Мы в соцсетях. Подпишись!

В ОАСК сообщили о расследования по факту возможного незаконного вмешательства в его работу во время обысков

В ОАСК сообщили о расследования по факту возможного незаконного вмешательства в его работу во время обысков


В Окружном административном суде Киева сообщили, что Генеральная прокуратура начала досудебное расследование по факту возможного незаконного вмешательства в работу судей во время обысков 26-27 июля.

Это досудебное расследование начали по результатам рассмотрения заявления судей ОАСК Генпрокуратурой еще 2 августа, проинформировала сегодня пресс-служба суда. Расследование начато в уголовном производстве по факту возможного совершения незаконного вмешательства в деятельность судей ОАСК сотрудников Управления специальных расследований ГПУ и НАБУ при обыске в помещениях суда 26-27 июля, во время которого были изъяты дела относительно полномочий членов Высшей квалификационной комиссии судей Украины. Как говорится в письме Генпрокуратуры, которое цитируют в суде, досудебное расследование начато по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 376 Уголовного кодекса Украины (вмешательство в деятельность судебных органов, если они помешали предотвращению преступления или задержанию лица, его совершившего, или совершенное лицом с использованием своего служебного положения).

Во время упомянутых обысков сообщали, что, по данным следствия, председатель и некоторые судьи ОАСК «организовали вынесения заведомо неправосудных судебных решений и вмешались в деятельность судебных органов с целью создания искусственных препятствий в работе Высшей квалификационной комиссии судей Украины». Как заявили тогда в НАБУ, это происходило в несколько этапов, в частности, были искусственно инициированы подачи исков об отсутствии полномочий у некоторых членов ВККС и запрет им выполнять свои полномочия и организованно вынесения судебных решений об удовлетворении этих исков.

В ОАСК те следственные действия, которые осуществляли сотрудники НАБУ и Генпрокуратуры, уже тогда назвали давлением и «грубым неправомерным вмешательством» в работу суда.