Мы в соцсетях. Подпишись!

Монополист «под прикрытием». Как олигарх Ахметов, введя в заблуждение АМКУ, монополизировал коксохимическую отрасль (расследование)

 Монополист «под прикрытием». Как олигарх Ахметов, введя в заблуждение АМКУ, монополизировал коксохимическую отрасль (расследование)
Надежда Бурдєй

Олигарх Ринат Ахметов по – прежнему самый богатый человек Украины. Свою масштабную бизнес-империю он построил прежде всего за счет приватизации, скупая порой за бесценок государственные заводы и предприятия. Горно-металлургический комплекс, энергетические и страховые компании, банк, медиа, транспортный бизнес, сельское хозяйство, элитная недвижимость – это общий, но далеко не полный перечень нынешних активов олигарха. Он продолжает их приумножать и до сих пор.

Примечательно, что Ринат Ахметов декларирует полную открытость, впрочем, кое-где она довольно призрачная. Если актив достается олигарху при сомнительных обстоятельствах, то к моменту его «легализации» Ахметова в бенефициарах не увидеть. Именно эту схему миллиардер сейчас «совершенствует», поглощая металлургическую и коксохимическую промышленности Украины и расширяясь в США. Это установило расследование Надежды Бурдєй, проведенное для ОО «Центр противодействия коррупции» и программы «Схемы».



Каменское – небольшой индустриальный городок в Днепропетровской области с населением чуть более чем 230 тысяч жителей.

Там за деревьями прячутся промышленные «гиганты»: металлургические, коксохимические, азотные, цементные заводы. Именно они, а точнее их выбросы, вывели Каменское в пятерку украинских городов с наиболее загрязненным воздухом.

Депутат Каменского городского совета Андрей Иванченко с крыши показывает съемочной группе предприятия, через которые в воздухе просто в этот момент образуются облака из пыли и дыма.

«Это графит, – объясняет он. – Там организован идет сейчас выброс, возможно даже сверхнормативный. Поскольку мы видим, что шлейф идет над городом, простирается на несколько километров».

Эти облака накрывают город. Пыль постепенно оседает на дома, магазины и людей, беззаботно спешащих на работу.

Отдельно Иванченко обращает внимание на Днепровский металлургический комбинат.

Это – одно из крупнейших металлургических предприятий полного цикла в Украине.

Завод специализируется на производстве чугуна, стали и проката. Только в июле этого года на заводе произвели 220 тысяч тонн металла. Такими объектами Украина могла бы гордиться – ведь, кроме рабочих мест, этот завод обеспечивает экспорт металла и, соответственно, приток валюты в Украину. Но есть одна существенная проблема: завод не соблюдает требований экологической безопасности.

Жители Каменского регулярно выкладывают в соцсетях видео, как рыжий туман поднимается над комбинатом и городом расползается.

За выбросами меткомбината можно наблюдать и с крыши отеля, в котором остановилась съемочная группа. Окна в номере заперты на ключ.

А если их открыть...

«Это графит. Графит с нашего металлургического комбината. Поэтому окна и заперты, потому что это не совсем безопасно открывать окна в этой санитарной зоне, в которой мы сейчас с вами находимся», – объясняет депутат Каменского горсовета Андрей Иванченко.

Упомянутая санитарно-защитная зона простирается на несколько километров вокруг меткомбината.

Согласно закону, проживать в этой зоне строго запрещено. Впрочем, именно в ее пределах расположен отель, в котором разместились журналисты. И не только он.

«В этой санитарной зоне у нас находится гостиница, музей истории города, две школы и несколько многоэтажных домов и несколько улиц одноэтажных маленьких домов. Все эти люди живут в санитарной зоне», – перечисляет Иванов.

Жительница Наталья, которую мы встретили в Каменском, рассказывает, что уже привыкла к постоянных головных болей и до черного блестящего пыли, которой покрыты окна ее дома.

«Графит летит страшно, – рассказывает Наталья, вытирая пыль со своего окна. – Только помоешь – и такой уже снова слой графитовой пыли – ред.). Вот попереш, повесишь, а потом струхнеш и он летит, блестит... Графит, так».

