Мы в соцсетях. Подпишись!

"Унылый триколор, увенчанный погребальным черным - это траурный креп в память о прошлой жизни", - бывшая дончанка

 "Унылый триколор, увенчанный погребальным черным - это траурный креп в память о прошлой жизни", - бывшая дончанка


О жизни в Донецке до и после оккупации рассказывает в своем блоге журналистка из Донецка Наталия Казеннова, которая сейчас живет в Киеве, передают Патриоты Украины:

"Дончане, вы ведь помните этот день? На излете горячего августа, когда чуть грустно, что лето прошло, впереди осень, школа, вуз, работа – обычная рутина в канун бесконечной серой зимы? Всегда хотелось схватить последнее воскресенье августа за хвост тусклого Млечного пути и остаться в нем навсегда. День праздника, день радости и безусловно наш день – действительно в Донецке найдется мало семей, чья жизнь не связана с шахтой.

Почти нет женщин, кто бы ни провожал мужа, отца, брата, сына в смену и не собирал культовый тормозок. Мало мужчин, чьи глаза никогда не были подведены стрелками из угольной пыли. А в белые воротничком всех без исключения навсегда въедалась серая полоска как напоминание о том, что Донецк – сердце угольного Донбасса.

Дончане, вы помните этот день, когда розы благоухали особенно сильно? Когда по улицам катилась беззаботная толпа, парк Щербакова был плен, и к вечеру кто-то разгоряченный гуляниями нырял с моста? Вы помните, как мы были счастливы в мирной стране? Вы помните, я знаю. Сегодня, где бы мы ни находились, каждый из нас ностальгирует по августовскому воскресенью, долгожданному и вечно ускользающему вместе с закатом белесого, будто уставшего от зноя солнца...

Сегодня, где бы мы ни находились, мы все равно там, где все окрашено в унылые триколоры, увенчанные погребальным черным – нет, это не символ края – уголь. Это траурный креп в память о прошлой жизни. Это слой чернозема над могилой мирному прошлому. Но в этом подземелье по-прежнему живут люди. Точнее, выживают.

Моя знакомая работает в медпункте одной из шахт. Недавно к ней привели бледного парня. Только устроился на работу, прошел учебку. И вот – впереди боевое крещение. Настоящая первая смена. Эму стало плохо в клети, и коллеги решили, что новичок испугался.

В медпункте измерили давление, поговорили с ним и выяснили, что он уже несколько дней ничего не ел! Он собирался спускаться в шахту голодным. Сам несколько месяцев без работы, мама тоже. Пресловутая гуманитарка семье не положена – в семье нет пенсионеров или инвалидов. От безысходности и нежелания идти в «ополченцы» молодой человек отправился на шахту и мог не подняться на-гора уже в первый рабочий день. Ослабленному организма не место на километровой глубине...

«Люди голодают, а они все в розочках, – вздыхает моя собеседница. – Что эти розы? Декорация...»

Декорация, маскирующая то, как выживает сегодняшний Донецк, объятый неназванной войной.

Сегодня Донецк празднует. Отрабатывает годами обкатанный сценарий с приветствиями, выставками, гуляниями, ритуальным концертом на площади Ленина. Наверняка будет много людей, и красивая картинка для пропагандистского ТВ. И никто, никто не расскажет о том, что на самом деле происходит за импровизированной «сценой» в театре абсурда, где в XXI веке, в Европе, умирают люди. Не только при обстрелах. От голода и безысходности".