Мы в соцсетях. Подпишись!

«Отсюда никто не уйдет». Крымская епархия ПЦУ борется за храм в Симферополе

 «Отсюда никто не уйдет». Крымская епархия ПЦУ борется за храм в Симферополе
«Отсюда никто не уйдет». Крымская епархия ПЦУ борется за храм в Симферополе Антон Меснянко

Комитет ООН по правам человека потребовал от российских властей прекратить выселение Крымской епархии Православной церкви Украины (ПЦУ) из кафедрального собора Святых равноапостольных Владимира и Ольги в Симферополе. Ранее подконтрольные России крымские чиновники через подконтрольный России суд добились расторжения договора аренды помещения, который община заключила на 50 лет еще до аннексии Россией украинского Крыма. Председатель общины архиепископ Климент, прихожане и активисты надеются на то, что покровительство ООН поможет верующим сохранить храм за собой.

Главный собор Православной церкви Украины в столице Крыма расположен в двух шагах от центрального рынка. Субботним утром в этом районе шумно и суетливо. Но люди спешат не на молитву, а за покупками. О храм Божий вообще ничто не напоминает: баня на фасаде церкви закрыта строительными лесами. Летом российское «Министерство имущественных и земельных отношений Крыма» решило отремонтировать противоречивую здание ‒ к большому неудовольствию верующих.

У входа даже нет нищих ‒ а уж они всегда знают, где и когда проводятся богослужения. Две бабушки возле глухого забора, который закрывает подступы к церкви, торгующих пучками зелени, а не собирают милостыню. На вопрос о храм искренне удивляются: они не местные и понятия не имеют, что это за здание.

На выходных ремонтные работы не ведутся. О строителях напоминают лишь банки с растворимым кофе и чашки, которые стоят прямо на лесах. Сейчас рабочие делают фасад, а вот ремонт крыши уже закончен. В июле сняли старую кровлю, и во время первого же ливня в храме произошел потоп. Сейчас здание защищает от капризов погоды новый красный крыша из металлочерепицы. Но следы наводнения хорошо видны внутри: на стенах облупилась краска, белый потолок храма обезображена трещинами и желтыми разводами.

«Такой потоп был ‒ храм залило полностью. Весь пол, все ковры были в воде. Мы ходили с ведрами и бидонами, собирали воду ‒ просто кошмар», ‒ вспоминают прихожане.

На божественной литургии, которая ведется на украинском языке, людей совсем немного ‒ с десяток. Еще двое молодых мужчин выполняют роль хора. В колокола после окончания богослужения звонит одна из прихожанок. Литургию один, без помощников, служит настоятель собора ‒ архиепископ Симферопольский и Крымский ПЦУ Климент (Кущ).

По его словам, сейчас в Крыму осталось всего девять приходов ПЦУ, а до событий 2014 года их было 49. При этом количество прихожан не изменилась, рассказал архиепископ Климент в интервью Радио Свобода. Многие из них остались без духовного наставления, но на большие церковные праздники съезжаются до кафедрального собора со всего полуострова.

Часть приходов закрылась потому, что помещения, где велись богослужения, не принадлежавших церкви, а находились в собственности прихожан, которые оставили полуостров. Часть пришлось закрыть из-за того, что на материковую Украину выехали священники. По российским законам, совершать богослужения могут только граждане России, а священники Украинской православной церкви Киевского патриархата, которая стала частью созданной после Объединительного собора в конце прошлого года Православной церкви Украины, отказались получать гражданство. Теперь же реальная угроза закрытия нависла над собором Владимира и Ольги. Его Климент называет не просто храмом, а «национальным духовным культурным центром украинцев Крыма». Отказ за отказом

Собор Владимира и Ольги, вокруг которого возник спор между общиной и представителями российской «администрации» Крыма, ‒ это не отдельная церковное здание. Храм занимает часть помещений в трехэтажном административном здании послевоенного времени на углу улиц Севастопольской и Козлова. Первоначально здесь был дом офицеров Таврического военного округа, позже располагались другие учреждения. В 1995 году центральную часть здания и правое крыло передали во временное пользование местной общине УПЦ КП. В левом крыле с 2014 года находится российское «Министерство имущественных и земельных отношений Крыма».

Именно это российское ведомство в начале нынешнего года поставило вопрос о выселении «соседей». Российские чиновники решили аннулировать договор аренды, заключен крымской епархией УПЦ КП и Фондом имущества Автономной республики Крым (АРК) в 2002 году. Согласно этому документу, православная община могла использовать помещение собора в церковных целях в течение 50 лет по символической ставке в 1 рубль (2,61 рубля по нынешнему курсу) в год.

