Мы в соцсетях. Подпишись!

Путь святого Иакова: история о тех, кто пешком идет через Испанию

 Путь святого Иакова: история о тех, кто пешком идет через Испанию
Оксана Наумчук

Как передать словами то ощущение, когда под ногами заканчивается асфальтированная дорога и начинается путь, который должен привести тебя к приключениям? Как рассказать о каждом человеке, которая появляется в самый нужный момент? Как понять, что толкает пройти «Камино» (путь святого Иакова – ред.)? Я попробую осознать и передать.

Когда я наконец начала писать этот текст, мне впервые со времени возвращения приснился Путь. Это была финишная прямая, словно в соревнованиях. В этот раз мы бежали. Бежали и плакали от эмоциональности момента. Было много людей, которые аплодировали нам и поддерживали. А в конце, вместе с «компостелою» (свидетельство о совершении паломничества – ред.), нам в подарок выдавали кроссовки. Я же расстроилась такому подарку, потому что в реальной жизни уже успела купить новые.

Моя встреча с Камино-де-Сантьяго началась с просмотра фильма «Путь». Пилигримы шутят, что все они делятся на два лагеря: тех, кто посмотрел фильм, и тех, кто прочитал книгу Пауло Коэльо. Я бы добавила еще отдельную большую группу корейцев, которые начинают идти, посмотрев телевизионное шоу о пілігримство.

Путь святого Иакова, или Камино де Сантьяго» – паломническая дорога к могиле апостола Иакова в испанском городе Сантьяго-де-Компостела, главная часть которой пролегает в Северной Испании. Известен с IX века. Первым известным паломником был епископ Годескальк (Готшальк) из Ле Пюи. Он совершил путешествие из Франции в Компостелу зимой 950-951 годов. Этот путь входит в число памятников всемирного наследия ЮНЕСКО. С начала 1980-х годов популярность маршрута непрерывно возрастает: так, если в 1978 году по нему прошли всего 13 человек, то в 2009-м – более 145 тысяч. Согласно официальной статистике, в 2005 году общество осуществило 11 украинцев, а уже в 2013-м – 143. В этом году на 2 августа уже было выдано 200 тысяч «компостел» (хотя не все пилигримы их получают, потому что не каждый хочет долго стоять в очереди). Чтобы получить «компостелу», необходимо пройти пешком последние 100 километров или проехать 200 километров на велосипеде. На протяжении маршрута пилигримы собирают печати в специальных паспортах-«креденсіях». Спят паломники преимущественно в «альберге» (приют для паломников, где за ночлег платят от 5 до 12 евро – ред.), в котором с собой обязательно надо иметь свой спальник. Питаются в барах по дороге, потому что для пилигримов существует специальное меню, которое состоит из двух основных блюд, хлеба, десерта или кофе и вина или воды (цена 8-10 евро).

В 2015 году Путь святого Иакова начался с Украины – первый участок имеет чуть более 100 километров длиной. Она соединяет Львов с пограничным переходом в селе Шегини. В будущем маршрут планируют продлить до Киева.

Я шагала из города Памплона в Сантьяго-де-Компостела. Маршрут длиной в 730 километров я преодолела за 23 дня. На этом теоретическую часть хочу завершить, несмотря на то, что информации о все малейшие детали и так невероятно много, истории о людях намного интереснее.

В жизни так важно видеть цель, понимать, для чего ты что-то делаешь. Иначе теряется мотивация.

Первые несколько дней у меня никто не спрашивал имени. Ко мне обращались: «Эй, Украина!». Первые несколько дней никто не интересовался, почему я начала идти. Я уже была подумала, что это одна из тех тем, на которые запрещено говорить. Но нет. Это вопрос прозвучал на третий день от итальянки Маргариты. Сама же она уже 7 лет живет в Голландии и исследует астрофизику. Хотя, кажется, на момент написания текста уже не работает. Девушка поняла, что это больше не ее мечта, бросила работу и собралась волонтерити в Красном кресте. «Камино» стал вот этим рубежом между старым и новым жизнью.

Каким был мой смысл? Когда-то я хотела стать журналисткой, но на 4-м курсе университета поняла, что больше не хочу. А вот куда идти дальше, я не поняла. Осознавать, что ты хочешь, никто никогда не учил. Я спряталась в волонтерстве в Польше, а после возвращения в Украину – в предложенной в Киеве работе. Я понимала, что мне нужен какой-то магический толчок, который поможет мне найти свой жизненный путь. Все указатели вели к тому, что «Камино» именно для того и существует. Нашла я дело своей жизни в конце пути? Нет. Но нашла вдохновение, которое в себе несет каждый из пилигримов. Привет, как твои мозоли?

