Мы в соцсетях. Подпишись!

Украина и Россия не готовы к разведению, и ни одна из сторон не хочет этого – Тарас Чмут

 Украина и Россия не готовы к разведению, и ни одна из сторон не хочет этого – Тарас Чмут


Гости программы «Ваша Свобода»: участник боевых действий на Донбассе Мирослав Гай; военный эксперт Вадим Хомаха; Тарас Чмут, военный эксперт, участник боевой действий на Донбассе

Сегодня День защитника Украины. В последнее время этот праздник отмечают на Покров. И это совпадает с Днем украинского казачества. Именно в нынешнем году этот праздник отмечают на фоне попыток разведения на Донбассе, одобрение так называемой «формулы Шайнмаєра» и ожидания встречи в «нормандском формате» для урегулирования на Донбассе.

Александр Лащенко: Шестой год, уже немалый срок продолжается российская агрессия. Никаких признаков, несмотря на все заявления Путина, на все «реверансы» так называемые утверждения о готовности к якобы компромиссов, гибнут украинские воины, продолжаются обстрелы... Как Украина дает отпор?

Мирослав Гай: Во-первых, количество обстрелов выросло где-то в 4-5 раз по сравнению с [время] до объявления перемирия Зеленским. До президентских выборов она была в районе 5 обстрелов в сутки. За обстрел считается 20 минут работы любым оружием – от стрелкового до крупного калибра. И увеличилась доля использования именно крупной артиллерии крупных калибров. Кроме того, мы замечаем, что происходят определенные движения российских войск. Они 20 километров от границы снова сосредоточивают свои войска, что на самом деле является очень плохим признаком. Штайнмайер разрабатывал «мирный план» урегулирования для России и Грузии. 20% грузинской территории оккупировано! Мирослав Гай

Это очень наивно, особенно зная историю российских войск, в частности в [Южной] Осетии, Абхазии, Чечне, рассчитывать, что любые мирные договоренности с Россией помогут. Уже были такие «формулы Штайнмайера» в 2008 году. Сам Штайнмайер разрабатывал «мирный план» урегулирования для России и Грузии. 20% грузинской территории оккупировано! Сейчас в Украине это абсолютно повторяется.

Минские договоренности были мертвы. Но надо понимать, что это просто был хитрый, изящный, достаточно дипломатический ход остановить наступление, взять паузу, заставить Россию вступить в переговоры и заниматься дипломатической эквилибристикой, когда не выполняем ни одного пункта договоренностей без того, чтобы Россия не выполнила свою часть, при этом объединяем всю мировую сообщество вокруг санкций. В чем хитрость Минских договоренностей – их никто не выполнял. Но Украина была в выигрыше, потому что наша армия слабее вторую армию мира с ядерным потенциалом.



Был проголосован закон о «особый статус», но он технически не вступил в действие из-за того, что не было выполнено условие вывода войск и контроль над границей Украиной. «Формула Штайнмайера» – это последовательность, алгоритм выполнения Минских договоренностей. (Зеленскому – ред.) ни в коем случае не надо пренебрегать украинскими национальными интересами и не выполнять никакой политической части Минских договоренностей без вывода войск Российской Федерации. Нельзя говорить о разведении, если отводит только одна сторона. Они имеют, но не отводят Мирослав Гай

Отвод войск – это не разведение, то, что нам пытаются навязать, а это «разводку» украинского народа. Нельзя говорить о разведении, если отводит только одна сторона. Они имеют, но не уводят. Пока что видим, что они только укрепляют. Для тех калибров, которые используют российские войска, километр, два и пять – это не дистанция. Мы ухудшаем свои условия. И, самое главное, что города, которые остаются в «серой» зоне, там невозможно организовать безопасность. Силы Нацгвардии не в состоянии решить вопросы безопасности в «серой» зоне, если ведется война между армиями. Ни одна страна мира не смогла бы обеспечить ни США с их уровнем безопасности, с их уровнем полиции. У нас ежедневно в среднем 27 обстрелов, доходило до 40-а. Они не смогли обеспечить даже одни сутки без всякого обстрела, а говорят, что гарантируют в «серой» зоне безопасности. Это ложь или манипуляция, или какой-то преступный план!

