антонив огорошила его словами: «Ты мне предлагаешь и дальше носить сумки по пересылках за тобой?». Они поженились в 1979 году. Работник КГБ принес букет роз паре. Этот циничный жест Зеновий Красивский трактовал как их «разрєшаєм» в ситуации, когда не имеешь права. Врач по специальности Елена Антонов-Красівська, когда мужчина был арестован в очередной раз в 1980 году, работала и уборщицей, и санитаркой, и сторожем, и медсестрой. Потому что трудоустроиться ей было очень сложно из-за преследования КГБ. Она навещала мужа в Сибири.

Зеновий Красивский вернулся с женой Еленой Антонов-Красівською в Украину в ноябре 1985 года. Но их счастье на свободе длилось недолго. 2 февраля 1986 года Елена Антонов-Красівська погибла во Львове при роковом стечении обстоятельств, на глазах у мужа. «Парадокс ее смерти перешел в парадокс моей жизни», – писал Зиновий Красивский. Это была невидимая для людей, но видимая для Бога деятельность Мирослав Маринович

«Я с ним познакомился, когда он уже был женат, когда восторженными словами говорил про Аленушку Антонив. Просто восторженным был видеть такую искреннюю любовь, преданную, стопроцентную любовь, а тем более, что лагерь их разлучил, а он просто горел этим. Он от Елены Антонив много перебрал. Скажем, та ее миссия помогать тем, кто в беде. Он после смерти Елены сам этим занимался. Заезжал к другу и говорил, что «у тебя уродила картошка, давай два мешка», и виз до какого-то собрата, который бедствовал. Это была невидимая для людей, но видимая для Бога эта большая благотворительная деятельность. Это работало сердце», – рассказывает собрат Зиновия Красовского Мирослав Маринович.

После смерти жены Зиновий Красивский перестал видеть цветные сны. Возрождающейся Украины, в 1988-1991 годах, а это были последние годы его жизни, полностью посвятил себя общественной деятельности, возрождению исторической памяти украинцев, в борьбе за выход УГКЦ из подполья. Он организовывал первые митинги и марши. Управление автомобилем было его стихией, он выручал сотни людей в различных ситуациях, рассказывает Мирослав Маринович. Не боялся отвечать за свои действия Мирослав Маринович

«Именно ему принадлежит заслуга за организацию маршей за возрождение УГКЦ. Ставил во главе тех походов духовенство, а сам прятался среди людей. Не потому, что боялся ответственности, о нет, тот человек не боялся отвечать за свои действия, а потому, что он не хотел славы. А соблазн того, что слава может на него упасть, была потому, что тогда люди нуждались лидеров, и он в этих церковных вопросах не хотел быть лидером, отдал эту пальму первенства духовенству.

С одной стороны, он умел принимать те обстоятельства, в которых оказывался, и умел в них принимать решение. Я не думаю, что ситуация конца 1980-х годов была для него страшнее, чем ситуация в годы молодости, когда было жесткое противостояние с врагом. Здесь противостояние было другое, он сразу искал другие возможности, у него мысль работала. Он, с одной стороны, сам не шел во власть и был горд за меня, что я тоже не потянулся к властному рулю.

А с другой стороны, он действовал на утверждение гражданского общества, которое могло подчеркнуть оппозиционную осанку к советской власти. Поэтому он сразу думал о создании какой-то националистической партии, так возникла «Государственная самостоятельность Украины». Это был человек высокого морального стандарта Мирослав Маринович

Это был человек высокого морального стандарта. Он увидел, что у многих, кто шел в националистическое движение, что за этим не стоял моральный выучку, а просто забава в идеологические формулы, но за ними не стоял духовный семинар, который стоял за Зеновием Красивским», – отмечается, чтоуе Мирослав Маринович.

В течение своей жизни Зиновий Красивский отстаивал формулу, что «Россия – вечный враг Украины». «Наш враг – то враг исторический: Россия. Она все у нас забрала. И если мы этого не осознаем, не организуемся и не дадим отпор, чуда не будет. Наша беда, что народ опустился. Порабощенная нация не имеет выбора. Должны осознать, что наше спасение – в нашей любви к нашему народу, языка, обычаев», – сказал Зиновий Красивский в январе 1991 года.

В конце 1980-х его формула о «врага украинцев», вызвало мировоззренческий сотрясение у многих, кто отмечал «двух братских народах». Жизнь подтвердила правильность вывода господина Зенко Мирослав Маринович

«Жизнь подтвердила правильность вывода господина Зенко. Любите свое и защищайте свое, но при этом не должны ненавидеть. То, что добро победит, он никогда в этом не сомневался и так легко шел на жертву. Потому что знал, что за этим путем есть правда», – отмечает украинский диссидент Мирослав Маринович.

«Мы должны знать, кто наш враг, на каких принципах бороться с ним за свою свободу», – сказал Зиновий Красивский в своем последнем интервью за две недели до смерти.

20 сентября 1991 года, незадолго до референдума за независимость Украины, Зиновий Красивский умер от инсульта, не дожив до своих 62 лет почти 2 месяца. Его провели в последний путь тысячи людей, которые были благодарны за его подлинность, которые чувствовали его поддержку, добро. Зеновий Красивский похоронен в Моршине.