Едва ли не первое новое слово на английском, которое я выучила после начала путешествия, стало слово «blister» – он же мозоль, волдырь, водянка и все подобные вещи, что вылезают на ступнях при долгом хождении в обуви. Мозолей у меня было немного, потому что шагала я в старых растоптанных кроссовках, однако специалисткой из лейкопластырей во всех аптеках района я таки стала.

Мозоли сближают людей. Очень легко начать разговор: «Буэн Камино! (традиционное приветствие) ты, как твои мозоли?». Вечерами люди дают советы об уничтожении водянок, делятся мазями и секретами. К секретам против водянок можно отнести две основные вещи: 1) натирать ноги вазелином; 2) держать стопы сухими, притрушивая их тальком. В обоих методах почему-то советуют надевать две пары носков. Многие носят специальные трекинговые носки. Я же проигнорировали все эти таинственно-магические манипуляции и только перед сном мазала стопы увлажняющим кремом, одновременно делая себе массаж.

Когда на 5-й день у меня начала болеть передняя часть правой голени, «Камино» свел меня с нужными именно в тот момент людьми. Один из них, 60-летний голландец Мартин, который вышел из дома 2 марта (встретились мы 4 мая). За время шествия он точно выучил, что надо делать при любом типе боли и повреждений. Второй – 59-летний профессиональный атлет из Франции. Своего настоящего имени он никому не говорит��, потому что он – местная звезда, и за ним охотятся журналисты. Это уже его 10-й «Камино». Самым быстрым стало прохождение 800 километров за 15 дней. На этот раз 800 километров «Камино франсез» (французская часть европейского пути паломников к святому Иакову – ред.) он преодолевал на роликовых лыжах. По его словам, он стал первым человеком в истории, который такое делает. Несмотря на свое спортивное настоящее и работу тренером на Олимпийских играх, он посоветовал мне менять обувь, хорошо розмасажувати ногу, натереть ее прогревающим кремом и походить в бандаже. На следующий день, прислушиваясь к его советам, я прошел 36 километров.

Того же 5-го дня я встретила еще одного человека, которая сыграла огромную роль в этом приключении, но пойму я это позже. Идти на уровне с пенсионерами

Надеюсь, вы заметили, возраст упомянутых в предыдущем блоке людей. Молодежи на «Камино франсез» этого мая было очень мало. А вот людей пенсионного возраста – много. Меня удивлял тот факт, что люди, выходя на пенсию, начинают активно путешествовать не только в американских фильмах, а и в реальной жизни. Старейшей женщиной, которую я встретила, стала 75-летняя австрийка.

Среди мужчин – это были друзья-американцы Ник и Кен. Одному 72, другому – 74. Они неспешно шагали бок о бок, с улыбкой заметив мой темп улитки того прохладного утра.

– Почему ты так медленно идешь? Еще и улыбаешься! – спросил кто-то из них.

– А я не спешу. Имею лишь одно-единственное задание на день – идти столько, сколько смогу, – ответила я.

Они приехали на «Камино» уже во второй раз. Первого раза у Кена появились проблемы с ногой, и они не смогли продолжить путь. Каким же было мое подивування, когда дней через 10 после пройденных мной рекордных 40 километров в день и похожих «чемпионских» вещей я снова встретила их в Леоне. «Не может этого быть! Они же такие медленные!» – убеждала себя я. Оказалось, что пройденное в прошлый раз участок в этом году они проехали автобусом, таким образом очень пришвидшившись. Мы договорились, что если встретимся еще раз, то выпьем вместе пива. Наверное, для этого мне придется лететь в Штаты. No vino – no Camino

14 марта этого года я твердо сказала себе, что я больше не пью. И я не пила даже, когда прилетела в Барселону. Но первого дня на «Камино» что-то поломалось.

Алкоголь во время паломничества становится неотъемлемой его частью. Мы почти каждый день шли мимо виноградники, пробовали вино из винного фонтана, пили его на обед и ужин как часть пілігримського меню. Некоторые даже специально задержался в хостеле Winederland в городке Логроньйо. Правда, позже я слышала жалобы, что идти с похмельем очень сложно.

