Мы в соцсетях. Подпишись!

Россия убила «Минск», а «формула Штайнмайера» уже нерабочая – Анна Гопко

 Россия убила «Минск», а «формула Штайнмайера» уже нерабочая – Анна Гопко


Гости программы «Ваша Свобода»: народный депутат Украины VIII созыва, бывший председатель Комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко народный депутат Украины («Слуга народа»), заместитель председателя Комитета по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Марина Бардина.

Без каких-либо реальных результатов закончились вчера переговоры в Минске. Украинская сторона отказалась письменно подтверждать так называемую «формулу Штайнмайера», которая предусматривает возможность проведения выборов на оккупированных Россией территориях при условии присутствия там войск оккупанта и его наемников. По словам пресс-секретаря Леонида Кучмы Дарки Олифер, бывший президент Украины подчеркнул, что перед тем российская сторона должна вывести свои войска с территории Донецкой и Луганской областей и обеспечить безопасность проведения выборов и их проведение при условии контроля ЦИК Украины, участия украинских политических партий и возвращение оккупированных территорий в украинское медиапространство. Конечно, с этими условиями категорически не согласны представители России, которые желают провести такие выборы, при условии условного контроля Москвы и марионеточных режимов, так называемых «народных республик». Таким образом, вопрос проведения так называемого «нормандского саммита» остается под вопросом. И, скорее всего, такой встречи лидеров не состоится, потому что условием Путина была фактическая согласие украинской стороны с российским планом урегулирования.

Виталий Портников: Предсказуемый, но вместе с этим непонятен многим развитие событий на украинско-российском фронте, можно сказать. Почему так произошло? Почему украинское руководство во главе с Владимиром Зеленским не осознавало, что без выполнения четких условий, которые ставит перед Киевом Путин, не будет никакого прогресса в договоренностях, госпожа Гопко?

Анна Гопко: Потому что надо избавиться от иллюзий. После обмена почему-то наши некоторые официальные представители начали говорить о «потеплении» отношений. Должны понять, что никакого «потепления» после обмена нет. Во-вторых, не иметь иллюзий относительно реальных планов Кремля и стратегии Российской Федерации в отношении Украины. Мы – экзистенциальные враги. Россия убила «Минск», когда выдавала и признавала паспорта или водительские удостоверения, когда завела паспортизацию Анна Гопко

Украинская сторона почему-то никак не использовала в общении с нашими норманнскими партнерами (с Францией и Германией) сам факт, что Россия за все эти годы убила «Минск» экспроприацией украинских компаний, Россия убила «Минск», когда выдавала и признавала паспорта или водительские удостоверения, когда завела паспортизацию. А здесь одним обменом, даже и таким долгожданным, которым Россия решила и свои вопросы... в Частности, чтобы выполнять решение Международного арбитражного суда и отдать 24 пленных украинских моряков просто так, она этим воспользовалась. И каждый день мы имеем раненого или убитых людей!

Мы сейчас увидели декоративные озвучивания представителей власти относительно наших перспектив членства в НАТО. Вчера на совместном заседании комитетов было обращено внимание, когда Российскую Федерацию почему-то уже называют «наши партнеры», а не четко озвучено, что это – государство-агрессор. Президент Зеленский должен понять, что победа в войне с Россией – это не быстро мгновенное решение. Оно может занять даже больше, чем его будущая каденция. Но нас после всех тех потерь, 13 тысяч с лишним (убитых) и около 30 тысяч раненых, нужна победа не ценой сдачи внешнеполитического курса или того, что мы будем легализовать тех людей, которые потом будут создавать хаос и так далее.



Возникает вопрос и к западным партнерам. Как мы вообще сейчас можем говорить про какие-то выборы, политический компонент, когда один из ключевых компонентов, который является первым пунктом Минских договоренностей, прекращение обстрелов, не действует. Западные партнеры думают, как за счет украинских интересов уже наконец вернуться к business as usual. Это мы видим уже достаточно неприкрыто. Зеленскому в отличие от Порошенко гораздо проще ситуация – у него есть ВСУ Анна Гопко

Зеленскому, в отличие от Порошенко, намного проще ситуация – у него есть ВСУ! Экономика – в 2014 году было падение ВВП на уровне 10%. Справились. У него ситуация значительно лучше, чем когда Порошенко пришлось под давлением подписывать Минские договоренности-1 после Иловайска и «Минск-2». Для президента Зеленского это будет хорошая возможность понять, что Россия вообще недоговороздатна в каких-то моментах. Мелкими шагами, без четкой и более широкой стратегии, красивой и дипломатично согласованной игры с некоторыми нашими партнерами, переиграть Россию символическими шагами, что давайте садиться за стол переговоров, не получится. «Формула Штайнмайера» – все, идея не рабочая. Но давайте вернемся к теме миротворцев.