Наибольшие выбросы на заводах происходят ночью, когда загрязнение никто не видит.

«Схемы» продемонстрировали это наглядно.

Журналисты оставили два белые листочки на крыше дома на всю ночь – чтобы показать, что с ними будет утром.

Только за одну ночь листочки припали пылью. Но это – не обычная грязь. По словам местных жителей, речь идет о вредном графитовая пыль.

«Этот рыжий дым, – указывает Андрей Иванченко на столбы дыма. – Нам директор завода многократно обещал, что его кам'ячани больше не увидят».

«Это кислородно-конвертерный цех, здесь также выбросы и большей частью они не организованы, – рассказывает далее Иванченко. – Это через крышу происходит выброс того вещества. Для людей, которые там работают – кислородно-конвертерный цех – я вообще считаю, что это ад. Там нарушаются все нормы и правила».

В прошлом году экологическая инспекция по многочисленным обращениям местных жителей провела на комбинате внеплановую проверку, во время которой выявила сверхнормативные выбросы.

Тогда предприятие оштрафовали на 26 тысяч гривен.

И о нарушениях на комбинате знают не только местные.

В июне этого года Нацполіція Днепропетровской области по согласованию с прокуратурой открыла уголовное производство в отношении Днепровского меткомбината по факту загрязнения атмосферного воздуха вредными для жизни людей веществами и отходами вследствие нарушения специальных правил.

Кто же контролирует предприятие, которое пренебрегает безопасностью сотрудников и здоровьем местных жителей?

Формально, завод принадлежит корпорации «Индустриальный союз Донбасса», акциями которой владеют российские инвесторы в лице государственного «Внешэкономбанка» и народный депутат Сергей Тарута. В нынешнем парламенте член фракции «Батькивщина». Хоть и до сих пор он официально совладелец, депутат убеждает, что уже не управляет саводом.

«У меня в корпорации 25% – 1 акция, но это сегодня ничего не решает. Я не являюсь управленцем, я не являюсь человеком, который принимает решения. Это вопрос к руководству «Индустриального союза Донбасса» и к руководству, мажоритарного акционера. Они управляют», – рассказывает народный депутат.

«Схемы» обратились за комментарием относительно того, кто же сейчас управляет производственными мощностями комбината, к администрации «Днепровского меткомбината». Однако на момент публикации там не предоставили ответа на этот вопрос.

Основные промышленные мощности на территории комбината – огромные доменные печи, которые дымят Каменское вредными выбросами.

Землю под объектом арендует компания Таруты и его российские партнеры, адмінкорпуси также принадлежат им, а вот производственные мощности комбинат в 2018 году продал соседнему предприятию – Днепровском коксохимическому заводу. За 400 миллионов гривен.

Кто выложил за них такую солидную сумму? В чьих интересах на самом деле работает комбинат?

Кто из украинских олигархов на самом деле ответственный за токсическое удушье в городе Каменское – и лишь расширяет карту своих активов по всей стране, монополизируя целую отрасль?

Для производства металлов Днепровском комбината необходимо специальное топливо – кокс. Это продукт переработки каменного угля. Не будет кокса – не будет стали, чугуна и проката.

Поэтому кокс – это такой себе ключ к металлургической отрасли Украины.

И в чьих же руках этот ключ? Кто вместе с мощностями меткомбината и сырьем коксохима получил под свой контроль производство полного металлургического цикла?

В целом в Украине двенадцать коксохимических заводов, четыре из которых расположены на оккупированной территории.

На подконтрольной территории осталось лишь восемь коксохимов, пять из которых прямо или опосредованно контролирует Ринат Ахметов и его бизнес-партнер по «Метинвесту», народный депутат от «Оппозиционного блока» – Вадим Новинский.

Депутат подтвердил владение долей холдинга журналистам: «Я являюсь совладельцем компании «Метинвест».

Установление контроля над коксохимическим рынком Украины напоминает игру в монополию.

Холдинг Ахметова поглотил 5 из 8 украинских коксохимов – «Схемы» смогли подтвердить это, проанализировав структуру собственности компаний.