«Камино» дает много уроков. Один из них – урок в знании меры. Мое паломничество продолжалось 23 дня. Обычно же «Камино франсез» проходят за месяц, но есть как длинные, так и короткие маршруты. В любом случае несколько недель ежедневного употребления алкоголя могут иметь свои последствия.

Но одним из приятных последствий есть новые простые откровенные знакомства. Так за бутылкой красного полусухого однажды вечером я познакомилась с супругами из Барбадоса. До того я жаловалась на то, что довольно часто слышу вопрос: «Украина? Извини, но где это?». Могу только представить, сколько раз такой вопрос в свой адрес услышали они. Эти мужчина и женщина стали первыми людьми с Барбадоса на «Камино»! Они рассказывали о карнавале, показывали свои фотографии в костюмах-купальниках, говорили, что то на них еще много одежды, отвечали на мои «умные» вопросы типа: могут ли чернокожие люди сгореть? Или выгорает на солнце волосы? А еще рассказали историю о потере желто-голубого браслета и его магическое возвращение назад, ибо все на пути знают, что единственные люди с Барбадоса – это они. «Сине-желтый браслет?» – удивилась я. Выяснилось, что флаг их страны имеет три вертикальные полоски: синюю, желтую и синюю – и еще и трезубец посередине!

Почти все альберге в 8 утра закрывают свои двери и говорят: «Буэн камино (Хорошего пути)!». День пилигрима начинается рано. Кто-то встает в 5, кто в 6, а кто-то пытается до последнего понежиться в постели.

6-го дня в Бургосе я познакомилась с итальянцем Джакомо. Он работает водителем автобуса и не слишком хорошо говорит по-английски, но это отнюдь не мешало ему весь вечер громко жаловаться на ужасную боль в ногах. Он планировал остаться в этом большом городе на день отдыха и восстановления. Поняв, что из развлечений в Бургосе есть только костелы и музей вина, он решил не оставаться, а пройти немного – километров 12. Следующего утра, пока я проснулась, его уже не было. В тот день он прошел на 4 километра больше меня. Мы следили друг за другом в інстаґрамі. И хотя «Камино» – это не соревнования, меня очень подталкивало желание его обогнать. Несколько дней я не могла этого сделать, и это очень меня раздражало. Когда же я это же сделала и вырвалась вперед, он начал называть меня Wonder Woman. Когда мы встретились в Сантьяго, я поняла, что это была глупость. Джакомо всю дорогу брал кучу обезболивающего.

На другой день меня ужасно раздражала «торбинкова» женщина. Перед тем, ночью около полуночи она решила перепаковать свой рюкзак. Почему чуть ли не каждая вещь была в отдельном пластиковом пакете, который разрывал тишину ночи своим шарудінням. Утром она проснулась первой в нашей комнате и продолжила шуршать. Целый день она переганяла меня, потом я ее лишь для того, чтобы не видеть ее впереди себя. В конце концов в один момент она подошла ко мне и попросила помочь положить бутылку в боковой карман рюкзака. Бутылка тоже была в целлофане. Когда я это сделала, она исчезла из поля моего зрения.

Я человек не религиозный, однако исследовать различные рел��гии мне интересно. Дружила с кришнаитами, была изгнана с территории православного храма за неправильный сарафан, первой моей любовью был парень, который утверждал, что он буддист, и вот – католический паломнический путь. Понятное дело, посещение вечерней мессы в костеле является важной его частью. В конце мес благословляли паломников, иногда дарили нательные крестики, а утром, когда мы отправлялись в дорогу, за нас молились. И есть что-то в этом красивое, эта великая сила поддержки.

Как я уже упоминала, 5-го дня я познакомилась с одним важным человеком. В следующий раз мы встретились через неделю, и тогда, за ужином и вином, мы наконец разговорились. 56-летний католический священник Штефан из Словении мечтал о пілігримство с 2005-го. В этом году братство, в котором он живет, поддержало его мечту и отправило его на «Камино». Кто-то подарил ему невероятно удобные сапоги, в которых он не натер ни одной мозоли, кто-то одолжил рюкзак, и даже шляпа была не его.

Путь свел меня со Штефаном тогда, когда испортилась погода и под дождем надо было лезть на гору. На горе мы зашли в тучу, которая пыталась нас сдуть ветром, а потом ласково пригревало солнышко, а потом опять дождь бил в лицо. В тот день мы прошли 34 километра.

– Штефане, если бы не ты, – призналась я вечером, – я бы остановилась 10 километров назад.