Поводом для расторжения договора стало якобы накопленная задолженность со стороны арендатора в размере ... 2,95 гривны (7,7 рубля). Плюс к тому набежала «серьезная» пеня в 5,25 гривны (13,68 рубля). В общине утверждают, что никакого долга нет: арендную плату внесли за полвека наперед еще до аннексии.

В подконтрольном России «Минимущество Крыма», впрочем, говорят, что для расторжения договора есть более весомая причина: украинская православная община в Симферополе до сих пор не перерегистрировалась в российском юридическом поле. Глава «министерства» Анна Анюхіна в феврале сказала в интервью РБК, что, как только церковь получит официальный статус религиозной организации, «власть» предоставит помещения кафедрального собора «в постоянное безвозмездное пользование, не в аренду». «Мы просим или правильно оформиться, или освободить помещение. Никакого давления нет, мы готовы сотрудничать, если церковь приведет документи в соответствие с российским законодательством», ‒ подчеркнула она.

После аннексии полуострова российский «глава» Крыма Сергей Аксенов дважды встречался с архиепископом Климентом и дал гарантии, что украинские приходы на полуострове могут спокойно существовать и в дальнейшем. Однако на самом деле вот уже пять лет продолжается борьба с «чиновниками» за сохранение общины, констатирует настоятель храма. В 2017 году российские силовики забрали в епархии часть помещений на первом этаже собора. При этом храм опечатали, из него вынесли церковные ценности, а Климента скрутил спецназ и повредил ему руку.

В этом году история получила продолжение. В марте «Минимущество» подало в подконтрольный Москве Арбитражный суд Крыма иск о выселении храма. 28 июня судебная инстанция постановила «расторгнуть договор аренды и вернуть церковные помещения государстве». До того момента, по распоряжению «чиновников», рабочие обнесли здание забором, затащили внутрь стройматериалы и начали ремонт помещений. Сейчас лестница и коридоры храма завалены досками, камнями и мешками со штукатуркой. В августе епархия обжаловала решение о выселении, но Апелляционный суд Севастополя эту жалобу отклонил.

Чтобы сохранить храм, епархия решила выполнить требования российской власти Крыма и получить необходимый статус. Однако общине ПЦУ дважды отказали в регистрации. Основанием, по словам архиепископа Климента, стало несоответствие устава религиозной организации требованиям российского законодательства.

После консультаций с управлением Министерства юстиции России в анексованому Крыму и устранения недостатков община в третий раз подала документы на регистрацию. Пока что российские чиновники не вынесли своего вердикта. Если будет положительный ответ, документы отошлют в Москву на религиоведческую экспертизу, на основании выводов которой российская власть окончательно определится, можно зарегистрировать приход ПЦУ в Крыму как религиозную организацию. Основание для выселения автоматически исчезнет, если общество получит заветный статус, но на это уйдет еще минимум пол года. А за этот срок «Минимущества Крыма» может решить вопрос с церковным зданием в свою пользу.

В начале года Сергей Аксенов пообещал, что принудительно выселять украинскую общину из храма не будут. Но архиепископ Климент этом не верит. «Это все ложь для прессы. Когда представитель российской власти говорит, что все будет по закону и никакого насилия не будет, это надо расценивать так, что будет погром и будет насилие. Это уже из опыта. Это суть слов всех политиков», ‒ говорит он. Лист 50

В конце лета симферопольская община направила в Комитет ООН по правам человека письмо по поводу попытки захвата кафедрального собора. Подписи под обращением поставили пол сотни прихожан.

«Мы не хотим, чтобы нас выселяли отсюда. Где нам тогда молиться? Это намоленное место, мы более 20 лет сюда приходим. Хотят нас на улицу выгнать, как бездомных. Почему к нам относятся как к какой-то секты?» ‒ делится эмоциями одна из підписанток Галина Стрельченко. На вопрос, не страшно ли ей было открыто подписываться под таким документом, женщина отвечает: «Мы уже так настрадались, что теперь нам ничего не страшно».

Несколько дней назад юрист Сергей Заец, который защищает интересы общины, сообщил, что в ООН стали на сторону прихожан и потребовали от российской власти прекратить решения вопроса о выселении до окончания разбирательств. То есть в шестимесячный срок, необходимый для решения вопроса о регистрации прихода как религиозной организации.