Три заводы были в собственности Ахметова и Новинского еще до оккупации Донбасса – Авдеевский коксхохімічний, «Запорожкокс» и мощности на «Азовстали». Еще над двумя заводами они получили контроль уже после Революции достоинства.

Днепровский коксохим, как и меткомбинат по соседству, с которым он расположен в Каменском, больше всего дымит во время заката и ночью. Вечером город накрывает шлейф вредного дыма.

В конце 2018 года экологическая инспекция выявила нарушения и на этом заводе. И составила предписание с указанием этих нарушений и требованием устранить их.

До Революции достоинства владельцем Днепровского коксохима была группа Evraz российского олигарха Романа Абрамовича.

Но в 2014 году он заявил, что продал в Украине почти все активы – кроме одной транспортной компании.

Оставался вопрос – кому перешел коксохим?

Оказалось, что де-факто контроль над этим мощным активом тогда установил Ринат Ахметов. И в антимонопольном комитете заметили признаки этого.

Генеральный директор «Метинвеста» еще в 2015 году не скрывал заинтересованности в Днепровском коксохиме. Об амбициях на актив он рассказывал в интервью журналу «Бизнес»:

«Были признаки того, что концентрация уже проведена, – вспоминает бывшая государственная уполномоченный Антимонопольного комитета Украины Агия Загребельська. – Они проявлялись в изменении физических лиц в органах управления Днепровского коксохима, изменении структуры собственности. Они проявлялись в изменениях относительно рыночного поведения еще до того, как АМКУ дал разрешение на концентрацию».

В тот период Агия Загребельська работала государственным уполномоченным Антимонопольного комитета и имела возможность наблюдать, как постепенно коксохим пытаются прибрать к рукам.

Разрешение – о котором она упоминает в разговоре – простыми словами, это согласие регулятора на приобретение завода. Тогда АМКУ изучает, новая монополия не повредит потребителям.

Монополистом становится тот, кто производит более трети товаров или услуг – то есть 35% – на любом рынке.

Специалист по антимонопольному законодательству, адвокат Ирина Кепич объясняет, что является монополией в соответствии с законами: «Есть совокупность признаков, согласно которых субъект признается монополистом. Это 35%, также АМКУ должен доказать, что данный субъект хозяйствования не испытывает никаких притеснений со стороны других лиц. То есть нет других конкурентов, или нет таких конкурентов, которые могут ему запретить цену, например, 35 гривен за шариковую ручку».

То есть, может злоупотреблять своим положением. Например, установить цены без доступной альтернативы.

В соответствии со служебной запиской департамента концентрации регулятора, холдинг Ахметова сконцентрировал более 80% объемов производства кокса.

Впрочем, это не помешало его компании Private Limited Liability Company Metinvest B. V., зарегистрированной в городе Гаага в Нидерландах, в конце 2014 года обратиться в Антимонопольный комитет с просьбой предоставить разрешение на приобретение контрольного пакета акций этого завода.

В АМКУ предоставили ответ через три года: предварительно отказали «Метинвеста» в покупке завода, потому что, по выводам комитета, это могло привести к монополизации рынка.

Похоже опасения высказывали ранее и в профильном министерстве экономического развития и торговли: «рынок коксохимической продукции оценивается как с незначительным уровнем конкуренции и с высоким уровнем концентрации». Там же аналитики министерства указали и доли предприятий: по состоянию на 2016 год «общие мощности по производству кокса в Украине оцениваются в 26 млн тонн, из них на группу «Метинвест» приходится 49 процентов (45 – без учета Чао «Днепровский коксохимический завод»)».

Против покупки Ахметовым еще одного коксохима также выступила «Украинская ассоциация производителей ферросплавов и другой металлургической продукции».

«Уровень конкуренции на рынках кокса и коксохимической продукции является незначительным... Указанная концентрация приведет к увеличению влияния компании Private Limited Liability Company Metinvest B. V.», – заявили там.

И Антимонопольный комитет за год вдруг изменил мнение относительно такой покупки – и таки предоставил это разрешение.

Глава ведомства Юрий Терентьев так тогда объяснял: дескать, предыдущий отказ был не окончательным решением. Выгодный для олигарха Ахметова вердикт по покупке завода АМКУ вынес в апреле 2019 года – накануне президентских выборов.