– Если бы не ты, я бы тоже столько не прошел, – с улыбкой ответил он.

Шаг-в-шаг мы дошли до Сантьяго. Порой мы шли вместе весь день, иногда мы договаривались о встрече в определенной точке и встречались уже там. У нас была одинаковая скорость и выносливость, нам было комфортно молчать и всегда было о чем поговорить. Мне нравилось, как красиво он пел во время молитвы. За те дни Штефан рассказал, как в 14 лет решил, что хочет жить в религиозном братстве, и ушел от родителей, как учился в Риме и во взрослом возрасте осваивал новые языки (он говорит на словенском, английском, немецком, итальянском, испанском, понимает польский и украинский). Последние 6 лет он занимал такую должность, благодаря которой объездил весь мир с визитами в различные братства. Как-то даже летел в кабине пилота, потому что часть команды самолета оказались его хорошими знакомыми. Мы говорили об отношениях в семье, об обидах, о любви, об ответственности. И все это было без поучений, без проповідувань. Для меня он стал неким символом абсолютной свободы – он не был привязан к месту, потому что всегда мог остановиться в братчиков в разных странах, он не переживал за отсутствие семьи, он имел поддержку, он не переживал за деньги, у него в жизни есть путеводная звезда – Бог.

– Что ты принесешь с собой из «Камино»? – спросил он в канун нашего прихода к Сантьяго.

– Смелость, – после минуты раздумий ответила я.

В Сантьяго меня ждало разочарование. Пилигримы растворились в толпе туристов, главный костел частично закрыт на реставрацию, месса для пилигримов происходила в другом меньшем костеле, в офисе на получение «компостели» надо было ждать в очереди несколько часов, и даже пілігримське меню в местных ресторанах там не найдешь. Во время мессы Штефан присоединился к священникам, оставив меня саму. Проповедь была на испанском, и я почти ничего не поняла, ведь изучены нужны для повседневности фразы на испанском в церкви не звучат. После мессы люди обнимались и фотографировались, я же наконец расплакалась. Расплакалась от всеохватывающего чувства одиночества.

Мыс Финистерре, или галисийском языке Фістерра, называют краем света. К нему из Сантьяго еще 80 километров. Там, возле маяка, есть указатель с цифрой «0 км». Как не крути, я не успевала дойти туда пешком, но не увидеть океан я не могла. Это должна быть первая наша встреча.

Сев в автобус, я поняла, что мои глаза просто не успевают сфокусироваться на картинке. Уже за полтора часа я выпрыгнула возле берега. На остановке сидел парень с табличкой «Я пилигрим из Польши. Помогите, кто сколько может». Оказалось, что до самолета у него осталось 20 дней и 7 евро в кармане. Увидев мои широкие штаны, в которых я прошла весь Путь, он посоветовал мне альберге. Это оказалось именно то место, которое мне было нужно: цветные комнаты, работники-волонтеры, совместный ужин в саду.

Океан – это сила. Мне говорили, что в нем не поплаваешь, и я не верила. Волны выбрасывают тебя на берег и накрывают холодом с головой. И все же самое красивое на мысе – это прогулки скалами, нависающими над вспененными волнами, и ежедневный сеанс захода солнца возле маяка. Путеводители пишут, что там пилигримы сжигают наиболее изношенные вещи. Огня я не видела, а вот помойку нашла. Дырявые кроссовки в нем и остались.

Когда я подошла к 0-му километру, по телу пробежали мурашки. Игра закончена, дальше некуда идти. И всех муравьев с меня прогнало супругов россиян. Я уже видела их в тот день и знала, откуда они. Один человек из Израиля попросил их сфотографировать его возле указателя. В знак благодарности он хотел дать им раковину.

– I want to give you a seashell from Israel, – повторял он, ища подарок в кармане.

– Представляешь, он с Сейшельских островов приехал! – с восторгом комментировал ситуацию жене муж.

Не удержавшись, и с улыбкой помог с переводом, я тоже получила ракушку из Израиля. Ракушка – символ пилигримов. Кто-то говорит, что центральная точка – это Бог (по другой версии – город Сантьяго-де-Компостела), а лучики – дороги, ведущие к нему. Как не крути, «Камино» для каждого становится путем познания себя и мира. Со временем начинаешь понимать, что каждая наша ежедневная дорога – это, хоть и не маркирован, но тоже «Камино», просто надо уметь его увидеть.