Архиепископ Климент и его паства восприняли эту новость со сдержанным оптимизмом. По словам владыки, на Западе уже не впервые обращают внимание на конфликт вокруг храма. Этот вопрос поднимался на международной конференции в Вашингтоне летом этого года», на последней сессии Генеральной ассамблеи ООН, в недавнем выступлении генерального секретаря ООН Антониу Гутерріша, а также во время личной встречи Климента с госсекретарем США Майк Помпео. Поэтому Комитет по правам человека объявил решение на основании всех ранее озвученных фактов и доводов по поводу ситуации, которая сложилась».

Наверное, члены комитета приняли во внимание и случай с задержанием архиепископа Климента в марте этого года. Сначала российские силовики попытались обвинить его в «хищении церковных ценностей» из собственного храма, затем ‒ в том, что он «нецензурно выражался в общественном месте». Сам владыка считает, что его задержали, чтобы помешать свиданию с украинским заключенным Павлом Грибом, которого в России признали виновным в подготовке к теракту, а также с украинскими моряками, задержанными в Керченском проливе в ноябре прошлого года (7 сентября Павел Гриб и украинские моряки, среди других, вернулись в Украину в рамках обмена).

«Ситуация с общиной вышла за пределы Крыма. Это уже не тема Аксенова, Анюхіної, это даже уже не тема президента РФ. Она вышла за пределы. Причина такого пристального внимания международной общественности заключается в том, что в Крыму в грубой форме нарушаются религиозные свободы. Мы видим, что для Российской Федерации не существует законов. Она игнорирует все нормы морали. Складывается ощущение, что власти РФ не боится уже ни Бога, ни черта, потому что сами возомнили себя богами. Если [после обращения Комитета ООН по правам человека] решение о выселении из храма оставят в силе, это будет говорить о том, что для Российской Федерации не существует международных законов», ‒ подчеркнул председатель Крымской епархии. Он также добавил, что ситуация с храмом в Симферополе перечеркивает все попытки Владимира Путина предстать в глазах Саходу миротворцем и гуманистом после согласия на обмен удерживаемыми с Украиной. Складывается ощущение, что власти РФ не боится уже ни Бога, ни черта, потому что сами возомнили себя богами Климент

Крымский активист Андрей Щекун считает, что Москве придется пойти на выполнение требований ООН: «Это вопрос выполнения со стороны России международного гуманитарного законодательства. Если Россия проигнорирует этот вопрос – это значит, она игнорирует деятельность ООН, в состав которой сама входит. Фактически Комитет ООН по правам человека уже начал дело против Российской Федерации по поводу притеснений православных верующих украинской церкви в Крыму. Теперь России отводится шесть месяцев на то, чтобы предоставить объяснения в отношении требований, которые представлены комитетом».

По словам Галины Стрельченко, никто не знает, как будет дальше развиваться ситуация. Но после получения поддержки от международного сообщества члены общины «хотя бы немного успокоились, а до этого все без конца рыдали». Впрочем, пока что ни российский «глава» Крыма, ни «Министерство имущественных и земельных отношений Крыма», ни «служба судебных приставов» не отреагировали на просьбу Климента приостановить процесс выселения в связи с озвученной позицией Комитета ООН по правам человека. Редакция "Радио Свобода" направила запрос в «Минимущества Крыма» с просьбой прокомментировать ситуацию. На момент выхода материала ответ от российского ведомства не получили.

Сейчас община подала кассационную жалобу в суд в российской Калуге, прикрепив к ней полученные с ООН бумаги. Если и эта инстанция оставит решение о расторжении договора аренды без изменений, верующие готовы обратиться в Европейский суд по правам человека. Дело о кафедральный собор в Симферополе «Крымская епархия УПЦ КП против Российской Федерации», по словам архиепископа Климента, была открыта еще в 2017 году. Теперь же в случае необходимости она может быть дополнена новым пакетом документов. Удар в спину

Ситуация для общества ПЦУ в Крыму осложняется тем, что материковая Украина не признает Крым российским.

«Согласно законам Российской Федерации, нельзя зарегистрировать религиозную общину, центр которой находится за пределами России. Мы подали документы, чтобы здесь зарегистрировать независимую религиозную общину, украинскую православную приход. Это, конечно, противоречит нормам и правилам украинской церкви, потому что я как епископ ПЦУ не имею права регистрировать какие-то свои приходы. Но ситуация складывается таким образом, что это вынужденная мера для сохранения общины. И мое духовное руководство в Киеве позволило это», ‒ пояснил глава епархии.