В качестве аргументов, что «Метинвест» – никакой не монополист на рынке – в комитете выкатили список из его конкурентов.

Но анализ «Схем» обнаружил, что среди пяти названных компаний только три являются реальными конкурентами: ПАО «Харьковский коксовый завод» с незначительной долей на рынке менее 2%, ЕВРАЗ Днепровский металлургический завод ПАО «Арселормиттал Кривой Рог», который сейчас производит кокс только для собственных нужд.

А вот другие, так называемые, «конкуренты», оказались никакими не конкурентами.

Итак, выглядит так, что Антимонопольный комитет просто закрыл глаза и даже не изучал коксохимический рынок перед тем, как отдать очередной завод олигарху. Или, похоже, просто подыграл ему.

Дело по коксохима рассматривали девять членов АМКУ в закрытом режиме.

«Я голосовала против предоставления разрешения», – настаивает Агия Загребельська.

Ексуповноважена рассказывает, что все члены комитета получили служебные записки с анализом, который гласил, что «Метинвест», вероятнее всего, уже приобрел акции Днепровского коксохима без разрешения АМКУ.

То есть, члены АМКУ знали, что «Метинвест» уже, вероятно, поглотил и не только Днепровский коксохим. Согласно служебной записки, холдинг установил контроль и над соседним Днепровским металлургическим комбинатом и другим коксохимическим заводом, который комитет рассматривал в качестве его конкурента.

И большинство членов Антимонопольного комитета во главе с председателем Юрием Терентьевым это не остановило – они дали «зеленый свет» продаже предприятия Ахметову.

Сам Терентьев убеждает: «Доказательств того, что концентрация уже состоялась, у нас не было». И настаивает, что служебной записки он тоже не видел.

«Если у вас есть доказательства, что концентрация там уже состоялась и там было нарушение, можете эту информацию нам дать. И мы ее проанализируем с учетом наличия оснований для открытия дела», – ответил журналистам глава Антимонопольного комитета.

Редакция действительно обнаружила доказательства признаков концентрации.

Формальными собственниками Днепровского коксохимического завода с 2014 года есть четыре компании.

Но в 2018 году – еще до того, как АМКУ предоставил Ахметову разрешение на приобретение коксохима – структура собственности этих фирм изменилась.

Так, в августе 2018 года сменился руководитель и владелец Mastinto Trading Ltd. Кіпріотку Анну Кореліду заменил другой киприот Крісоваланто Тампуріді. Он также является директором другой кипрской компании – Nourteno Holdings Ltd, которая владеет акциями «Черноморского судостроительного завода». Последний входит в структуру собственности судостроительного субхолдинга SMG «Смарт-холдинг» Вадима Новинского.

Также изменилась структура собственности Misandyco Holdings Ltd. Фирму переписали на кіпріотку Александру Дамоціду и перерегистрировали по одному адресу с другой кипрской компанией, которой владеет непосредственно Вадим Новинский – Adeona Holdings Ltd.

А Новинский – давний бизнес-партнер Ахметова.

Впрочем, комментировать родство с вышеупомянутыми оффшорами депутат не захотел.

«Да, я являюсь акционером, но я сейчас работаю, выполняю обязанности народного депутата, нахожусь в зале Верховной Рады. Если хотите вопрос о голосовании ВРУ – я прокомментирую, а что касается коксохимических предприятий – обращайтесь к компании «Метинвест», – заявил Новинский в ответ на вопрос журналистов.

То есть, в 2018 году, несмотря на предварительный отказ АМКУ – «Метинвест» таки получил контроль над коксохимом. И не над ним одним.

На момент, когда комитет сомневался, предоставлять «Метинвеста» разрешение на покупку одного коксохима – Днепровского, холдинг Ахметова без разрешения АМКУ стал совладельцем другой – «Южкоксу».

Предприятие «Южкокс», как и Днепровский коксохимический завод, находится в Каменском, так же производит специальное топливо – кокс.

И так же мало проблемы с экологической инспекцией, которая в 2018 году выявила нарушения, через которые происходило еще больше выбросов в воздух, а затем – еще труднее дышать горожанам.