Все вооруженные конфликты, которые сейчас ведутся и велись за последние годы, нигде в международных документах не значатся, как война. Используется именно слово «агрессия». Она является синонимом «войны». Это касается не только Украины, а ситуации в Сирии, Ираке, везде. Если опираться на международное законодательство, у нас признана агрессия России, что является синонимом «войны», и признана оккупация территорий.



При Порошенко было отвоевано две трети оккупированных территорий, у нас поменялась армия. Наши подразделения сейчас стоят гораздо дальше, чем то, что нам сейчас предлагают отвести войска. Произошла консолидация международного сообщества вокруг санкций, мы начали получать беспрецедентную военную помощь со стороны США и Европы... Шесть лет агрессии. Она будет продолжаться. И Зеленский нам врет сейчас о мире. Потому что мир с Россией возможен только на условиях развала Украины как государства.

Вадим Хомаха: Как на меня, разведение – это «разведение котят». В случае отвода войск от линии фронта, в эту зону попадут Авдеевка, Пески, Марьинка, например, вся Станица Луганская, Гранитное, Широкине, Березовое, Новотроицкое. В эту «серую» зону может в любой момент зайти ДРГ (диверсионно-разведывательная группа – ред.), установить минное заграждение и... до свидания! Что объединяет сейчас президента Зеленского с президентом Порошенко? Это Кучма. Именно он подписал первые и вторые Минские договоренности Вадим Хомаха

В Минских соглашениях четко зафиксировано, что Украина получит контроль над границей только после того, как вводится в действие «особый статус», временно, а становится действующим в момент начала выборов. И там написано «начинает получать». И она вообще получит доступ к границе? И что объединяет сейчас президента Зеленского с президентом Порошенко? Это Кучма. Именно он подписал первые и вторые Минские договоренности, именно он направил письмо в адрес представителя ОБСЕ. Но это фактически согласие, потому что он имеет мандат. «Формула Шайнмаєра» с самого начала была именно для того, чтобы заставить Украину выполнить дословно, до пунктика Минские договоренности.



Зеленскому надо признать, что Минские договоренности не действуют и действовать строго в соответствии с законом об обороне, открыть его хотя бы один раз и прочитать, и Конституцию. У меня перед глазами стоят два примеры – Хорватии и Израиля. Порошенко успокоил нацию, он затушил сопротивление. Именно в этом его роль за эти 5,5 лет. Что делать дальше? Готовиться к войне. Зеленский говорит, что надо мира на Донбассе. Война имеет два варианта окончания – поражение и победа. «Ничьей» война закончиться не может по определению. Если это окончание войны, то мы или побеждаем, или признаем свое поражение.

– Господин Чмут, что сейчас происходит на Донбассе в плане разведения и так далее?

Тарас Чмут: Те процессы, которые сейчас происходят, неоднозначные. Но нужно определять, что военный конфликт в том формате, в котором он был последние годы, не имеет перспектив на решение. Ползучий наступление со стороны Украины на 500 метров, 300 метров, 200 метров не приводит к решению проблемы с тем, что у нас значительная часть территории остается оккупированной. Президент имеет некое видение, которое хочет реализовать. Будет ли оно успешным – я не уверен. Ни одна из сторон не готова к этому (разведение – ред.) и ни одна из сторон не хочет этого. Но при этом мы договариваемся, что будем это делать Тарас Чмут

Ни одна из сторон не готова к этому (разведение – ред.) и ни одна из сторон не хочет этого. Но при этом мы договариваемся, что будем это делать. ВСУ не имеют желания и намерения покидать те позиции, которые они годами вырывали, выгрызали и отвоевывали. Понятно, что армия выполнит тот приказ, который она получит.



Украина защищается в меру возможного. В 2014 году была более критическая ситуация, чем в последующие годы. И Украина достойно выдержала тот удар. Хотя мы могли потерять значительно больше территорий, и граждан. Но мы сформировали линию обороны и начали медленное наступление. Но это не ведет к разрешению конфликта. И у нас еще есть оккупированный Крым и Севастополь, про которые сейчас вообще почти никто не говорит, и этот вопрос не поднимается.