Он вспоминает, что целых пять лет требовал от правительства принять, исходя из ситуации, сложившейся в Крыму, нормативные законодательные акты, которые бы регламентировали пребывание украинских православных верующих на непідконтрольній Киеву территории: «За пять лет они [киевские чиновники] ничего не сделали. После того, как я не получил никакой поддержки ни от президента страны, ни от правительства Владимира Гройсмана, ни от Министерства культуры, ни от департамента по делам религии, мы с общиной решили действовать самостоятельно. Ответственность за то, что я здесь делаю, лежит на тех, кто не принял необходимые законы».

Владыка надеется на то, что положение украинских верующих в Крыму улучшится при новом президенте Украины. Климент уже встречался с постпредом главы государства в АРК Антоном Кориневичем, и тот пообещал донести информацию о ситуации, в которой оказался приход ПЦУ, до Владимира Зеленского.

По мнению Андрея Щекуна, в епархии были серьезные основания для того, чтобы согласиться на регистрации в российском законодательном поле. Только так можно было спасти храм и украинскую церковную общину. «Потому что государственные чиновники нашей страны за пять лет не разработали ни одного правового механизма обеспечения прав и свобод религиозных общин на временно оккупированной территории, даже не удосужились предоставить юридическое сопровождение украинской церкви. Практически ничем не помогают и не обеспечивают возможность защищать церковь и ее имущество в украинском и международном правовом поле в связи с ситуацией, которая сложилась. Это очевидная проблема», ‒ указал активист. Страх и ненависть в Симферополе

Несмотря на то, что в Крыму подавляющее большинство православного населения посещает храмы Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), у прихода владыки Климента никогда не возникало конфликтов или споров с прихожанами «русской» церкви. Чего не скажешь о священнослужителей Московского патриархата: еще до событий 2014 года те всеми силами боролись против того, чтобы клирики УПЦ КП строили храмы и открывали приходы на территории полуострова. После аннексии к этой проблеме добавилось враждебное отношение со стороны власти. За это прихожане страдают от депрессии и находятся в постоянном страхе, сетует архиепископ.

Для прихода самым тяжелым был период 2014-2015 годов. «Никто не понимал, как будет и что будет. Еще была надежда, что Украина может быстро вернуться. Мы обсуждали юридические и бытовые проблемы, с которыми сталкивались представители общины. Потом, когда люди поняли, что ничего уже не изменится, большинство из них оказались в состоянии депрессии, подавленности. Это общее состояние Крыма. Потому что праздник быстро закончилось», ‒ отметил владыка. Для его паствы украинская церковь была отдушиной, «люди молились, общались, им было хорошо». Но теперь «неопределенность с храмом убивает еще больше, чем события 2014 года».

По мнению председателя Крымской епархии, российская власть Крыма пытается выжить с полуострова православных украинцев. Они не только претендуют на храм Святых Владимира и Ольги, но и фактически изъяли в одностороннем порядке участок земли в полгектара, которую в 2012 году выделили на улице Киевской в Симферополе под строительство нового кафедрального собора. После аннексии Крыма земельный надел не успели оформить по новым требованиям. Сначала участок собиралась прибрать к рукам Федеральная служба безопасности России, чтобы построить на этом месте жилые дома для сотрудников. Затем землю передали римо-католической общине, чтобы она могла построить там свой храм. А община ПЦУ осталась ни с чем.

«Стало сложно и психологически тяжело. У меня есть ощущение страха за сохранение общины, за то, чтобы не сорвались богослужения. Исходя из этого, ты просто не провоцируешь ситуацию. Когда есть чувство страха, то появляется инстинкт самосохранения. Поэтому мы стараемся действовать таким образом, чтобы не давать повода российской стороне применить ко мне или к моим священников задержание, арест, закрытие прихода», ‒ говорит архиепископ Климент.

Свой приход он называет одной большой семьей. Если эта семья потеряет свой дом (т. е. храм), для нее это будет катастрофой. А потому владыка и прихожане готовы до последнего бороться за церковь: «Сопротивление будет. Просто так никто из этого дома не уйдет. Если нужен еще скандал и фото-, видеокартинка для мира, как поступают с ПЦУ в Крыму, они этот материал получат».

Члены общины на каждой литургии молятся о мире и надеются, что до столкновений дело не дойдет. Потому что война надоела всем.

«Я русскоязычная, но хожу в этот храм, потому что болею душой за Украину, ‒ говорит Галина Стрельченко. ‒ И в России, и в Украине есть хорошие люди, которые хотят мира и благосостояния. Но нам приходится заниматься войной, а не молиться Богу и растить детей. Кто мог подумать, что такое станет возможным? Кому вообще это все надо?»