А уже в следующем году совладельцем «Южкоксу» становится олигарх Ахметов через «Метинвест».

Журналистам удалось проследить эту связь через официальный реестр Кипра.

«Южкокс» принадлежит кипрской компании Dashuria Ltd, которая владеет 94,96% акций завода.

Эта фирма до 2017 года принадлежала компании Palmrose BV (Нидерланды), являющейся 100% дочерней компанией российской группы Evraz (Россия) Романа Абрамовича.

Но в 2019 году акции Dashuria Ltd перевели из Palmrose BV на 5 компаний, среди которых непосредственно Metinvest B. V.

Кроме «Метинвеста», совладельцем кипрской компании стала Prime Meridian Holdings Ltd, которая, по состоянию на март этого года, принадлежала народному депутату нескольких созывов, члену тогдашней «Партии регионов» – Сергею Кию. В течение 2001-2006 годов он был помощником Рината Ахметова ФК «Шахтер».

Кроме того, остальными акций владеет кипрская компания Altana Limited и две уже упомянутые ранее кипрские «оффшорки» – Misandyco Holdings Ltd. и Mastinto Trading Ltd., связанные с партнером Ахметова по «Метинвесту», Вадимом Новинским. То есть суммарно холдинг Ахметова-Новинского получил в управление около 75% Dashuria Ltd.

Журналисты обратились с вопросом о принадлежности «Южкоксу» до Вадима Новинского.

– Принадлежит «Метинвесту» компания «Южкокс»? Коксохимическое предприятие.

В ответ на запрос «Метинвест» не ответил, сообщил он Антимонопольный комитет Украины о покупке акций «Южкоксу». Зато заметил, что купил меньше 25% акций. И это правда, компания купила не 25, а 23,71%. А поскольку доля меньше 25% и «не обеспечивает никаких контрольных или блокирующих прав группе «Метинвест», как акционеру», поэтому и разрешение на приобретение был ненужным.

Относительно монопольного положения, то по подсчетам самого «Метинвеста» – его 5 из 8 заводов не превышают долю в 35% на коксохимическом рынке Украины. Такую позицию здесь обосновывают тем, что у компании есть значительной доля внутригруппового потребления этой продукции.

В то же время вопрос экологических проблем обоих новоприобретенных заводов в «Метинвесте» на момент публикации так и не прокомментировали.

Евгений Мельниченко, руководитель ЮФ ADS Legal Group объясняет разночтения рыночных долей «Метинвестом» и оппонентами его концентрации: «Фактически у комитета есть монопольное право на определение рынка. Здесь больше влияют политические рычаги, чем какие-то нормативные ограничения. Законодательством предусмотрены определенные возможности и определенные ограничения. Если есть желание, то, наверное, найти инструментарий в рамках этого закона для любых действий возможно».

То есть, в итоге – один из самых богатых украинцев Ринат Ахметов сконцентрировал в одних руках пять из восьми украинских коксохимов. Олигарх укреплял свои бизнес-позиции в регионе, постепенно монополизируя рынок. То, что так упорно не видел или не хотел видеть Антимонопольный комитет. Хотя, имел бы оштрафовать корпорацию бизнесмена.

«Штраф составляет 5% от всего оборота. 5% – это полмиллиарда – 600 миллионов долларов США, – объясняет редактор издания «Наши деньги» Юрий Николов. – Это один штраф за одну эту концентрацию, которую Антимонопольный комитет не видел».

Формально Антимонопольный комитет разрешил Ахметову купить Днепровский коксохим. Хотя официально сообщает, что продолжает исследовать этот вопрос.

Дружеские отношения с бывшим президентом Петром Порошенко, бизнес-партнер с широкими возможностями и депутатским мандатом Вадим Новинский, несколько офшорных компаний и доверенных лиц – похоже, это все, что нужно, чтобы монополизировать отрасль коксохимической промышленности.

Отрасль, без которой изготовление стали и чугуна в Украине – невозможно.

Этот материал создан в партнерстве с ОО «Центр противодействия коррупции» и изданием «Украинская правда».