– Российский политолог Алексей Чесноков, которого называют «голосом» помощника президента России Владислава Суркова, после того, как в Киеве отказались парафировать «формулу Штайнмайера», сделал довольно четкая запись, который считают сигналом, по крайней мере, люди, которые занимаются украинским направлением в российском руководстве, к украинских участников переговоров: «Зеленский полностью копирует курс Порошенко на подрыв Минских соглашений и по форме, и по содержанию. По форме. Такая же ложь и лицемерие – соглашаться и не выполнять. По сути – такие же доказательства. Так, мы выполним Минские соглашения, но «особый статус» Донбасса не дадим...». Что это означает, с вашей точки? Понять, что было даже во время телефонных разговоров Зеленского с Путиным, во времс других встреч, очень сложно Анна Гопко

Анна Гопко: В прошлом созыве у нас была так называемая «минская платформа», куда приходили внешнеполитический советник Порошенко Елисеев, министр Климкин, Марчук, Ольга Айвазовская, где мы – как депутаты – имели возможность в закрытом режиме, но, по крайней мере, получить информацию, как себя вел Сурков, о чем говорили, какие варианты. Сейчас понять, что было даже во время телефонных разговоров Зеленского с Путиным, во время других встреч, очень сложно.

Мы видим, когда тестируется общественное мнение. Сначала министр иностранных дел говорит одну вещь, что будут выборы местные и вместе на временно оккупированных территориях Донбасса. Затем президент расшифровывает эту мысль. На второй день видим другую еще реакцию. Если мы в парламентско-президентской республике не будем пользоваться теми инструментами доступа к информации и внутри страны не формировать поле доверия относительно того, как Украина строит свою стратегию для победы, а не того, чтобы Россия навязала нам... Это не для Украины версия.

Для Украины нет абсолютного смысла ехать на «нормандский саммит». Если с 2016 года, когда он последний раз проходил в Берлине, где было проговорено, что безопасность – это в первую очередь, то с 2016 года по безопасности компонента есть хоть какой-то прогресс? Нет – обстрелы каждый день продолжаются.

– Господин Бардина, одним из важных условий российского политического руководства есть конституционное признание «особого статуса» оккупированных Россией регионов Донбасса. Если вдруг такой вопрос возникнет в нынешней Верховной Раде есть голоса, которые позволили бы принять такое решение и записать, что отдельные районы Донецкой и Луганской областей имеют навсегда «особый статус», в украинской Конституции, или это просто русское желание?

Марина Бардина: У нас уже очень четкая вырисовывается формула президента Зеленского в этих переговорных процессах. Мы будем настаивать на развитии событий на наших условиях в частности. Мы на переговорных процессах отстаивать позицию, что никаких изменений к Конституции, по тому, что Минские договоренности двигают все-таки или выборы происходят на территории ОРДЛО только после прекращения огня, возвращения удерживаемых, разведение войск. Мы на переговорных процессах отстаивать позицию, что выборы происходят на территории ОРДЛО только после прекращения огня, возвращения удерживаемых, разведение войск Марина Бардина

Мы понимаем, что согласие в переговорном процессе зависит от всех четырех сторон, но Украина имеет очень четко говорить о своих интересах и об интересах своих граждан. Как минимум, мы имеем результативные достижения по ряду вопросов. Станица Луганская, где сейчас происходит восстановление инфраструктуры, наконец. Это и обмен пленными.

– Госпожа Гопко, мы ходим по кругу. Россия ни на какие логичные вещи не соглашается. И приходится все время идти от одного правительства к другому, от одного президента к другому, констатируя, что если мы не выполним то, чего от нас хочет Москва, ничего не может реально сдвинуть с места.

Анна Гопко: Стратегическая цель России – вернуть Украину в сферу своего влияния, фактически восстановить советскую империю, неопутінську, евразийскую и так далее. Если Украина этого не хочет, мы должны набраться стратегического терпения и понимать, что это игра на истощение. И продолжать развивать ВСУ, думать над ростом экономики и инвестиционной привлекательности Украины, развивать партнерство за рубежом, не подрывать доверие разными шагами, которые вызывают сомнения, как досрочное прекращение полномочий ЦИК, как усиление президентского влияния на НАБУ, ГБР...

Очень важно, чтобы никто не использовал в частности желание быстро получить какой-то прогресс в мирном урегулировании или фактически в российской войне против Украины как часть своих электоральных дивидендов. Украина должна всегда четко понимать: наши национальные интересы.